Медиатренды
с Андреем
Мирошниченко

Политические инвесторы вкладываются теперь не в контент, а в мемы

Классические СМИ уступают трибуну социальным медиа, поэтому различные агенты влияния ищут теперь лучшие способы вложения денег. Решение очевидно – надо инвестировать в виральность. Идеальным носителем вируса стали интернет-мемы – они распространяются куда быстрее и шире традиционных форматов контента. Политические инвесторы на Западе, да и на Востоке, вкладываются теперь не в фабрики контента, а в фабрики мемов. 
New York Times рассказывает историю Шона Элдриджа, мужа сооснователя Facebook Криса Хьюза. Элдридж пытался баллотироваться в Конгресс от демократов, но безуспешно. После поражения Клинтон он задумался о том, как перехватить инициативу у сторонников Трампа в социальных сетях и основал проект Stand Up America, который изначально помогал избирателям слать запросы своим сенаторам и конгрессменам. Основой формата стали графика и короткие антитрамповые новости. В Фэйсбуке проект быстро набрал более миллиона фоловеров. Отдачи на инвестиции оказались весьма высокими: потратив сотни тысяч долларов, Элдридж охватил 10-миллионную аудиторию в неделю. 
Конечно, взрывному росту проекта поспособствовал горячий запрос демократической общественности, возмущенной победой Трампа. Однако помимо политического контекста, есть и медийный: агенты влияния разочарованы в СМИ, на которые можно быстро потратить много денег безо всякой уверенности в результате. А в «мем-бизнесе», наоборот, результаты, по крайней мере, с точки зрения охвата, быстро видны. Особенно если есть надежные метрики. NYT приводит целый перечень правых и левых инвесторов, которые финансируют теперь не СМИ, а фабрики мемов в социальных сетях. 
Переключение внимания политических инвесторов от фабрик контента (то есть старых СМИ) к фабрикам мемов хорошо иллюстрируется примером другого мужа в этой семье. Сам Крис Хьюз в 2012 купил журнал The New Republic. Это была одна из первых в череде покупок старых респектабельных СМИ цифровыми миллиардерами. Однако эксперимент провалился. Спустя два года страданий (как раз после провала Элдриджа на выборах в Конгресс) Хьюз решил переключить издание со столетней традицией политической публицистики на технологические темы, вызвав гнев в медиа-тусовке.
Так что, с точки зрения влияния, вложения в мемы успешнее, чем вложения в СМИ. В России похожая трансформация проходит в активах Арама Габрелянова – от классических СМИ он переходит к производству мемов и прочих интернет-форматов (хотя и по другим причинам). Очевидно также, что подобные настроения охватят не только политических инвесторов, но и рекламодателей.