Sostav.ru - Маркетинг Реклама PR
Текст Видео Принты Блоги
Сотка
Медиа|Реклама|Брендинг|Маркетинг|Бизнес|Политика и экономика|Социум|Фестивали|Бизнес-блоги 

Версия для печати

Владимир Фролов: «Новый банк будет жестким к клиентам»

Бывший акционер банка «Северная казна» Владимир Фролов создает федеральный банк, в котором на старте не будет ни кредитов, ни депозитов. Во время кризиса все это неактуально, считает банкир. Еще из неактуального — брать в долг, много тратить на зарплаты. Напротив, жизненно — доплачивать банку за вклад, поддерживать своих родных, замереть и выжить любой ценой. Да, и не делать прогнозов.

Почему система internet banking создается вперед самого банка

Какой доход можно получить от клиента-виртуала

Зачем Владимир Фролов продал акции страховой компании

Чем отрицательные процентные ставки депозитов выгодны для вкладчиков

Владимир Фролов не прогнозирует, как раньше, а делится подчеркнуто частным мнением. Например, размышляет он, скоро вместо поиска максимальной ставки по депозитам вкладчики будут доплачивать банкам за хранение денег. Примерно 0,1% от суммы. На вопрос «Вы это всерьез?» отвечает: «Прогнозы и сценарии работают лишь при стабильной картине мира. Сегодня мир — в точке бифуркации. Все настолько неуравновешенно, любое действие способно кардинально изменить работу всех систем. Какое именно действие и в каком направлении все изменится — угадать невозможно».

Г-н Фролов предпочитает не угадывать, а знать. Четыре месяца с продажи банка, который он развивал 15 лет, не прошли даром. Собеседник уже совсем не похож на декабрьского банкира Фролова. Не печален, не опустошен. Собран, о продаже говорит спокойно. «Северная казна» осталась в прошлом. В ближайшем будущем — гораздо интереснее. Банкир готовит стартап, наполняет продуктами пока несущест­вующий банк. «Идея просто витает в воздухе», — утверждает он. Говорит то, о чем знает наверняка: уже поездил по стране и повстречался с будущими партнерами.

В расчете с клиентами

Характеристика антикризисного банка от Владимира Фролова: никаких вкладов, ссуд, VIP-клиентов. Исключительно платежи, расчеты онлайн, поставленные на поток. Минимальный бумажный оборот. И розничный, и корпоративный банковский бизнес укладываются в модель, утверждает он. Бизнес-проект нового банка уже готов.

Владимир Николаевич, в декабре вы говорили, что будете участвовать в разработке технологичных сервисов для банков. Планы поменялись?

— Я сам обязательно буду заниматься банковской деятельностью. Но не собираюсь стартовать с проектом а-ля «Северная казна». Да и не имею права, если бы и захотел: все технологии «Казны» проданы Альфа-Банку. Поэтому технологии будут другие. На сегодня уже сделано главное: мы написали принципиально новое ядро интернет-банка. На его базе будем запускать новый банк.

Что касается сервисов по дистанционному обслуживанию в целом, конечно, есть компании, которые создают специальное программное обеспечение и продают его банкам. Только это шаблонные предложения, а я убежден, что интернет-банк должен быть заточен под продукты конкретного банка. И кроме того, все такое ПО — «по состоянию на». Его сложно модернизировать оперативно.

Все-таки многие считают образцом интернет-банк «Северной казны».

— В «Северной казне» все было так же, «по состоянию на»: ее АБС не обновлялась уже более десятка лет. И мы ничего не могли с этим сделать. Невозможно поменять все враз — столько клиентов, столько расчетов проводилось постоянно. Да перемены остро и не требовались. Такое было время — я его называю «толстый-толстый слой шоколада», помните, как в рекламе? Можно было что угодно делать. Вообще не продумывать последствия и все равно зарабатывать, если есть крупица ума.

А технологии шли вперед. И сейчас мы с нуля написали новое ядро на основе прорывных ноу-хау. Кажется, уже разобрались с АБС, как она будет работать. Сейчас, по сути, мы создаем информационное наполнение банка — пока без самого банка.

Владельцы многих небольших компаний ждут, кто первым предложит хороший расчетный банк.

— Понятно, почему. Когда банки теряют финансовую устойчивость, в первую очередь это отражается на расчетах: платежи начинают задерживать. Это мы видели осенью. И это всех нас еще ждет впереди. Потому в кризис актуальна банковская платежная система: банк без кредитов, без вкладов.

Я основательно изучал вопрос: банки с такой бизнес-моделью успешно работают за рубежом. Именно на базе этой модели многие крупные игроки мирового уровня планируют захватывать новые для себя рынки. В частности, немало таких проектов уже запущено в Восточной Европе. Если брать другую часть света, есть примеры в США (ING Direct) и Бразилии (Banca Um). Такие банки появятся и в России. Я только что вернулся из Москвы, где встречался со многими бизнесменами. И американцев, и англичан, и россиян обуревает идея современного платежного банка. Желающих поучаствовать в нашем проекте достаточно. Думаю, в июле-августе завершим работы по программному наполнению банка.

А когда будет сам банк?

— Мы стартуем в два этапа. По объективным причинам не можем все сделать сразу, одновременно. Сперва договоримся с теми, кто желает сотрудничать с нами. Они должны предоставить банк и соответствующее финансирование. Тогда и начнем проект. На первом этапе будем работать только с юридическими лицами. Я думаю, что для них мы откроем банк в сентябре-октябре. Чтобы все подготовить для физлиц, потребуется еще 3-5 месяцев.

Раскроете какие-то ноу-хау?

— Нет. Только главный принцип — работа с клиентами через удаленный доступ. Я никогда больше не буду обслуживать того, кто хочет обслуживаться вручную. Это ужасно дорого. Современный банк — нормальный, цивилизованный — вправе быть очень жестким по отношению к клиенту. Невыгодно с ним работать — до свидания. Хочешь через удаленный доступ с нами контактировать? Нет? До свидания. «Северная казна» — это ведь тоже был толстый-толстый слой шоколада. Там из 450 тыс. клиентов только 80 тыс. обслуживались удаленно.

Соответственно все платежи в новом банке будут онлайновыми. И второй прин­цип: тарифы сделаем низкими. Условно говоря, вы за нашу платежку будете платить 10-20 руб. Нам этого достаточно. Мы подсчитали: для такого формата банков­ского бизнеса на город-миллионник нужно несколько небольших офисов, метров по 50. Чтобы вы туда могли прийти, получить доступ в интернет-банк. Плюс нужно штук десять банкоматов с функцией cash-in по городу.

Но существующие банки уже идут по этому пути: внедряют или обновляют интернет-банк, снижают издержки.

— Дело не в этом, тут принцип вообще другой! Проект для России уникален. Угроз для бизнеса никаких: у нас ни рискованных ссуд, ни паникующих вкладчиков. Это сугубо платежный банк, по крайней мере, будет таким на время кризиса. Плюс то, что называется лоу-кост — дешевое обслуживание. Низкие тарифы не будут связаны с демпингом, они будут рыночными. А низкими потому, что издержки банка будут очень невелики. Чтобы это получилось, надо иметь очень высокую степень автоматизации. Фантастическую, высочайшую, которой ни у одного банка нет. Это раз. И во-вторых, наш клиент тот, кто очень редко обслуживается вручную.

Разве законно отказывать в таком обслуживании?

— Это будет сделано на уровне тарифов. Исключительно на ручное обслуживание в банк просто никто не пойдет.

Кассовое обслуживание будет обязательно. Мы должны жить по требованиям ЦБ. И банковские лицензии получим все. Но главное — стопроцентная гарантия, что мы будем платежеспособны и что все будет онлайн.

Как банк будет называться?

— Еще не придумали.

Я так понимаю, компаньонов вы ищете не среди уральских бизнесменов?

— Нет. Ищем, в том числе за пределами страны. Потому и будем запускать федеральный банк.

Вот так — сразу?

— Конечно, не в одну минуту. Мы не можем одновременно открыть банковские офисы в ста городах.

«Золотые парашюты» пролетели мимо

Говоря о последних событиях, связанных с банком «Северная казна», Владимир Фролов очень сдержан. Особенно когда речь заходит о недавнем разбирательстве новых акционеров банка с прежними членами его правления, что требовали в суде «золотые парашюты» — многомиллионные выходные пособия и пожизненную медицинскую страховку. Бывший председатель совета директоров «Северной казны» вообще неохотно затрагивает эту тему. Его минуло — и сами «парашюты», и интерес правоохранительных органов.

Владимир Николаевич, новые акционеры «Северной казны» сразу объявили, что о банке с таким названием можно забыть. Они последовательны: сокращают сеть, переводят клиентов «Казны» на продукты и технологии Альфа-Банка. Головной офис вашего бывшего банка теперь — допофис московского. Как вы воспринимаете все это?

— Сейчас на форумах в Интернете бывшие клиенты «Казны» поднимают плач Ярославны: «Вот, какой хороший был банк, зачем его грохнули?» А ведь часть этих же людей, когда шло массовое снятие вкладов, сами и снимали в полный рост. Причем бежали даже те, у кого и 700 тыс. руб. на счетах не лежало. Зачем? Хотели хороший, работающий региональный банк? А вклады тогда зачем отзывали?

Про новых владельцев банка не могу сказать ничего плохого: негатива в отношениях акционеров «Северной казны» и акционеров Альфа-Банка никогда не было. Поэтому мое отношение простое. Ребята заплатили деньги. Они не участвовали в рейдерских наездах. Ничего негативного в отношении «Северной казны» не делали. Они вправе вести себя так, как считают нужным. Другое дело, что на ровном месте раздут скандал с «золотыми парашютами» для бывших топ-менеджеров «Казны».

Почему на ровном месте? Это прецедент: на руководство банка завели уголовное дело, обвинив в превышении полномочий. Такого в регионе еще не было.

— Да не о чем тут говорить! Никто из этих руководителей не получил ни копейки. Два суда, которые шли, они, по сути, проиграли. Нет предмета разговора.

Вы по этим уголовным делам как-то проходите?

— Я к ним отношения не имею. Никто меня никуда не вызывает.

Разве не при вас руководство банка подняло себе зарплату до 750 тыс. руб. и обеспечило выходное пособие в 18 млн.?

— Нет, ну вы подумайте сами! Я — акционер. У банка напряги с ликвидностью. А я иду к топ-менеджерам и говорю: вам случайно не надо по 18 млн.? Это же полный идиотизм! Неужели вы думаете, что я это сделал?

То есть вы одобряете действия новых акционеров в отношении ваших бывших сотрудников?

— Я считаю, Альфа ведет себя правильно. То, что люди сами себе добавили зарплату и огромные выходные пособия, в принципе неверно. Я ведь ходил уговаривал их выкинуть эти «парашюты». И многие выкинули. В списке, который был обнародован, есть Романова, главный бухгалтер? Нет. Игорь Кошмин (бывший директор казначейства «Северной казны». — Прим. ред.)? Тоже нет. Волчик отказался от «парашюта».

Кризис как страховой случай

Когда рынки рушатся, бизнесу не до подсчета прибыли, убежден Владимир Фролов. На первый план выходят острые несложные реакции и простые чувства: выжить самому и поддержать своих. Банкир программу-минимум выполнил. Отказался от прежнего банка, продал акции страховой компании «Северная казна» и материально помог собственным детям.

После продажи банка вы говорили, что собираетесь помочь сыну в строительном бизнесе. Помогли?

— Я в существенной мере повернулся лицом к детям. Сыну помог. Пришлось погасить все кредиты. Дочь тоже поддержал. Она имеет медицинское образование. И я совсем недавно купил медицинскую компанию, продав перед этим свой пакет акций в страховой компании «Северная казна».

А почему вы решили выйти из страхового бизнеса?

— Де-факто мой выход из числа акционеров произошел на прошлой неделе. Плюс свои доли продали еще два близких мне учредителя — Ассоциация «Налоги России» и компания «Эконометрика».

Мотивы продажи просты: я решил заняться банковским проектом, о котором мы уже говорили. Преследую цель стать достаточно крупным акционером. Поэтому концентрирую денежные средства.

Кто новый владелец страховой компании?

— Пакет купила группа физических лиц, аффилированная с ОКБ «Новатор». Они были акционерами и раньше, просто увеличили свою долю.

На ваш взгляд, каковы перспективы страховой «Северной казны»? Сейчас ей приходится работать в отрыве от банка

— Покупатели считают страховой бизнес перспективным, раз вкладывают в него деньги.

Владимир Николаевич, а что за медицинская компания для дочери?

— Называется «СК-Мед». Занимается диагностикой, лечением, но в основном ориентирована на диагностику. У страховой компании «Северная казна» была опре­деленная часть акций «СК-Мед», и я эти бумаги все выкупил. В итоге стал владельцем порядка 85% акций.

В «СК-Мед» — компетентный директор, он продолжит возглавлять компанию. А моя дочь — квалифицированный медик. Она сейчас работает в областной больнице, но бывает в «СК-Мед» регулярно. Разобраться в вопросах экономики предприятия ей помогает брат — он окончил экономический факультет УГТУ-УПИ.

А другой ваш сын занимается строительством, как я понимаю. Вы считаете, в недвижимость сейчас выгодно вкладываться?

— Сегодня мой сын продает недвижимость с копеечной маржой. Рентабельность не более 10%. И представьте, с руками не отрывают. Но потихоньку продается, и для него это нормально. Зачем аврально все сбывать, если долгов нет? Он может и по­придержать продажи на пару лет.

При этом сын строит в Верхней Пыш­ме. Себестоимость там — 30 тыс. руб. за квадратный метр, ну может, чуть больше. Продает он за 35 тыс., и я считаю, что за пределами Екатеринбурга стройка уже села на дно, ниже цен не будет. Думаю, в Екатеринбурге за счет взяток себестоимость выше — 35-40 тыс. за квадрат. Когда застройщики будут продавать жилье по 45 тыс. руб. за метр, это будет сигналом: дно уже близко.

На банковском рынке, по-вашему, каких новшеств можно ждать?

— Думаю, появится рынок вкладов с отрицательными процентными ставками. Когда банк просто хранит деньги вкладчика, не рискует ими, нигде не размещает. Например, вклад со ставкой минус 0,1%.

Вы это серьезно? Деньги же не работают, в чем резон?

— Все сегодня ищут высоких ставок, а зря. Пора плюнуть на проценты. Сейчас стоит вопрос простой сохранности средств. У родственницы моего друга была ситуация: кто-то вытряхнул ее банковскую ячейку. Друг ей сразу посоветовал забыть о возврате этих денег: описи содержимого не было, ничего не докажешь. Война все списывает.

А примеры отрицательных ставок по депозитам есть. В Японии был такой опыт. Что до работы денег на благо экономики, тут две позиции. Одна — это любовь к родине, вторая — чтобы у вас никто деньги не украл. Конечно, подобное новшество поможет не экономике. Оно поможет вам.

Автоматизированная банковская система (АБС) — комплекс программного и технического обеспечения, направленный на автоматизацию банковской деятельности.


Татьяна Апрельская

Журнал «Деловой квартал»
17.04.2009



Медиа Gazeta.ru припрятала «g» Издание убрало из «шапки» спорный логотип от Студии Лебедева
Интервью Елена Чувахина: Мы будем растить свои кадры Глава российского офиса FITCH о планах развития агентства в регионе
Медиа RTB готовит наступление Технология к 2015 году займет 18% российского рынка интернет-рекламы
Медиа Россия в хвосте digital-лидеров ZenithOptimedia оценила крупнейшие рынки новых медиа
Бизнес и Политика В Россию с любовью Культовый бренд "Love is" лицензировали на российском рынке
Медиа Новостные сайты теряют аудиторию Послевыборный спад сказался на политических и бизнес-СМИ
Медиа Обнародован Единый Рейтинг веб-студий В первой тройке - Студия Артемия Лебедева, Actis Wunderman и ADV/web-engineering
Бизнес и Политика Авторы Angry Birds заработают на России Rovio рассказала о планах экспансии рынка через парки и брендированную продукцию

© Состав.ру 1998-2016, фирменный стиль Depot WPF

тел/факс: +7 (495) 225 1331 адрес: 109004, Москва, Пестовский пер., д. 16, стр. 2

При использовании материалов портала ссылка на Sostav.ru обязательна!
Администрация Sostav.ru просит Вас сообщать о всех замеченных технических неполадках на E-mail
  Рассылка 'Sostav.ru - ежедневные новости маркетинга, рекламы и PR.'   Rambler's Top100         Словарь маркетинговых терминов