Медиатренды
с Андреем
Мирошниченко

Руперт Мердок вступил в схватку с Google и Facebook

Консервативный 86-летний медиа-могул Руперт Мердок, которого в отрасли и политических элитах считают чуть ли не злодеем, может неожиданно оказаться защитником обездоленных, то есть СМИ, против засилья Google и Facebook.

Вероятно, из-за возраста владельца, его медиа-империя не очень славится инновациями. Самой передовой технологией, которую применяли издания Мердока, остается телефонная прослушка, иронизирует BuzzFeed, намекая на давний скандал с британскими таблоидами Мердока, которые нелегально добывали телефонные переговоры, касающиеся членов парламента и даже королевской семьи.

В плане технологий Мердок прославился еще тем, что в 2010 году запустил самый масштабный газетоподобный проект в виде iPad-приложения, когда это казалось перспективным. Угрохав за год около 82 млн долларов, News Corp проект также быстро закрыла. В общем, империя Мердока не стала лидером в оцифровке СМИ. Зато сам магнат неожиданно стал лидером журналистского сопротивления.

Собственно, противостояние было всегда. Но в нынешнем году складываются особенно благоприятные для старых СМИ политические условия. Примерно с весны западная политическая тусовка обсуждает роль Facebook и Google в победе Трампа. Русские тролли, боты и проплаченные русскими рекламные объявления на цифровых платформах будто бы как-то повлияли на решение 60 миллионов американцев проголосовать за Трампа.

С русских — как с гуся вода. А вот Google и Facebook очень удачно оказались виноватыми, до которых можно дотянуться. Их попустительство и вредоносность среды в целом уже стали горячей политической темой. Дальше дело техники — старым СМИ нужно раздуть нападки на лидеров цифрового бизнеса.

Дело уже дошло до слушаний в американском конгрессе. Европейские правительства тоже посматривают на цифровые платформы с опаской. Если удастся ввести какие-то новые нормативы регулирования, то потом это регулирование можно использовать для защиты демократических институтов, одним из которых всегда были СМИ.

Похоже, именно такая стратегия взята на вооружение Мердоком в тот момент, когда Google и Fаcebook, наконец-то, оказались уязвимы для политических разбирательств. У Мердока огромный опыт политического использования своих СМИ и своих связей в Вашингтоне. Так что газетный мир смотрит на магната теперь с симпатией и надеждой.