Sostav.ru
21.01.2021 в 13:00

Вадим Лобов, «Синергия»: нас обвиняли в том, что мы секта

О коммерческих рисках, будущем высшего образования и о том, почему Тони Роббинс вряд ли снова приедет в Россию

3

Выступление Тони Роббинса в рамках форума «Синергии» не обсуждали разве что какие-нибудь таежные отшельники. Спорное качество организации мероприятия стало беспроигрышным предметом small talk наряду с обсуждениями погоды и послужило почвой для многочисленных мемов. А доброе имя бизнес-коуча на какое-то время стало нарицательным в негативной коннотации. В недавнем выпуске YouTube-шоу «Гительмания» основатель агентства R:TA Павел Гительман и президент «Синергии» Вадим Лобов поговорили о прошлом опыте организации бизнес-форумов, российском менталитете и будущем дистанционного образования.

«Слишком идеально, чтобы обвинять нас в гипнозе»

Когда топ-менеджмент компании планировал выступление Тони Роббинса, не была учтена специфика русского менталитета — подобный продукт плохо сочетается с нашими культурными кодами, отметил основатель и президент «Синергии» Вадим Лобов. По его словам, в России нет такой практики, когда спикер заряжает зал настолько, что 26 тыс. человек начинают вставать со своих мест и впадать в бурные пляски. «И это выглядит дико не только с экранов телевизоров и смартфонов, но даже изнутри. Тем не менее это действительно производит впечатление», — рассуждает Лобов.

Вадим Лобов:

Я нигде ни разу такого не видел. Та картинка, что была в «Олимпийском», — она слишком идеальна, чтобы обвинять нас в гипнозе, в использовании психотропных средств. А нас обвиняли в том, что мы секта, и когда я смотрел на это, действительно возникали подобные ассоциации из-за высочайшего уровня энергетики и вовлеченности зала в работу со спикером. Как это увидела пресса? Как будто мы новый Кашпировский. Как возможность интервенции на наши скрепы. И я понимаю, почему так произошло, и считаю, что это можно было предвидеть.

Президент «Синергии» считает, что приезд Тони Роббинса был ошибкой. В компании полагают, что мероприятие не удалось из-за того, что контент был рассчитан на более узкую аудиторию.

«Причем основная негативная реакция была от людей, которые не были на событии, а просто видели картинки, фотографии, съемки. И которые действительно выглядят странно, пугающе, даже угрожающе», — отметил президент «Синергии».

Падали, но поднимались: медийный удар и плата за риски

Цена ошибки была очень высокой, вспоминает Лобов. Это не просто репутационные риски, возникшие в интернете, — это обвал продаж. События, организуемые «Синергией», на долгое время остановились. Даже более консервативные программы MBA, семинары и тренинги встали на паузу. То есть уровень медийного удара был очень серьезный. Многие поговаривали, что это было последнее событие, и «Синергия» закроется.

Вадим Лобов:

Медийные удары, которые мы получили, и потери, которые мы понесли, — они колоссальные. И это мой предпринимательский риск. Я плачу за сделанную мной ошибку. Любой предприниматель должен быть готов к тому, чтобы заплатить за свои риски. Человечество еще не придумало другого пути для развития, кроме как падать, вставать и делать выводы. Я думаю, что мои самые большие ошибки, как и победы, еще впереди.

Шутки шутками, репутация репутацией, но что по фактам? По словам одного из бывших студентов, ныне директора коммерческого департамента университета, «Синергия» была одним из немногих мест, предоставлявших возможность и учиться, и работать. «Это позволило мне, на тот момент шестнадцатилетнему юноше, перебраться в Москву без какой-либо финансовой возможности — родители не могли обеспечить мне жизнь в столице, а «Синергия» дала возможность и обучаться, и начать трудовую практику», — вспоминает он.

«Тони Роббинс больше никогда не приедет в Россию. Это был первый и последний раз»

В октябре 2018 года, сразу после визита Тони Роббинса в Москву, «Синергия» объявила о том, что собирается привезти его вновь — наряду с медийными атаками, где компанию обвиняли в тиражировании стиля Кашпировского и в том, что американский коуч якобы зомбирует население, бизнес-школа получила десятки тысяч запросов на предмет того, когда будет следующее событие.

С Роббинсом подписали контракт, вслед за чем забронировали «Газпром-арену», но «осмыслив репутационные, кармические и коммерческие риски», в феврале 2019 года отменили форум, о чем оповестили его несостоявшихся участников, еще больше раззадорив СМИ.

Вадим Лобов:

У нас есть определенное воспитание, культура. И несколько «протестантский» тип передачи контента не воспринимается нами. Но я уверен, что и сегодня ни одна организация, кроме «Синергии», такой шаг не сделает. И мы тоже не сделаем. Я думаю, что Тони Роббинс больше никогда не приедет в Россию. Это был первый и последний раз.

В августе 2019 года некоторые СМИ стали распространять фейковые новости о том, что счета «Синергии» заблокированы. Во время очередного Synergy Business Regatta близ Средиземного моря Вадим Лобов получил тревожный звонок от PR-директора — тот оповестил президента компании о том, что по медиа разлетелась новость о якобы заблокированных счетах. Тут же Лобову начали звонить журналисты разных изданий с просьбой дать комментарий.

Вадим Лобов:

Я комментирую, что это фейк. Параллельно мы делаем запрос в налоговую, чтобы она дала официальную справку о том, что ничего не блокируется, налоговая дает нам эту справку. Мы ее рассылаем во все СМИ, и к вечеру того же дня практически все медиа, утром издавшие вышеупомянутый фейк, дали опровержение, но это уже никому не было интересно — потому что было интересно, что «заблокировали». Это фейк в чистом виде, это легко проверяется. Есть фактическая информация с сайта налоговой, где указано, что никакие счета университета не блокировались. Ни в этот день, ни за месяц, ни за неделю.

Почему так вышло? Как отметил управляющий партнер компании, бытует мнение, что «Синергия» хорошо разбирается в маркетинге и «активно шумит», но, например, информации о том, что 50% преподавателей вуза — практики, даже нет на сайте. По словам Лобова, надо разделять компетенции в области маркетинга и PR. «Действительно, мы немного разбираемся в маркетинге, особенно в digital, но PR никогда не был нашей сильной стороной», — признается он. Компания лишь сейчас начинает делать первые шаги в этом направлении, чтобы правильно позиционировать свой бренд.

Вадим Лобов:

В целом же моя задача — чтобы все дисциплины профессионального толка читали только практики. В каждом учебном плане есть сугубо академические предметы, но основу составляют сегодня по стандартам. У каждого вуза есть возможность добавлять профессиональные дисциплины, и задача, прописанная в нашей стратегии, — чтобы у нас 100% профдисциплин читали практики. Мы движемся именно к этому.

Управляющий партнер КГ Strong Дмитрий Сендеров отметил, что президент «Синергии» все время живет в состоянии такого информационного прессинга, потому что в нашей в стране не очень любят успешных людей, у которых что-то получается, и он постоянно открыт под огнем критики. По его словам, что бы ты ни сделал, всегда найдется кто-то, кому это не понравится.

Дмитрий Сендеров, управляющий партнер КГ Strong:

Как мы знаем, всем нравится только стодолларовая бумажка, и я вспоминаю историю с Тони Роббинсом, когда со всех сторон звучала критика и только ленивый не бросал камень в его огород, но тем не менее Вадим и его команда смогли преодолеть и это и уверенно идти вперед. В этом тоже есть сила любого руководителя — в умении преодолевать такие препятствия, хотя я думаю, что внутри, безусловно, он переживал эту ситуацию.

Кадровая политика

Возможность персонального тотального контроля за своим предприятием — это иллюзорность, уверен Лобов. На данный момент в «Синергии» работают свыше 3,5 тыс. человек. Это, конечно же, не супермного, но уже и не столько, чтобы можно было визуально контролировать каждого, смотреть, чем занимается каждый из них — быть в роли «большого брата» для такого количества людей уже невозможно, рассуждает основатель университета.

«У меня те же 24 часа, что и у остальных, и я должен потратить их на то, что даст наибольший эффект. Я за микроменеджмент и за то, чтобы люди были в материале, чтобы они не были пустотелыми», — справедливо заметил Лобов.

Вадим Лобов:

Чтобы в процессе подготовки доклада они могли ответить мне на любой вопрос — прокомментировать любую цифру, знать, в какой фазе находится проект. Я против людей, которые приходят и рассказывают, мол, этим занимается мой сотрудник, я сейчас у него спрошу. Я хочу понимать, что происходит. При этом есть участки, где я не глубоко в материале, где при необходимости поднять какую-то информацию нужно звонить и что-то уточнять. Но там должен быть человек, который мне тут же ответит на вопрос по цифрам, по фактам, по ситуации в целом, чтобы я мог дать ту или иную информацию.

С точки зрения принятия каких-либо решений фактор № 1 для «Синергии» — это люди, поскольку команда, управляющая бизнесом в российских реалиях, — это ключевой аспект. Если говорить о западных компаниях, где есть простор для структурных экспериментов, компания в любом случае будет так же «ехать», считает Лобов. «У нас не так. Ты убрал трех человек — и все, компания упала», — добавил он.

Госконтракты, дистанционное обучение и звездные спикеры

Университет не распыляется на всевозможные госзакупки: в основном это проекты, связанные с популяризацией предпринимательства, в частности, с проведением образовательных программ для начинающих бизнесменов. Во многом это продолжение деятельности компании на b2b- и b2c-рынках. Лучше пусть «Синергия», действительно компетентная в этих вопросах, будет нести свой опыт в массы, чем это будут делать «какие-то ноунейм-компании без сайтов», заявил Лобов. «Я сталкивался с примером, когда в одном из регионов по программе «Бизнес-акселерация» победила компания, занимающаяся производством стендовых конструкций. Это нормально? Нет, это ненормально», — считает он.

Основываясь на всевозможных изученных трендах и с полным осознанием долговечности онлайн-образования, вуз в числе первых внедрил систему дистанционного обучения, сразу начав развивать ее в непривычном для образовательного рынка ключе. За что опять же подвергся массовому троллингу в начале 10-х годов. «Критики было очень много, куда больше, чем по поводу Тони Роббинса. Сегодня об этом уже никто не говорит, поскольку стало очевидно, что онлайн — это наше все», — вспоминает Лобов.

Вадим Лобов:

Думаю, структурирование рынка будет идти в сторону профессионального образования. На первое место будут выходить короткие программы — год, два, три… Сегодня мы наблюдаем, что этот сегмент растет более динамично — это подтверждается опытом таких игроков, как Skillbox и Geekbrain. Они показывают более высокие темпы роста, потому что востребованность на узкопрофильные специальности возвращается. Рынок сильно меняется, людям чаще нужна переподготовка, повышение квалификации.

Чему может научить Майк Тайсон предпринимателя? Это самый часто задаваемый «Синергии» вопрос. Многих и впрямь интересует, почему вуз приглашает для бизнес-коучинга таких людей, как Арнольд Шварцнеггер и других. Есть профессионалы в своем деле — финансисты, менеджеры, предприниматели. А есть люди настолько амбициозные, дерзнувшие не просто поставить перед собой гипербольшие цели, но и достичь их, рассуждает Лобов.

«Как говорил Мохаммед Али, чемпионами становятся не на ринге и не в тренировочных залах — чемпионами становятся в своей голове. Когда ты взаимодействуешь с человеком, добившимся феноменальных успехов в своем виде деятельности, ты невольно становишься чуточку сильнее. Ты больше веришь в себя, когда на расстоянии вытянутой руки от тебя человек-легенда», — подытожил президент «Синергии».

Обсудить с другими читателями:
Ваш браузер устарел
На сайте Sostav.ru используются технологии, которые не доступны в вашем браузере, в связи с чем страница может отображаться некорректно.
Чтобы страница отображалась корректно, обновите ваш браузер.
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта. Добавьте сайт www.sostav.ru в белый список.