Медиатренды
с Андреем
Мирошниченко

Видео-пузырь: страсть к видео может плохо кончиться

В 2015 году американцы смотрели 61 минуту цифрового видео в день. Экстраполяция роста за 2016 год предвещает, что в 2019 году они будут смотреть 81 минуту. Время потребления газет за этот же период, как ожидается, упадет с 16 минут до 13 минут, свидетельствует Bloomberg. Так что разворот СМИ от текстов к видео выглядит закономерным. Крупные онлайн-медиа отказываются от пишущих редакторов и авторов, беря взамен мультимедийных журналистов и увеличивая долю видео в ущерб тексту.

Однако вопрос заключается в том, сможет ли очевидный рост видеопотребления принести выгоды именно СМИ. Ни аудиторные, ни финансовые результаты пока не подтверждают перспектив этого разворота. Появились даже подозрения, что поворот к видео привел к сокращению аудиторий некоторых особо ретивых СМИ. Впрочем, данные могут быть связаны с нестыковкой метрик, отслеживающих просмотры видео и текстовых страниц. В любом случае, бума просмотров в СМИ благодаря видео точно пока не случилось.

Эксперты ведущей аналитической компании eMarketer и подавно считают тенденцию тревожной. Ведь редакции бросаются в бурный поток безо всякого понимания, какую долю растущего видеопотребления смогут получить именно они. Общий рост видеопотребления вовсе не означает роста потребления видеоновостей. СМИ, конечно, могут выступить и на поляне funny video, но это не совсем их бизнес. Или они перестанут быть СМИ. 

Больше того, исследования Pew Research Center подтверждают, что даже молодые американцы предпочитают новости читать, а не смотреть. И в самом деле: просканировать ленту анонсов выходит гораздо быстрее, чем посмотреть видеосюжет на скучную тему. Так что видео – это хорошо, но хорошо ли это для СМИ?

Другой признак вероятного видео-пузыря содержится в мотивах редакций. Они переходят на видео не столько потому, что этого хочет аудитория (аудитория вовсе не хочет видеожурналистики, вообще-то), сколько потому, что ожидают перехода в видеоформат рекламодателей. Рекламные деньги, действительно, идут в видео. Но как-то больше на другие платформы, не в СМИ.

В то же время, есть примеры медийного успеха, связанного с переносом акцентов на видео. Например, издательский дом Vice Media начинал как журнал, а теперь делает телепрограммы для HBO, получив на телепроизводство 450 миллионов инвестиций. После такого рывка, став почти телекомпанией, Vice оценивается теперь в 5,7 миллиардов. Это в два раза больше, чем New York Times. 

Первые, как всегда, получают много. Что не гарантирует успеха последующим. Да и для Vice это еще не прибыль, а рыночная оценка. Так что видео-гонка редакций имеет признаки как золотой лихорадки, так и надувающегося пузыря.