Спортивный маркетинг в целом и рынок телевизионных прав в частности переживают непростые времена. Скандалы вокруг российской олимпийской сборной, неясности с трансляцией Зимних игр, недовольство партнеров, запутанная система управления в российском футболе. Все это сказывается на бизнесе «Телеспорта» — компании Петра Макаренко, которая приобретает телевизионные права на самые дорогие и самые важные спортивные события мира. Состояние ее дел изучила газета «Советский спорт».

Источники издания говорят о сильной закредитованности «Телеспорта», задержках выплат, невыполнении договорных обязательств. Сотрудники рекламных агентств рассказали, что перед Олимпиадой в Пхенчхане компания озвучивала только базовые расценки размещения, причем у разных агентств они могли отличаться. Официальных прайс-листов партнеры не видели.

Сумма сделки по покупке прав на зимние Игры в Пхёнчхане и летние Игры в Токио не разглашается, тогда как в общемировой практике принято раскрывать сроки и цифры. Для примера: Discovery Communications приобрела права на трансляции Олимпийских игр на европейской территории, контракт сроком на шесть лет (2018−2024) обошелся вещателю в 1,5 млрд долларов. В «Телеспорте» же отказываются обсуждать затраты или планируемую прибыль, даже по разовым контрактам. Между тем анонимные источники оценивают пакет из двух Олимпиад в 40 млн долларов.

«Советский спорт» объясняет активное освещение Олимпиады в социальных сетях безысходностью. Права оказались невостребованными у основных телеканалов, поэтому «Телеспорту» пришлось «отбивать» инвестиции всеми доступными способами. Сложностей не скрывает и директор по цифровым продуктам компании Максим Сырейщиков: «Мы обожглись на этой Олимпиаде. Нам было сложно взаимодействовать и с рекламодателями, и с площадками, которые обеспечивают нам дистрибуцию контента. Потому что был определенный жесткий негативный фон, а в связи с этим — подвешенное состояние рекламодателей и всего бизнеса в целом». На вопрос об источнике средств на покупку дорогостоящих прав топ-менеджер заявил: «Откуда деньги, и я не совсем понимаю. Деньги есть, но…».

Одной из главных бед «Телеспорта» источники называют футбол. «Ни в одной стране мира нет настолько слабой структуры управления футболом», — возмущался руководитель Telesport Digital Илья Рустамов, комментируя сотрудничество с РФПЛ. В свою очередь, футбольные функционеры обвиняют «Телеспорт» в том, что компания владеет всеми коммерческими правами РФС и не раскрывает, какую комиссию она удерживает от первоначальных спонсорских поступлений.

Бывший тренер сборной России, а ныне депутат Госдумы Валерий Газзаев также недоволен сложившейся ситуацией: «Россия — шестая лига Европы в рейтинге УЕФА, но лишь 14-я по доходам от телеправ. Это удивительно. 30 млн долларов в год на весь российский футбол — на что этого хватит?! Телевизионный контракт должен приносить совсем иные деньги!».

Эксперты считают, что бизнес-модель «Телеспорта» становится неэффективной, а сотрудничество с «Яндексом» и Mail.Ru Group вряд ли способно покрыть затраты компании.