Следом за водкой

2012-03-21 19:50:44 1696

Участь крепкого алкоголя, исчезнувшего из рекламного пространства, грозят вскоре разделить и лекарства. В конце февраля об этом прямо заявил председатель комитета Госдумы по охране здоровья Сергей Калашников.

Раз заявил – значит, законопроект уже в общих чертах готов. Хотя господин Калашников - в тренде, и обещал общественное обсуждение, в том числе и с участниками рынка, в интернете в собственноручном блоге. Ну, это дело такое, участники рынка (кстати, весьма объемного – 1,34 миллиарда американских рублей) - они таки насоветуют. Закон об обороте лекарственных средств, список обязательных лекарств (вкупе с несертифицированным арбидолом) – это ж джунгли, в которых скрыта кормушка для крупного рогатого скота! И они, участники рынка, рогами пробивают себе к этой кормушке дорогу. В итоге все кончится тем, что и лекарства распадутся на две группы – те, что рекламировать можно, и те, что нельзя. Правила этой игры, естественно, будут меняться по ходу дела.

Но это в жизни. А мы пытаемся рассуждать, как вообще было бы хорошо простому человеку: смотреть рекламу лекарств или не смотреть вовсе?

Вот сейчас что происходит? Телезрителю, в этот момент отягощающему печень жирным или алкогольным, показывают веселый ролик, в котором из некой таблетки выбегают деловые человечки и чистят кому-то ту же печенку или сосуды. Или изжогу поливают из шланга чем-то белым и густым, от чего та проходит. В итоге, когда у телезрителя что-то заболело, он уже и сам, безо всякого доктора, знает, что ему попросить в аптеке и как это выглядит на прилавке. Надпись о необходимости предварительной консультации с врачом он пропускает, равно как и предупреждение о возможных противопоказаниях. Курильщик, к примеру, прочитал текст о возможной импотенции или другой мучительной смерти, да и закурил себе. И тут ровно то же происходит. Самодеятельный пациент лечится, человечки внутри него трудятся, а болезнь продолжает развиваться, потому что он – пациент – неправильно поставил себе диагноз, ибо все его знания о медицине ограничены просмотром «Интернов». И, естественно, рекламы между сериями. Дальше – поход к настоящему, дипломированному доктору, и опять – в аптеку или больницу. Как повезет.

В общем, получается, убрали рекламу – сняли проблему.

Ничего подобного, утверждают противники запрета на рекламу забавной фармакологии. Во-первых, пропадет ценный эффект плацебо. Это когда больной уверен, что вот эта белая или зеленая таблетка ТОЧНО ему поможет. Совсем ведь дрянь по ящику показывать не будут, уверен он. Эта вот уверенность помогает ему чувствовать реальный оздоровительный эффект от чего угодно, хоть от советов господина Малахова. И после запрета рекламы лекарств она как бы исчезнет, отчего больных только прибудет. Во-вторых, источником рекламной информации в ситуации вето на ролики и публикации в печатных СМИ автоматически становятся фармацевты и терапевты. А мы знаем, что их нелегкий и низкооплачиваемый труд поддерживают, как могут (то есть, процентом от продаж), алчные фармкомпании.

Контраргументы, на первый взгляд, довольно убедительные. Но! Стоит ли преувеличивать значение эффекта плацебо в нашей жизни? Скажем, у «Вестника ЗОЖ» и того же – не к ночи будь помянут! – Малахова поклонников миллионы, но количество здоровых людей среди них явно меньше (телеэкран это наглядно демонстрирует). Кроме того, лечатся люди уже веками, а газеты с интернетом и, соответственно, их рекламные возможности появились сравнительно недавно. Касательно же ангажированности аптекарей и врачей, можно сказать только одно: у них можно хотя бы поинтересоваться относительно наличия более дешевых аналогов. Особенно отечественного производства! И они обязаны будут ответить. А с телевизором стоимость таблеток обсуждать – это не всем подходит.