Медиатренды
с Андреем
Мирошниченко

Коммерческая самоцензура: рекламодатели не хотят покупать ролики в «чувствительных новостях»

Дискуссия о безопасности брендов (brand-safety conversation) все больше напрягает рекламные мир. Речь идет о соседстве рекламы с нежелательным контентом в YouTube или на сайтах СМИ. С одной стороны, рекламодатели не могут вмешиваться в контент. Но им не нравится, когда «программатик» продает их рекламу на сайты правых движений или когда их реклама автоматически появляется на YouTube в роликах религиозных террористов. Получается, что рекламируемые бренды опосредовано финансируют и тех, и других. В апреле этого года дошло даже до бойкота YouTube из-за «слепой» расстановки рекламы.
Мораль и политическая корректность диктуют рекламщикам и редакциям все больше ограничений. Нет особых проблем с постановкой рекламы в развлекательные темы или life style секции. А вот политические новости часто «чувствительны» для общественности и для брендов. Ведь там часто рассказывают о неприятных и острых вещах – такова суть качественной журналистики. Например, некоторые редакции опасались монетизировать свои видеорепортажи о теракте в Манчестере. С одной стороны, тема хорошо генерирует трафик. А с другой – а что скажут рекламодатели, появившись в таком контексте? 
Но такова специфика hard-news в целом. Получается, надо исключать их из монетизации? Рекламные службы некоторых СМИ анонимно признаются, что стали предлагать именно такое решение. Рекламодатель может заплатить за то, чтобы его бренд не появлялся в том или ином контексте или в политических новостях вообще. 
В результате в редакциях и рекламных службах растут «черные списки» и «белые списки» затрагиваемых тем. Ширится перечень самоограничений. Как рекламодатели отнесутся к той теме? А к этой? Так в СМИ возникает коммерческая самоцензура.