Sostav.ru - Маркетинг Реклама PR
Текст Видео Принты Блоги
Сотка
Медиа|Реклама|Брендинг|Маркетинг|Бизнес|Политика и экономика|Социум|Фестивали|Бизнес-блоги 

Версия для печати

Контрольная для мяса

"Диоксиновый скандал" в Германии подорвал репутацию самой совершенной контрольной системы в мире. "Огонек" попытался выяснить, как поставлена система контроля производителей мяса в Германии и есть ли угроза для российских потребителей

Пожалуй, сегодня нет более ненавистного человека в Германии, чем Зигфрид Зиверт — генеральный директор химического концерна Harles und Jentzsch и главный фигурант "диоксинового скандала", благодаря которому тысячи фермерских хозяйств страны оказались на грани разорения. Как установило расследование санитарной службы Министерства сельского хозяйства, питания и защиты потребителей (BMELV), именно Зиверт ради экономии приказал использовать для производства комбикормов дешевые технические жировые кислоты, которые обычно применяются в процессе изготовления машинного масла и биотоплива (концерн также выпускает продукты для автомобилистов). В итоге этой нехитрой операции себестоимость комбикормов снизилась почти в два раза, но сами корма оказались вредными из-за высокого уровня содержания токсичных веществ, в том числе и диоксина — ядовитого вещества, которое может привести к поражениям иммунной и нервной систем.

Диоксиновая паника
К счастью, первыми жертвами Зигфрида Зиверта стали не люди, а птицы и животные, нахватавшиеся вредных комбикормов. Сначала "диоксиновый след" обнаружился в куриных яйцах в Саксонии и Вестфалии, и для Германии, где качество продуктов питания давно стало национальной идеей и фетишем, это оказалось настоящим шоком. Диоксин стал главной темой СМИ, эксперты призывали отказаться от употребления яиц (хотя, как говорят врачи, для того, чтобы набрать критическую дозу диоксина, требуется съесть на завтрак не менее десятка яиц). Затем диоксин обнаружился в свинине и молочных продуктах. Тут уж в стране началась настоящая паника, и правительство было вынуждено пойти на самые решительные меры. Все склады компании Harles und Jentzsch были опечатаны полицией, санитарные врачи закрыли около 5 тысяч ферм, которые могли получить отравленные корма, а птицефабрикам пришлось уничтожить несколько тысяч кур. Скандал нанес ощутимый удар по немецким производителям сельхозпродукции и на мировом рынке: так, Южная Корея и Словакия уже запретили ввоз немецких продуктов, призывы ограничить импорт свинины прозвучали из Нидерландов и Великобритании. О планах усиления контроля качества немецких продуктов заявил и Роспотребнадзор, а ведь Россия — один из самых важных экспортеров немецкой свинины и говядины (так, из общего ежегодного объема российского импорта охлажденной свинины в размере 500 тысяч тонн на Германию приходится примерно половина — 268 тысяч тонн.)

— Ущерб от скандала исчисляется миллионами евро,— заявил глава Ассоциации немецких фермеров Хельмут Борн в интервью газете Tagesspiegel.— И в первую очередь пострадали фермеры, которые даже не подозревали, что покупали отравленные комбикорма. Мы настаиваем, чтобы недобросовестные производители кормов понесли самую суровую ответственность и оплатили бы все убытки.

С ним согласны и тысячи простых фермеров, которые в отчаянии забрасывают Зиверта анонимными письмами с угрозами расправы. Впрочем, у фермеров есть вопросы и к службе ветеринарного контроля Германии. Дело в том, что первый сигнал об использовании технического жира для производства кормов был получен еще в марте 2010 года, тогда же анализ проб, взятых частной лабораторией, показал, что в продукции Harles und Jentzsch содержалось вдвое больше токсичного вещества, чем допустимо нормами. Однако официальные надзорные органы обратили внимание на эти сигналы только к концу декабря. Почему же самая совершенная в мире система контроля качества продуктов питания вдруг дала такой сбой?

Ставка на чиновников
Современные немецкие мясокомбинаты напоминают высокотехнологичные сборочные цеха компьютерных или автомобильных корпораций: главная роль на бойне давно уже перешла от мясников к гигантским роботизированным лапам-манипуляторам. Все предельно технологично: сначала свиней усыпляют при помощи углекислого газа, потом забойщик втыкает в горло животного острый как бритва наконечник гибкого шланга — кровоотсос. Две-три секунды, и мощный насос выкачивает из хрюшки всю кровь, смерть наступает мгновенно и безболезненно, а далее тушку подхватывают и несут по конвейеру роботы-манипуляторы, снабженные разнообразными циркулярными пилами и резаками. За работой механизмов внимательно следят люди в белых комбинезонах и защитных масках.

— Каждую смену на нашем конвейере работает до 30 санитарных врачей в ранге государственных служащих,— говорит Эгберт Клоккерс, один из топ-менеджеров этой роботизированной бойни мясоперерабатывающей компании Westfleisch в городке Косфельд.— У них самые широкие полномочия, и если им какое-то животное не понравилось, они могут в любую секунду снять его с конвейера.

Под контролем ветеринарных чиновников находится весь производственный цикл — от забоя животных до отгрузки в магазины запаянных в пластик кусков вырезки. Одни чиновники наблюдают за поведением рабочих на разделочном конвейере, другие отбирают образцы биоматериалов для самых разнообразных экспертиз, третьи же сами контролируют деятельность своих коллег. Причем, чтобы исключить саму возможность сговора между чиновниками, практически каждый день на комбинат приезжают "внеплановые" проверки, когда проверяющих ветврачей проверяют врачи из других регионов.

— То есть,— уточняю я,— над вами стоит целая армия проверяющих чиновников...

— Да, именно на них мы и тратим большую часть своих налогов,— усмехается Эгберт Клоккерс.— Но что же поделаешь?!

Немцы, желая победить коррупцию и беззаконие, придумали свое универсальное ноу-хау: громоздкий чиновничий аппарат со множеством проверяющих инстанций и бездной инструкций, в которых детально расписана "система контрольных критических пунктов" — от предельно допустимых норм содержания всех химических элементов и до внешнего вида сотрудников и правил поведения на рабочем месте. К примеру, сотрудникам запрещено приходить на работу в кроссовках белого цвета, чтобы на территории завода, где разрешено ходить только в белой обуви, сразу можно было бы выявить нарушителя режима. Каждая бригада имеет свой цвет фартуков и специальных шапочек — так службе безопасности легче работать. Одновременно вводится и принцип коллективной ответственности — по национальному признаку. Так, бригада рабочих из Венгрии на разделочном конвейере полуфабрикатов носит только желтые фартуки. Румыны на линии обвалки — красные фартуки, болгары — синие, поляки — зеленые. Каждый шаг отслеживается при помощи датчиков и телекамер.

Кажется, что соблюдать все эти правила настолько немыслимо, что без уговоров "закрыть глаза на инструкции" не обходится ни одна проверка. Но проверяющих столько, что предпринимателям легче научить своих сотрудников соблюдать все пункты правил, чем пытаться кого-то подкупить или задобрить. Так из-под палки и достигается пресловутое "немецкое качество".

Другое дело, что подобную плотность контроля можно достичь лишь на мясоперерабатывающих предприятиях, а вот в сельском хозяйстве ситуация иная.

— Только за прошлый год в Германии ветеринарные службы провели более 15 тысяч проверок предприятий, производящих кормовые средства,— говорит ветеринар Анке Шредер, глава экспортного "российского" отдела Ветеринарного контроля при BMELV.— Причем только в 80 случаях, или в 0,3 процента случаев от общего числа взятых на анализ проб, было выявлено превышение норм содержания таких вредных веществ, как хлорированные углеводороды, тяжелые металлы, диоксин и диоксиноподобные соединения.

Казалось бы, цифры проверок впечатляют. Но в том-то и дело, что фермерский бизнес в Германии — семейный. Это в России благодаря советской традиции действуют огромные свиноводческие комплексы, а вот немецкие свинофермы совсем небольшие, часто их обслуживают члены одной семьи. И таких ферм — тысячи и тысячи (к примеру, только одна бойня Westfleisch ежедневно обслуживает более 250 фермеров со всей округи, которые ежедневно поставляют до 9 тысяч свиней). Так что, как считают немецкие чиновники, ветеринарный контроль деятельности фермеров осуществляется лишь эпизодически. Так, по данным Союза контролеров продуктов питания, сейчас на всю Германию работают всего около 2500 контролеров, и чтобы обеспечить более или менее приемлемый уровень проверок, штат необходимо увеличить как минимум на 1500 человек.

Немецкий характер
Еще один нюанс: традиционный немецкий характер фермеров, не терпящих никакого вмешательства посторонних в свое хозяйство.

— Я не сторонник социалистических методов в экономике,— говорит барон Константин Геереман фон Зуйдтвик, хозяин фермерского хозяйства и бывший председатель немецкого Союза фермеров.— Сельское хозяйство в Германии основано на простом, но эффективном принципе цепочки: если ее тянешь, все звенья тащат друг друга и цепочка работает. Но стоит надавить на нее извне, как сцепка ослабевает и вся цепочка распадается. Поэтому мы не можем отдавать слишком много полномочий государственным органам.

Тем более фермеры не любят, когда кто-то вмешивается в такие тонкости, как кормление животных.

— Расход и состав кормов — одна из главных технологий бизнеса,— объяснил корреспонденту "Огонька" фермер Вилли Петерс, владелец откормочного предприятия в городке Эмсте.— Весь секрет в том, чтобы рассчитать их максимально результативно, чтобы обеспечить наибольший прирост веса в минимально короткие сроки и при максимально низких затратах.

Поэтому процесс откорма поросят предельно компьютеризирован: каждый поросенок на ферме получает персональную серьгу-чип, данные с которого считывают датчики на кормушке. В итоге каждая свинья получает именно тот состав корма из смеси картофеля и кукурузы и в том количестве, который рассчитан именно на ее параметры — возраст, вес, жирность. Понятно, что свиные "диеты" без комбикормов не обходятся, но их количество и состав каждый фермер держит в секрете. Интересно, что сам Вилли Петерс достигает хороших результатов лишь путем внедрения передовых технологий. На своей земле он выращивает картофель и кукурузу, которые идут на корм поросятам (излишки картофеля он продает производителям чипсов). Навоз и излишки кукурузы идут на производство метана для собственной электростанции, а лишнюю электроэнергию он продает соседям. Но вот менее продвинутые фермеры достигают экономии как раз за счет дешевых комбикормов.

Так что задача контроля качества за фермерской продукцией часто ложится на плечи самих переработчиков мяса. Так, как утверждает Эгберт Клоккерс из Westfleisch, компания при первых признаках "диоксиновой паники" сама и без каких-либо инструкций сверху инициировала проверку мяса от поставщиков на диоксин и на все возможные химические примеси.

— Сегодня мы требуем декларации от поставщиков, что их животные не питались зараженным кормом. Все животные, в мясе которых было зафиксировано превышение нормы содержания вредных веществ, были забиты и их мясо утилизировано.

Другие их коллеги уже разослали своим поставщикам официальные предупреждения, что до окончательного разрешения ситуации будет заморожен прием свиней на переработку от всех "подозрительных" поставщиков, которые имели хотя бы малейшую возможность накормить свинок кормом с техническим жиром. Впрочем, фермеры не ропщут, понимая, что в данной ситуации лучше спокойно переждать массовую панику.

Рецепты счастья
Нечаянными жертвами паники стали и коллеги Зигфрида Зиверта по химической индустрии — уже сегодня в Германии раздаются призывы к принятию нового закона, запрещающего производителям биотоплива готовить корма для животных. И наоборот, производителям комбикормов будет запрещено заниматься производством и продажей технических жиров, дабы исключить даже случайное их попадание в корма. И если этот закон будет принят, десяткам фирм придется "почковаться" на несколько частей.

Еще одно немецкое ноу-хау основано на принципе пряника: правительству предлагается разработать систему поощрения фермеров, которые добровольно отказываются от каких-либо синтетических кормов. К примеру, одна из крупнейших мясных компаний Германии уже запустила собственную программу "Счастливая свинья": отныне потребителям гарантируется, что мясо или сосиски определенных сортов будут готовиться только из мяса тех животных, которые прожили счастливую жизнь. Ветеринары даже разработали 16 критериев "животного счастья": отсутствие серьезных травм, которое обеспечивается содержанием в удобном загоне с 2,5 кв. м личного пространства, свежим воздухом и хорошим освещением. Ну и, конечно, отличным кормом без каких-либо синтетических добавок.

Программа уже запущена, и многие немцы оказались согласны платить больше денег за продукты от "Счастливой свиньи", чем подвергать себя лишнему риску. Впрочем, сможет ли сознательность немцев оказаться более эффективным средством, чем государственный контроль, еще никому точно не известно.

Владимир Тихомиров

Огонек
21.01.2011



По низким ценам услуги самосвалов
Медиа Gazeta.ru припрятала «g» Издание убрало из «шапки» спорный логотип от Студии Лебедева
Интервью Елена Чувахина: Мы будем растить свои кадры Глава российского офиса FITCH о планах развития агентства в регионе
Реклама и Маркетинг RTB готовит наступление Технология к 2015 году займет 18% российского рынка интернет-рекламы
Медиа Россия в хвосте digital-лидеров ZenithOptimedia оценила крупнейшие рынки новых медиа
Реклама и Маркетинг В Россию с любовью Культовый бренд "Love is" лицензировали на российском рынке
Медиа Новостные сайты теряют аудиторию Послевыборный спад сказался на политических и бизнес-СМИ
Медиа Обнародован Единый Рейтинг веб-студий В первой тройке - Студия Артемия Лебедева, Actis Wunderman и ADV/web-engineering
Бизнес и Политика Авторы Angry Birds заработают на России Rovio рассказала о планах экспансии рынка через парки и брендированную продукцию

© Состав.ру 1998-2016, фирменный стиль Depot WPF

тел/факс: +7 (495) 225 1331 адрес: 109004, Москва, Пестовский пер., д. 16, стр. 2

При использовании материалов портала ссылка на Sostav.ru обязательна!
Администрация Sostav.ru просит Вас сообщать о всех замеченных технических неполадках на E-mail
  Рассылка 'Sostav.ru - ежедневные новости маркетинга, рекламы и PR.'   Rambler's Top100         Словарь маркетинговых терминов