Sostav.ru - Маркетинг Реклама PR
Текст Видео Принты Блоги
Сотка
Медиа|Реклама|Брендинг|Маркетинг|Бизнес|Политика и экономика|Социум|Фестивали|Бизнес-блоги 

Версия для печати

Родовые резервы

Наличие общего хобби у супругов, как известно, укрепляет семейные узы. Но если вдруг хобби перерастает в бизнес, картина существенно меняется: теперь супруги еще и соучредители предприятия, их дети становятся главными правопреемниками, а близкие и родственники превращаются в потенциальный персонал. Сочетать душевные родственные отношения с деловыми, в любом случае жесткими,— задача нетривиальная, тут можно разрушить и бизнес и семью. Однако при благоприятном сценарии получится крепкое фамильное предприятие, общее доходное дело — что может быть лучше для семейного счастья?

Туманное будущее
Большинство людей, имеющих отношение к семейному бизнесу, к его главным негативным особенностям причисляют приоритет эмоций перед деловой рациональностью. "Высокое доверие, которое есть изначально в семейном бизнесе, создает больше конфликтов впоследствии. Если между совладельцами существует тесная связь, расторжение брака еще долго будет очень сильным раздражителем, что сказывается на бизнесе отрицательно. Слишком эмоциональные отношения в конце концов вызвали в нашей компании корпоративный конфликт спустя много времени после развода",— рассказывает Наталья Касперская, председатель совета директоров "Лаборатории Касперского" и гендиректор компании Infowatch.

Не забудем и присущий семейным предприятиям консерватизм, который отнюдь не всегда играет положительную роль. "Кадровые назначения могут диктоваться соображениями принадлежности к семье, а не оптимальным набором профессиональных качеств. Эта преемственность может встать на пути рациональных решений, которые оптимизируют стоимость бизнеса, позволяют ему выживать и развиваться",— утверждает замдиректора рейтингового агентства Standard & Poor`s Олег Швырков.

Между тем, по данным International Family Enterprise Research Academy (IFERA), компании McKinsey и Лондонской фондовой биржи (LSE) за 2003-2006 годы, именно семейная форма организации бизнеса является основной для ряда крупных стран с развивающейся экономикой. В отчете IFERA сообщается, что в среднем в изученных странах семейные предприятия вырабатывают 55% ВВП.

Так есть ли будущее у российских семейных предприятий? Тут точки зрения принципиально разнятся, причем оценки порой противоречат статистике.

В 1996 году супруги Олег и Ирина Насобины основали компанию Green Mama (разработка и производство косметики). Сейчас география продаж компании — более 50 стран во всем мире. В 2005 году исследовательское агентство Euromonitor оценило оборот Green Mama в $41 млн, а в 2006-м — уже в $51 млн. Казалось бы, Олег Насобин должен быть сторонником идеи повсеместного развития семейного бизнеса. Но нет. "Семейный бизнес не сможет массово развиться в России,— утверждает Олег,— это, возможно, какие-то проекты "старт-ап", но массового, устойчивого феномена не получится. Причин несколько. Можно упомянуть отсутствие в России альтернативы глобальным торговым сетям, которые давно уже срослись с глобальными индустриальными компаниями. Для семейного бизнеса на таком рынке мало места, да и то лишь в качестве вечно обираемой и дискриминируемой жертвы. Другая причина — отсутствие традиций и крепкой, патриархальной семьи".

Артемий Сычев, декан факультета психологии Высшей школы социально-управленческого консалтинга, считает, что семья и бизнес плохо совместимы: "Семейный бизнес плох для семьи тем, что работа становится составляющей частью совместного быта и взаимоотношения на работе плавно перетекают в семью".

Здесь стоит упомянуть опрос портала SuperJob.ru, показавший, что 75% россиян-посетителей сайта не хотят работать вместе с супругами. При этом российские банковские и регистрационные источники показывают, что семейные предприятия в той или иной конфигурации составляют до 70% всего малого и среднего бизнеса.

"С точки зрения семейных финансов лучше иметь разные источники дохода,— напутствует Олег Швырков.— Если доходы семьи зависят от одного предприятия, при возникновении у этого предприятия проблем семья лишается всего дохода сразу или оказывается к этому близка". Весьма актуальное замечание на фоне кризиса. С другой стороны, существует ряд предпосылок, которые делают семейные предприятия чуть ли не самыми перспективными в сложной экономической ситуации.

"Семейный бизнес наиболее живуч в кризисные периоды, когда многие компании увольняют людей из-за невозможности платить зарплату,— говорит гендиректор семейного предприятия "Амальгама" (производство и выпуск DVD) Евгений Макаров.— В таких условиях очень сложно удержать сотрудников, и если кроме зарплаты есть дополнительная мотивация, она заставляет людей работать и удерживает их на предприятии".

Елена Конотопова с мужем Алексеем Козуляевым в 1993 году основала компанию "Руфилмс" (перевод, озвучивание, субтитрирование теле- и кинопродукции), которая благополучно живет и развивается по сей день. И как это ни странно на первый взгляд, наиболее заметно предприятие расширяется именно в кризисный период. "Во время кризиса семья пытается удержать бизнес,— комментирует ситуацию Елена.— Все члены семьи понимают, что происходит, каждый заинтересован в благополучии семейного дела".

Вместе с тем сегодня фамильным предприятиям, относящимся к малому и среднему бизнесу, довольно трудно вести конкурентную борьбу с крупными фирмами. Елена Бережная, финансовый директор судоходной компании "Ойл-Бридж" (Ростов-на-Дону) отмечает: "Сейчас тяжело выживать, поскольку рынок жестко разграничен, на реку приходят крупные компании, которые поглощают маленькие. Очень трудно вырасти до больших масштабов, потому что река одна и все зоны уже поделены".

Истинные ценности
Преимущества фамильного бизнеса во многом определяются возможностью наложения семейных ценностей на деловые задачи. Семейные предприятия отличаются большей скоростью принятия управленческих решений, что важно в отраслях, где рыночная ситуация меняется быстро, а также в периоды энергичного внедрения научных открытий. К примеру, семейное предприятие очень комфортно чувствует себя в узконишевом бизнесе.

"Нишу трудно нащупать,— говорит Елена Конотопова,— но найдя ее, семейное предприятие реализует все свои преимущества, причем не только на национальном, но и на международном уровне. Здесь играет все — и скорость принятия решений, и новаторство, и способность жертвовать сиюминутной выгодой ради долгосрочных целей".

По оценкам экспертов Лондонской школы экономики, при грамотном менеджменте эффективность работы семейного предприятия может превышать среднерыночную на 10-12%. Вопрос в том, с какой легкостью собственники-члены семьи могут признавать свои недостатки и готовы ли они отдавать руководство компанией более опытным специалистам.

Семейное предприятие — пример экономического субъекта, изначально ориентированного на долгое существование. "Семейные компании рассчитывают на благополучие в отдаленной перспективе и в меньшей степени живут ожиданиями квартальных и годовых результатов, как это часто бывает у публичных компаний,— говорит Олег Швырков.— Семейные компании более консервативны — люди имеют возможность мотивированно смотреть в будущее".

"На начальном этапе, когда существуют проблемы с выплатой жалованья сотрудникам и иные сложности, в компании, построенной на родственных отношениях, люди могут работать за идею",— отмечает Евгений Макаров.

"Состояние дел в любой области жизни человека определяют мотивы. Это касается и семьи, и бизнеса,— рассказывает Сергей Ерохин, ведущий специалист ростовского центра "Психоаналитик".— Межличностные отношения должны основываться на взаимном партнерстве, доставлять обоюдное удовольствие и приносить выгоду. Когда большой комплекс вопросов обговорен и урегулирован двумя людьми, семейный бизнес может быть очень крепок. Не резон вкладывать все деньги в одну корзину — создавайте параллельные бизнесы, какие проблемы! Просто действуйте по законам бизнеса, как два бизнесмена. Недавно я консультировал одну российскую семейную компанию. Проблема заключалась в том, что супруги увлеклись "перетягиванием каната". Каждый считал, что бизнес держится только на нем. Дело отошло на второй план, коллектив разбился на два противоборствующих лагеря, доходы упали в несколько раз. Под вопросом было и сохранение брака. Оказалось, что достаточно было разделить области управления в семье и на работе, исходя из особенностей каждого. Оба поняли, что они — партнеры, и цель у них одна. Теперь при необходимости каждый из них без ущерба для собственного "я" может развезти на личном BMW лопаты для рабочих, не считая, что для этого лучше подойдет его партнер".

"Лично я в семейном бизнесе вижу больше плюсов, чем минусов,— рассказывает Елена Бережная.— Прежде всего мы с мужем постарались четко определить, что относится к отношениям семейным, а что — к деловым. Это было нелегко, поскольку семья дала начальный импульс бизнесу, а бизнес стал определенной стадией развития семьи. Я думаю, что успех семейного предприятия основан на простых истинах, таких как уважение друг к другу, а остальное — это умение и желание работать".

Несмотря на то что супруги Касперские развелись, они сохраняют свой бизнес и весьма успешно действуют на самых конкурентных рынках. "У нас был, по сути, "старт-ап",— комментирует ситуацию Наталья Касперская,— и в компании были трудности с финансированием и со стабильностью. Но было и обоюдное желание продвигать этот бизнес, и мы решили, что не будем афишировать наш развод, а также договорились о новом распределении долей".

Полностью владея бизнесом, семья защищает его от давления внешних акционеров, требующих быстрых и высоких доходов любой ценой. Максимальное реинвестирование прибыли в основные фонды — единственный способ расширения для компаний, которые не желают привлекать инвесторов со стороны или увеличивать груз принятых на себя долгов. Николай и Нина Лекомцевы, владельцы семейного предприятия (лесопереработка) в поселке Лекомцево в Удмуртии, возможно, и не осмысливали свою ситуацию в подобных терминах. Но действуют сообразно этому правилу. "Нынче за рубежом закупили четырехсторонний станок. Шестиголовочный. Будем выпускать блок-хаус, евровагонку. Затем закупили в Италии сушильную камеру. Наконец, приобрели цилиндровочный станок, чтобы срубы делать",— рассказывает Николай.

Среди симпатичных особенностей семейного бизнеса следует отметить то, что он строится на увлеченности его участников общим делом. "Семейный бизнес — это хобби,— говорит Евгений Андреев, гендиректор ЗАО "Динос-парк".— Семейное дело — это когда ты ложишься спать, и тебе снятся сны о твоих проектах".

Кроме того, семейный бизнес, вернее, продукт, выпускаемый семьей много лет для того или иного рынка либо группы потребителей, создает основу семейной традиции, помимо всего прочего имеющей ключевое значение в воспитании детей.

Почему же при всех своих достоинствах семейные предприятия в России, как правило, стараются не привлекать к себе серьезного внимания, исполняют роль этакого молчаливого большинства в предпринимательском сообществе? Развитие фамильного бизнеса тормозится такой специфической проблемой, как боязнь роста, которую в общем случае можно понимать как боязнь утраты духовных семейных ценностей (в России к ним добавляются ценности материальные: дескать, будет все чересчур хорошо — придут и отнимут). И конечно, стоит упомянуть непростительно долгое отсутствие в нашей стране соответствующей правовой базы, точнее, понятия "семейное предприятие" в законодательстве. В результате в массовом сознании такая форма предпринимательства начинает ассоциироваться с чем-то постыдным. Владельцы семейного дела сплошь и рядом сталкиваются с пренебрежительным к себе отношением — их воспринимают не как достойных членов бизнес-сообщества, а как каких-то деляг-ловкачей.

Слово и дело
Осознав всю серьезность вопроса, российские законодатели прошлой осенью предприняли попытку его решить. Планировалось внести на рассмотрение Госдумы законопроект, вводящий новый правовой режим — семейного предпринимательства. Цель, которую преследовали разработчики документа (депутаты Госдумы и специалисты Минэкономразвития),— легализовать как можно больше самых мелких предприятий. Проект предусматривал уведомительный порядок регистрации семейной фирмы (другими словами, налоговики не могут отказать в регистрации), а также содержал полный перечень видов деятельности, которые она вправе вести. Но все умерло. Эксперты своевременно указали, что для реализации проекта одного закона о семейном бизнесе мало — необходимо внести поправки еще в 15 документов, в том числе в Налоговый и Гражданский кодексы, КоАП, законы о лицензировании, о милиции.

Откуда в данном случае взялось это слово — "легализовать"? Дело в том, что в рамках семейного предприятия бюджеты семьи и компании практически совпадают, что неприемлемо для налоговиков. И чтобы "деньги оставались в доме", в нынешней ситуации приходится использовать весьма сложные приемы.

"Суть идеи следующая. Моя жена регистрируется в качестве индивидуального предпринимателя и сразу же переходит на упрощенную систему на основе доходов, то есть со ставкой 6%,— рассказывает предприниматель Семен Луценко.— Я же остаюсь на "упрощенке" с 15%, но заключаю с супругой агентский договор, по которому она реализует товар от своего имени, но за мой счет. Согласно подпункту 24 пункта 1 статьи 346.16 НК РФ, у меня это полноправный расход, который уменьшает налоговую базу для ставки 15%. Для жены это доход, который облагается лишь по ставке 6%. Размер агентского вознаграждения мы определяем так, чтобы оно максимально перекрыло излишнюю разницу между доходами и расходами. В итоге 15% начисляются с небольшой базы — так, чтобы налог получился лишь немногим больше минимального (1% с дохода в соответствии с п. 6 ст. 346.18 НК РФ). А остальное облагается по ставке 6%. Но поскольку бюджет у нас единый — семейный, получается, что при одной и той же торговой деятельности мы одновременно применяем две разные ставки налога. Экономия очевидна".

Что следует учитывать законодателям, желающим упростить жизнь семейным предпринимателям?

Прежде всего семейное предприятие расходует бюджет на развитие бизнеса, также средства идут на обслуживание нужд семьи, то есть, по сути, используются для реинвестирования в здоровье, образование, качество жизни. Сегодня Налоговый кодекс это не приветствует. При упрощенной системе налоговую базу можно уменьшить на расходы на оплату труда (подп. 6 п. 1 ст. 346.16 НК РФ). Их состав указан в статье 255 НК РФ, и материальная помощь сюда не входит. То есть щедрых работодателей налоговое законодательство не поощряет. Причем это принципиальная позиция — учитывать дотации, выданные сотрудникам, при общем режиме тоже не разрешено (п. 23 ст. 270 НК РФ). Что же произойдет, если корректно оформить правовой и налоговый статус семейных предприятий? Практика показывает, что никакого "разгула потребления" ожидать не стоит. Высвободившиеся деньги не будут растрачены на непомерно дорогие квартиры, "Лексусы" и отдых на Багамах. Они в соответствии с государственными целями и приоритетами увеличат денежные потоки, направляемые в систему среднего и высшего образования, медицину и прочие социально значимые сферы.

Стоит отметить, что при правильном изменении статей Семейного и Гражданского кодексов под вновь появившееся понятие — "семейное предприятие" резко увеличится социальная и имущественная защищенность супругов-совладельцев компаний в случаях развода и расторжения отношений. Сегодня суды переполнены исками о разделе совместно нажитого добра, в которых разобраться чрезвычайно сложно — как, к примеру, делить активы ООО, зарегистрированного в свое время на одного из бывших супругов?

Ну и в заключение вернемся к кризису. По большому счету именно сегодня, когда корпорации лишились своего главного (а зачастую единственного) преимущества в виде облегченного доступа к заемным деньгам, более управляемые, гибкие и мобильные семейные компании получили прекрасные перспективы. И государство, если все-таки соберется им помогать, об этом решении не пожалеет.

ИДЕЯ: ЕЛЕНА КОНОТОПОВА

ТЕКСТ: АЛЕКСЕЙ КОЗУЛЯЕВ , АНАСТАСИЯ ЧЕВТАЕВА, АННА СУЛИМЕНКO

КоммерсантЪ-Деньги
20.01.2009



Медиа Gazeta.ru припрятала «g» Издание убрало из «шапки» спорный логотип от Студии Лебедева
Интервью Елена Чувахина: Мы будем растить свои кадры Глава российского офиса FITCH о планах развития агентства в регионе
Медиа RTB готовит наступление Технология к 2015 году займет 18% российского рынка интернет-рекламы
Медиа Россия в хвосте digital-лидеров ZenithOptimedia оценила крупнейшие рынки новых медиа
Реклама и Маркетинг В Россию с любовью Культовый бренд "Love is" лицензировали на российском рынке
Медиа Новостные сайты теряют аудиторию Послевыборный спад сказался на политических и бизнес-СМИ
Медиа Обнародован Единый Рейтинг веб-студий В первой тройке - Студия Артемия Лебедева, Actis Wunderman и ADV/web-engineering
Бизнес и Политика Авторы Angry Birds заработают на России Rovio рассказала о планах экспансии рынка через парки и брендированную продукцию

© Состав.ру 1998-2016, фирменный стиль Depot WPF

тел/факс: +7 (495) 225 1331 адрес: 109004, Москва, Пестовский пер., д. 16, стр. 2

При использовании материалов портала ссылка на Sostav.ru обязательна!
Администрация Sostav.ru просит Вас сообщать о всех замеченных технических неполадках на E-mail
  Рассылка 'Sostav.ru - ежедневные новости маркетинга, рекламы и PR.'   Rambler's Top100         Словарь маркетинговых терминов