Sostav.ru - Маркетинг Реклама PR
Текст Видео Принты Блоги
Сотка
Медиа|Реклама|Брендинг|Маркетинг|Бизнес|Политика и экономика|Социум|Фестивали|Бизнес-блоги 

Версия для печати

Кино плодово-выгодное

Зритель, стоящий сегодня в очереди в кассу кинотеатра, напоминает участника выборов у урны для голосования. Ведь именно от него зависит исход главной интриги 2011 года — помогут ли новые меры государственной поддержки превратить отечественный кинематограф в самостоятельную отрасль экономики

Под контролем Большого брата
Наступивший 2011-й наверняка попадет в историю российского кино — это год, когда вошел в полноценную рабочую фазу эксперимент с новой системой государственной поддержки отечественного кинопроизводителя. После долгих дебатов бюджет в размере 2,86 млрд руб. было решено передать для дальнейшего распределения в Фонд социальной и экономической поддержки отечественного кинематографа (Фонд кино). Весьма знаменательно, что Сергей Толстиков, назначенный главой этого фонда, сам к съемкам кино никакого отношения никогда не имел, зато, по некоторым данным, пользуется особым доверием премьера Путина. Основным мотивом здесь была ставшая уже очевидной невозможность выделять госсредства на кинопроекты, полностью руководствуясь ФЗ-94 "О госзакупках", как это было предписано.

Максимально формализованный тендерный подход в мире искусства не работал. В качестве более жизнеспособной альтернативы в правительстве рассматривалось два варианта: распределять деньги все-таки по системе открытых конкурсов, хотя и не ограниченных положениями ФЗ-94, или же выбирать получателей госпомощи вообще без конкурса, фактически по усмотрению ответственных чиновников. В итоге победил второй вариант: попечительский совет Фонда кино принял решение распределить полагающиеся на поддержку съемок игрового полнометражного коммерческого кино 2 млрд между восемью кинокомпаниями — лидерами российского рынка кинопроизводства.

Для выбора лидеров использовали результаты специального исследования, проведенного компанией Movie Research. Буквально сразу после оглашения первой восьмерки рейтинга компаний начался скандал: одни (например, президент Гильдии продюсеров Ренат Давлетьяров) высказали глубокое недоумение, что рейтинг составлен без учета такого показателя, как рентабельность, иные же (в частности, продюсер Сергей Члиянц) обвинили компанию Movie Research в подтасовке результатов ради победы лояльных власти кинодеятелей. Ситуация действительно странная. К примеру, вошедшие в "восьмерку" "Три Тэ" Михалкова и "Арт Пикчерз" Бондарчука совсем недавно отметились громкими (и очень недешевыми) провалами — это "Утомленные солнцем-2" и "Обитаемый остров".

Первые выводы о правильности рейтинга и вообще жизнеспособности новой системы, как заявил на декабрьской пресс-конференции Сергей Толстиков, планируется сделать осенью 2011 года. Правда, кое-какая информация для размышления пошла уже сейчас: снятый при поддержке фонда и вышедший в прокат в декабре 2010 года фильм "Елки" уже собрал более $20 млн (весьма неплохой результат).

По словам заместителя исполнительного директора Фонда кино Дмитрия Руженцева, идея заключается в том, чтобы дать деньги компаниям, которые последние годы стабильно снимали востребованные зрителем фильмы: в этом случае есть уверенность, что выданный ими продукт не останется на полке.

На первый взгляд решение странное: зачем поддерживать тех, кто себя и так неплохо чувствует? Не лучше ли помочь подняться середнякам и тем самым пополнить число стабильных производителей? "Сегодня на российском рынке кинопроизводителей пласт середнячков как таковой отсутствует,— комментирует Дмитрий Руженцев.— При таком положении отсутствует и конкуренция. Соответственно, мы такую конкуренцию между лидерами сейчас инициируем. По итогам двухлетнего цикла мы будем менять состав "восьмерки" — заменять аутсайдеров независимо от их абсолютной эффективности на новые компании".

"Явным плюсом новой схемы является то, что компании-лидеры, получив большую господдержку, безусловно, оказались в центре внимания всей кинематографической общественности,— говорит продюсер Игорь Толстунов, чья кинокомпания "Профит" попала в пресловутую "восьмерку".— Мера ответственности возросла многократно. Раньше я отчитывался только перед самим собой и моей целью было снять более или менее успешное кино. Но сегодня я уже не могу себе позволить делать средние проекты".

Кстати, вполне возможно, что в новом году к субсидируемому фондом полнометражному игровому кино добавится полнометражная анимация. "Совсем недавно на экраны вышел наш мультфильм "Три богатыря и шамаханская царица" — это такое же кино, способное привлекать зрителя в кинотеатры. За первые десять дней проката он собрал больше $14 млн (431 100 603 руб.) и показал лучший результат среди всех новогодних релизов",— докладывает о своих успехах руководитель кинокомпании СТВ, продюсер Сергей Сельянов.

Разумеется, не вошедшие в "восьмерку" кинематографисты выражают недоумение, возмущение, а иные пытаются и бороться. В частности, юридическая компания "Правовой департамент" от имени некой продюсерской компании (имя клиента держится в секрете) подала жалобу в ФАС, где указала на признаки нарушения антимонопольного законодательства в действиях Фонда кино.


"Мейджорам придется прыгать выше собственной головы"
// АНАЛИТИК
Генеральный директор исследовательской компании Movie Research Олег Иванов полагает, что пока киноиндустрия живет вне экономики и что государство избаловало продюсеров.

Олег, вас обвиняют в ангажированности при составлении рейтинга. Почему именно вашей компании было поручено его сделать?

— Насколько я знаю, рейтинг сделать предлагали минимум четырем организациям, к примеру Минкульту, Гильдии продюсеров России. Но по факту наш рейтинг оказался единственным. Сделали, замечу, бесплатно. А насчет критики — она лишь эмоциональная, никаких конструктивных замечаний и указаний на ошибки я не слышал.

Что вы можете сказать о российском кино как отрасли экономики?

— Наша киноиндустрия живет вне экономики. Доходы отечественных фильмов ввиду малого количества залов не могут покрыть расходы продюсеров, необходимость дотаций вполне объяснима. В этих условиях игроком номер один выступает государство, и все развитие киноиндустрии у нас связано с его системными действиями.

К тому же отрасль абсолютно непрозрачна. Например, нам неизвестна рентабельность кинокомпаний — ничем, кроме как собственными словами, уровень эффективности своего бизнеса продюсеры подтвердить не могут. Даже достоверные данные о кассовых сборах отсутствуют. В частности, при составлении нашего рейтинга критерий "рентабельность" отсутствовал.

Финансирование по линии Фонда кино — это системное действие?

— Разумеется. До сего дня просто раздавая деньги, государство избаловало продюсеров до того, что многие уже не выдерживают испытания зрителем. Сейчас главная задача — поднять качество выпускаемых фильмов, а задача в экономике — помочь восьмерке кинокомпаний выйти в свободное плавание самоокупаемости. После этого, на мой взгляд, госфинансирование для них можно сохранить, но уже на возвратной основе. В итоге субсидирование в чистом виде перераспределится в пользу некоммерческих социальных проектов.

А вы уверены, что выбранные мейджоры оправдают эти надежды?

— Уверен, что они приложат все усилия. Реально им придется прыгать выше собственной головы. Осенью 2011 года будут подведены какие-то итоги. По крайней мере, наша компания снова составит ежегодный рейтинг лидеров с учетом новых данных. Возможно, он помимо прочего будет принят Фондом кино во внимание. А так он планирует проводить периодическую ротацию по неким собственным критериям и заменять две компании, показавшие худший результат.

Как я понимаю, какие-то предварительные итоги можно подвести уже сейчас.

— В принципе да. Уже в 2010 году в прокат вышло четыре фильма, снятых при участии фонда: "Елки", "Кочегар", "Темный мир", "Дочь якудзы". "Елки" вышли в декабре и, судя по сборам, вполне возможно, что уже окупились. Но показательным станет 2011 год: на него приходится выход львиной доли проектов.


"Наше заявление было рассмотрено, и после оценки ситуации в августе 2010 года ФАС направила рекомендации зампредседателя правительственного совета по развитию отечественной кинематографии, вице-премьеру Александру Жукову устранить нарушения законодательства при распределении бюджетных средств на финансирование кино,— рассказывает партнер компании "Правовой департамент" Дмитрий Дмитриев.— Однако по необъяснимым причинам уже в октябре ФАС отозвала свои рекомендации, хотя все же в новом письме сообщила вице-премьеру, что целесообразно выпустить нормативный акт, устанавливающий определение "лидер отечественного кинопроизводства", порядок и критерии отбора лидеров—получателей субсидий.

В то же время по аналогичной нашей жалобе на действия Фонда кино по распределению бюджетных средств в адрес кинокомпаний, создавших фильмы, имеющие художественную и культурную значимость, чья аудитория превысила 1 млн человек, в ноябре нам пришел официальный отказ ФАС в возбуждении дела, уже после того как ФАС направила официальное письмо в адрес вице-премьера Александра Жукова".

По старой доброй схеме
На самом деле распределение государственных субсидий на кинопроизводство по системе ФЗ-94 и сегодня существует — таким образом выделяют деньги по линии Министерства культуры. Сегодня здесь делится бюджет 2 млрд руб. Правда, в какой-то момент раздача слонов по этому каналу была заморожена, но сейчас снова возобновилась. Причины приостановки — упомянутая принципиальная нежизнеспособность подобной системы, а также накопившаяся критическая масса обвинений в коррупции, адресованных ответственным чиновникам. "Один мой знакомый кинопродюсер получил субсидию по линии Минкульта,— сообщает генеральный директор "Мэйджор Фильм" Денис Филюков.— Откат вместе с затратами на обналичку составил 37,5% полученных денег".

Деньги достаются тому, кто по результатам тендера набирает максимум баллов. Сумма складывается из экономических и художественных оценок предлагаемого проекта. Кинодраматург и режиссер Евгений Барханов на основании открытых источников (опубликованных в сети материалов конкурсов за последние годы) сделал весьма интересные наблюдения, например: "Студия, у которой наивысший рейтинг по экономическим показателям, обязательно имеет худший рейтинг по художественной и культурной значимости произведения — когда нужно выдвинуть своего протеже, члены комиссии могут выставить конкуренту при 20-балльной шкале одни нули".

По мнению Евгения Барханова, эти и иные ухищрения используются, чтобы обеспечить победу в конкурсе студиям, опосредованно принадлежащим самим членам государственной комиссии, чиновникам Министерства культуры, их родственникам и друзьям. В направленной им жалобе в ФАС и прокуратуру он раскрывает эти связывающие цепочки.

В частности, начиная с 2001 года стабильно получают госсубсидию фильмы по сценариям Веры Федоровой, которая является женой Андрея Самсонова, председателя конкурсных комиссий Минкульта. Проверка этих и иных фактов, изложенных в жалобе, в настоящий момент проводится соответствующим отделом ФАС. Стоит отметить, что на самом деле Евгений Барханов выступает от группы кинематографистов, которые пока хотели бы оставаться неназванными.

Весьма характерно, что многие из 147 картин, у которых после проверки, проведенной Генпрокуратурой в Минкульте, отозвали прокатные удостоверения (по причине вульгарности), были произведены при финансовой поддержке государства. Не часто, но случалось, когда вообще никакого фильма на полученные деньги не снимали, и особенно логично выглядело объяснение: кризис, и денег не хватило. В таких случаях, кстати, иногда подавали заявку и получали дополнительное финансирование.


"Список получателей госсредств был составлен Сурковым и Михалковым"
// ПРОДЮСЕР
Продюсер Сергей Члиянц, на счету которого, в частности, "Бумер" и "Мама не горюй", не верит в целесообразность системы "восьми мейджоров".

Сергей, как вы оцениваете последние изменения системы государственного субсидирования кино?

— ФЗ-94 мало что изменил — чиновники в Минкульте имели рычаги влияния на результаты конкурсов. Другое дело, что схема далеко не всегда была в чистом виде откатная — много решалось исключительно по дружбе или по звонку сверху. Приложить руку к продавливанию проекта любят все, от олигархов до депутатов. В Минкульт звонят из РЖД, ФСБ, даже из Наркоконтроля. "Помочь фильму" — наша национальная забава. Например, выделение средств на фильм "Варяг" (снимает Russian Film Group.— "Деньги") пролоббировал сенатор Андрей Хазин. Новая система "восьми мейджоров" еще хуже: если раньше была возможность хотя бы предложить свой проект и был шанс, то теперь за деньгами придется идти к этой же "восьмерке". Самое смешное, что получить их вполне вероятно. Однако если раньше, сняв фильм на деньги, полученные напрямую, продюсер получал и права на него, то теперь права останутся у нанявшего его, фактически посредника. В этом случае ни о каком развитии киноиндустрии, выращивании новых игроков речи не идет.

Один ваш товарищ, раскритиковавший проект Фонда кино, заметил, что если бы он попал в первую восьмерку рейтинга и получил финансирование, то был бы всем доволен и молчал. Вы о себе такое можете сказать?

— Нет, я бы не молчал. Кстати, именно по этой причине я и не попал в "восьмерку". Ни для кого не секрет, что список получателей госсредств был составлен двумя людьми — Сурковым и Михалковым, а рейтинг — Олегом Ивановым (компания Movie Research), он был под этот список специально подогнан. Если бы не было подгонки, то по ими же заданным критериям моя компания "Пигмалион" должна была оказаться не на 9-м, а на 7-м месте. Но они просто отнесли пару моих результативных лент к другим годам выхода в прокат и тем самым сняли баллы. Вообще, оценивать по компаниям очень сложно. Многие картины делались совместно, и, кому приписать заслугу в данном рейтинге, определялось исключительно задачами его составителей.

То есть вы считаете, что главным критерием была лояльность власти?

— В том числе. Распределение средств через фонд — просто жесткий финансовый инструмент цензуры. Маловероятно, что подобранные компании на полученные деньги будут снимать что-то неугодное власти — имеется в виду не только что-то откровенно оппозиционное, но и просто непозитивное. Например, сегодня я вряд ли получил бы финансирование на фильм "Бумер".


В связи с этим Михаил Зоненашвили (в 1990-1993 годах замдиректора студии ТТЛ, сейчас руководитель интернет-проектов) вспомнил, как в советское время в Грузии на студии документальных фильмов один предприимчивый директор картины получал прокатные удостоверения на документальные фильмы, которые существовали только на бумаге (соответственно, присвоив выделенный на съемки бюджет). Фокус был в том, что проверить-посмотреть эти фильмы было невозможно, так как они "снимались" для военных и на них стоял гриф секретности. С военными из принимающей комиссии, видимо, делились.

На самом деле претензии к департаменту кинематографии Минкульта копились давно. В частности, Счетная палата уже выявляла нарушения при распределении субсидий. И даже были сведения о передаче результатов этих проверок для дальнейшего разбирательства в следственный комитет при прокуратуре. Возможно, результатом именно этих проверок стал перевод на другую руководящую работу директора департамента кинематографии Минкульта Сергея Зернова — с декабря 2010 года он занимает должность директора студии имени Горького.

Никаких гарантий
В принципе в том, что вошедшие в "восьмерку" компании выдадут продукт, который дойдет до зрителя, мало кто сомневается. Интереснее другое — как добиться максимальной эффективности этой поддержки, стимулировать получателей субсидий снимать и больше, и лучше. А вот здесь уже возникает масса вопросов.

Продюсер опять имеет соблазн заработать на производстве и, как результат, снять фильм значительно слабее, чем тот мог бы быть. И как утверждают многие скептики, именно так и будет: если все годы продюсеры жили не с прибыли, а с убытков, то откуда взяться навыкам создания кассовых блокбастеров? Кроме того, как рассказал эксперт, пожелавший остаться анонимным, некоторые из восьмерки продюсеров обязательно пустят часть средств на расплату по долгам с прошлых проектов — соответственно, будут мухлевать с отчетностью перед фондом. Правда, насколько такой мухлеж будет успешным, неизвестно: опыта работы под новым контролем пока нет.

Но распилы в сегодняшней ситуации не самое неприятное. В конце концов, много сегодня не напилишь: в Фонде кино на деньгах сидит доверенный человек Путина, грозный Толстиков, в Минкульте тоже почистили. Основной вопрос в том, смогут ли получившие финансирование продюсеры даже при всем своем желании снять действительно успешные фильмы как с художественной, так и с коммерческой точки зрения. Они ведь, как правило, хорошо умеют только осваивать бюджеты.

Фраза "искать деньги на кино" употребляется кинематографистами с такой частотой, что у зрителя может возникнуть ощущение, будто этот поиск и является главной целью авторов картины. В каком-то смысле так оно и есть. Сразу же после краха советской власти и обесценивания выделяемых на кино государственных средств новоиспеченные продюсеры обратились за деньгами к частному бизнесу. Михаил Зоненашвили вспоминает: "Бывшие советские люди любили кино, соответственно, априори относились к киношникам благожелательно. И помочь могли часто бесплатно. Например, просто по просьбе режиссера начальник районной ГАИ нам перекрыл на два часа для съемок Комсомольский проспект".

Новые русские охотно инвестировали в кино. Его часто снимали просто на наличные, инвесторами выступали какие-то мутные кооперативы. Появился даже термин "кооперативное кино" — видимо, по аналогии с кооперативными джинсами, того же уровня качества. Главная проблема заключалась в том, что не только реально далекие от кино нувориши-инвесторы, но и сами режиссеры-продюсеры плохо представляли себе механизм возврата вложенных средств. В итоге выработалась схема, при которой личный заработок продюсера определялся исключительно объемом собранных на картину денег и умением их правильно оприходовать.

По этой схеме большинство продюсеров зарабатывают и сегодня. История, когда продюсеры-мошенники продавали стопроцентные права на фильм сразу нескольким инвесторам (мол, все равно с убыточной картины дивидендов не будет), в России 1990-х не была редкостью, это классика. В результате очень скоро количество желающих вложиться в кино пошло на убыль. Однако совсем они не исчезли.

"В 2006 году к моему боссу, бизнесмену Игорю Десятникову, обратился продюсер Сергей Конов с предложением инвестировать в фильм "Ты и я",— рассказывает пресс-секретарь Десятникова Владимир Гунич.— Общий бюджет фильма — $20 млн, из них Игорь Десятников вложил $17,6 млн, часть по инвестиционному договору, а часть просто дал в долг. В основе сюжета — книга депутата Алексея Митрофанова о группе "Тату". Подразумевалось, что фильм выйдет в 2008 году, однако реально премьера состоится 3 февраля 2011 года. Понятно, что сейчас эта история мало кого интересует. В итоге права на прокат проданы за $1,3 млн. Более того, даже из этих денег Игорю Десятникову не достанется ничего — согласно документам, в первую очередь покрываются расходы других инвесторов".


"В экспертном совете Фонда кино должны сидеть прокатчики"
// КИНОПРОИЗВОДИТЕЛЬ
Генеральный продюсер Enjoy Movies Георгий Малков (продюсировал фильмы "Любовь в большом городе", "Беременный") считает, что вопрос о финансировании тех или иных проектов должны решать не кинопроизводители, а прокатчики и управляющие кинотеатрами.

Георгий, вы согласны с тем, что кинопроизводство в нашей стране не является полноценной коммерческой отраслью?

— Нет, это миф, хотя и весьма популярный. Это как с интернет-проектами: кому-то они приносят деньги, кому-то нет. Почти все проекты в компании "Леополис" (в ней Георгий Малков был генпродюсером до Enjoy Movies.— "Деньги") окупались. И от нашего нового фильма "Беременный" я тоже ожидаю прибыли. Более того, пока все удавалось снимать без господдержки.

То есть необходимость господдержки — тоже миф?

— Здесь уже не так однозначно. Мы снимаем легкие, ориентированные на молодежь комедии, коммерчески ориентированные. В каком-то смысле мы идем на поводу у зрителя. Если же снимать что-то более серьезно, а еще и пытаться зрителя воспитывать, для этого нужны госсредства. Хотя если бы нам давали госфинансирование, то я бы тоже говорил, что не можем без него прожить.

Говорят, что госфинансирование необходимо как поддержка в конкуренции с голливудскими фильмами.

— Угнаться за Голливудом в сегменте технологического кино по определению невозможно. Кроме Индии и Китая, где от Голливуда защищают на государственном уровне, технологическое кино себе позволить никто не может. Зато можно успешно конкурировать в сегменте, так сказать, хенд-мейд-продукта — дешевых в производстве комедиях и мелодрамах на местном материале. И это было всегда и во всех странах. "Бриллиантовая рука" и "Джентльмены удачи" — классика этого жанра. Они бы и в сегодняшних условиях были коммерческими хитами.

А как вы оцениваете новую систему распределения госфинансирования по линии Фонда кино?

— На мой взгляд, если стоит задача превратить кино в самоокупаемую индустрию, то в экспертном совете, принимающем решение о финансировании конкретных проектов, должны сидеть не кинопроизводители, а прокатчики и управляющие кинотеатрами. Те, кто все равно будет в итоге решать, предлагать фильм зрителю или нет. По сути, заказчики киноиндустрии. Весьма распространено, когда промобюджет картины превышает затраты на производство, и вот на это уже производителям фильмов можно получить финансирование не у государства, а у прокатчика. Но это возможно, когда прокатчик в фильм верит, и это очень хорошая экспертиза. Те же, кто кричит, что прокатчики ничего не понимают в их гениальном проекте, обычно терпят провалы.


Русская рулетка
Впрочем, есть студии, стабильно реализующие коммерчески успешные проекты. Например, "Леополис". Хотя играет она в специфическом сегменте (см. интервью с бывшим генпродюсером "Леополиса" Георгием Малковымна).

Заметим здесь: чтобы дорогая картина окупилась в прокате, необходима соответствующая по численности зрительская аудитория. Население России большое, однако у нас даже имеющиеся потенциальные зрители так и остаются в ранге потенциальных. "Сегодня около 60% жителей России не имеют доступа к современным кинотеатрам",— отмечает Сергей Сельянов. Соответственно, ни о какой конкуренции с Голливудом в этих условиях речи не идет — американские продюсеры, ориентирующиеся фактически на зрителей всего мира, имеют возможность заложить и окупить гигантский бюджет. Понятно, что на этом фоне кинематограф любой страны, ориентированный на местного зрителя, выглядит бледно.

Исключения в связи с огромной численностью собственного населения составляют лишь  Китай и Индия. В такой ситуации исход определяется исключительно государственной политикой. Можно сдаться, как сделала Италия: полностью отказаться от самостоятельной киноиндустрии. Или бороться. При этом в чистом виде протекционизм или заградительные меры не помогут — если изъять Голливуд из кинотеатров, зрители просто уйдут оттуда домой, к пиратским дискам. Или к торрентам. Как в 1990-е — к "видакам".

Наша схема с Фондом кино в некотором смысле является аналогом действующих во Франции и Германии систем, которые свое право на жизнь уже доказали. Сейчас от эффективности его действий зависит, будет ли в России полноценный национальный кинематограф или нет. Интересно, к примеру, как себя поведет и во что трансформируется российское продюсерское сообщество, по большей части ориентированное на освоение бюджетов. Отметим, что по плану Фонда кино официальные оценки деятельности восьмерки мейджоров будут даны в 2012 году.

АЛЕКСЕЙ БОЯРСКИЙ, СЕВИЛЬ ГУСЕЙНОВА

КоммерсантЪ-Деньги
18.01.2011



Медиа Gazeta.ru припрятала «g» Издание убрало из «шапки» спорный логотип от Студии Лебедева
Интервью Елена Чувахина: Мы будем растить свои кадры Глава российского офиса FITCH о планах развития агентства в регионе
Медиа RTB готовит наступление Технология к 2015 году займет 18% российского рынка интернет-рекламы
Медиа Россия в хвосте digital-лидеров ZenithOptimedia оценила крупнейшие рынки новых медиа
Бизнес и Политика В Россию с любовью Культовый бренд "Love is" лицензировали на российском рынке
Медиа Новостные сайты теряют аудиторию Послевыборный спад сказался на политических и бизнес-СМИ
Реклама и Маркетинг Обнародован Единый Рейтинг веб-студий В первой тройке - Студия Артемия Лебедева, Actis Wunderman и ADV/web-engineering
Бизнес и Политика Авторы Angry Birds заработают на России Rovio рассказала о планах экспансии рынка через парки и брендированную продукцию

© Состав.ру 1998-2016, фирменный стиль Depot WPF

тел/факс: +7 (495) 225 1331 адрес: 109004, Москва, Пестовский пер., д. 16, стр. 2

При использовании материалов портала ссылка на Sostav.ru обязательна!
Администрация Sostav.ru просит Вас сообщать о всех замеченных технических неполадках на E-mail
  Рассылка 'Sostav.ru - ежедневные новости маркетинга, рекламы и PR.'   Rambler's Top100         Словарь маркетинговых терминов