ПОЧТИ КИНО: репортаж о съемках ролика для "Золотой Бочки"

2011-04-27 12:29:44 4287

Реклама – странная индустрия с очень невысоким КПД (по объективным, правда, причинам). Здесь между получением задания и финальным продуктом иногда проходит год – время, достаточное, чтобы зачать и родить ребенка или снять полнометражный фильм. Здесь рождаются сотни идей, которые никогда не выходят за пределы агентств, так и оставшись лежать «под сукном». Здесь ради выхода тридцатисекундного видео стараются десятки людей, причем зачастую из разных стран. И, пожалуй, только здесь несколько абзацев текста иногда превращаются в небольшое кино.

Именно к впечатлению «как в кино» стремится агентство JWT Russia при работе с клиентом САБМиллер. С радостью делимся интереснейшим опытом создания ТВ-кампании 2011 года для бренда «Золотая Бочка».

Съемки в павильоне. Площадка заняла, наверное, лишь десятую часть огромного ангара.

Режиссер

Для начала пара слов о режиссере.

Из Интернета об этом человеке можно узнать следующее: «Вадим Перельман – американский режиссер украинского происхождения. С 1990 года живет в Лос-Анджелесе», «…в 2003 году снял профинансированный Стивеном Спилбергом дебютный фильм “Дом из песка и тумана”, получивший три номинации на “Оскар”», «...в 2007 году снял свой второй фильм “Вся жизнь перед глазами” с Умой Турман в главной роли». Короче говоря, человек всю жизнь шел к съемкам «Золотой Бочки».

Агентству с Вадимом тоже сильно повезло. Не каждый день удается поработать с действующим голливудским мастером, к тому же русскоговорящим. К тому же напрочь лишенным капризов и даже, можно сказать, неприхотливым. Никаких VIP-трейлеров, персональных туалетов, шампанского и черной икры на площадке. В обед довольствовался теми же сосисками, что счастливо поглощала остальная съемочная группа.

Вадим Перельман: все сам.

За камерой – сам. С реквизитом – сам. Под лопастями вертолета – тоже сам. Более того, во время натурных съемок на аэродроме в Московской области Вадим несколько часов провел на открытой всем ветрам взлетно-посадочной полосе, позволив себе зайти в трейлер только по окончании съемочного дня. Умывался снегом. Сидя в снегу, дожидался следующей сессии съемок после перемещения камеры и реквизита. В общем, отказывал себе практически во всем, полностью отдавшись съемочному процессу. Не отвлекался ни на что и ни на кого. Даже Энтони Хопкинс, позвонивший во время сдачи режиссерского монтажа, услышал от Вадима только: «Sorry, Antony, I can’t talk right now» – и короткие гудки.

Экстремальный номер: съемка под лопастями вертолета.

Иными словами, работа с голливудскими режиссерами дает не только прекрасный результат, но и исключительный опыт. В данной ситуации можно пожалеть только об одном: по российскому рекламному законодательству мы лишены возможности показывать людей и снимать полноценные истории с сюжетом и хоть какой-то драмой. Иначе в кадре нашлось бы место и мистеру Хопкинсу.

Команда

Впрочем, ролики получились такими, какими получились, естественно, не только благодаря Вадиму. Помимо него на площадке работали и другие звезды рекламной индустрии. Это в первую очередь оператор Глен Кинан, снимавший в свое время Курта Рассела, Джона Траволту, Джейми Фокса, Марка Уолберга и сделавший нам прекрасную картинку, Тони Фиори, бир-стилист номер один в мире, а также российский художник-постановщик Сергей Иванов, известный по фильмам «Страна глухих», «Нежный возраст», «Царь» и др.

Арт-директор JWT Russia Илья Бакеркин общается с бир-стилистом Тони Фиори.

Трудность задачи любого оператора, снимающего пиво для российского рынка, заключается в том, чтобы, во-первых, не нарушить ограничения по «поведению» продукта в кадре, то есть просто снять пиво, которое не делает ничего, и, во-вторых, сделать так, чтобы при этом получившийся материал не выглядел верхом банальности и вопиющей тоской. Задача Глена дополнительно усложнялась тем, что ровно то же самое нужно было проделать и с другими объектами в кадре, сделав картинку по возможности максимально «драматичной», а главных «героев» действительно «героичными». На наш взгляд, это вполне удалось. Бутылки, банки, пробки и другие объекты смотрятся убедительно, а эффект «дрожи» и финальный взрыв бутылки выглядят по-настоящему эффектно.

Глен Кинан: “Вот сюда щас камеру направлю!”

Кстати, о взрыве бутылки. Тони Фиори – человек, поработавший чуть ли не со всеми пивными брендами в России, – делает взрывы с такой легкостью, будто он занимается этим каждый день. Тони действительно мастер на все руки. И вот этими самыми руками он сначала нарезал бутылки крестообразным образом, чтобы они действительно разлетелись осколками, а не сломались пополам, затем наклеил этикетки и залакировал стекло. В получившиеся бутылки-«лимонки» Тони стрелял резиновыми пулями из специальной пневматической пушки. Другая серия дублей ушла на реальное взрывание – то есть с помощью тротила. (Прямо как в детстве, когда найденные на улице бутылки из-под шампанского взрывали с помощью слесарного карбида и воды из лужи). На эту экзекуцию у нас ушел целый день. Потом мы взяли несколько разных дублей, замедлили рапид до любимого epic slo-mo и получили на экране монитора типичную картинку из программы «Искривление времени» канала Discovery. Очень круто!

Вообще-то так издеваться над продуктом в российской рекламе не принято, и тут надо отдать должное открытому мышлению клиента, который в предыдущей кампании позволил утопить продукт в песке и раздавить грязными танковыми гусеницами, а в текущей – взорвать его.

Была красивая бутылка и… до свидания!

Реквизит и натурные съемки

По сценарию действие происходит в неком жилище современного искателя приключений. Это уединенная хижина, находящаяся где-то в лесах Сибири – месте, в котором во время своих героических экспедиций останавливается наш мифический герой, любитель острых ощущений. Это наполовину Индиана Джонс, наполовину Федор Конюхов. Бутылки «Золотой Бочки» выполняют роль носителей ярких впечатлений, то есть того, что дает акция от «Золотой Бочки». Именно этими впечатлениями бутылки распирает изнутри – так, что все вокруг дрожит, а в финале одну из бутылок разрывает. Конюхов-Джонс тем временем с компанией друзей улетает на вертолете, вперед, к новым открытиям. Вот.

Так выглядит жилище современного искателя приключений: карты, бинокль и пиво.

Для съемок хижины была найдена настоящая изба, разобрана по бревнам и доскам и заново отстроена в павильоне. Чтобы простоявший в павильоне буквально пару дней сруб выглядел так, словно ему лет пятьдесят, постарался наш художник-постановщик – Сергей Иванов. Он развесил карты на стенах, пустил взвесь романтической пыли, вырастил «настоящий» хвойный лес за окном и даже зажег настоящий (без кавычек) огонь в камине. При этом интерьер был настолько насыщен предметами быта путешественника, что после съемок можно было просто собрать рюкзак и идти на поезд Москва – Благовещенск.

Арт-директор Илья Бакеркин заботливой рукой раскладывает реквизит.

«Сумка МакКены».

Что касается съемок вертолета, то это вообще отдельная история. Вот где искусство действительно потребовало жертв. Несколько десятков человек на протяжении многих часов на февральском морозе снимали то, что в итоге составило секунд семь экранного времени.

Он улетел, обещал вернуться и вернулся. Раз пятнадцать.

Со стороны все выглядит легко и просто: вертолет взлетел, потоками воздуха банку сдуло в камеру. На самом деле, даже просто спокойно лежащую банку снимали пару часов, а вертолет взлетал и садился столько раз, что, если бы он вместо этого спасал рыбаков с унесенных в море льдин, набралась бы сотня-другая человек. И все это время, как мы уже сказали, режиссер ни разу не ушел с площадки, а группу буквально прибивало к земле вихревыми потоками вертолетного винта.

Ничто не предвещало бури... но

Удивительный факт: когда снимали вертолет с работающими лопастями и всех на площадке посдувало в сугробы, те, кто находился прямо под лопастями, то есть режиссер и оператор, не испытывали вообще никакого дискомфорта. Оказывается, под винтом вихрь в разы менее свирепый, чем в паре десятков метров от вертолета.

Но это уже детали. Главное, что в результате мы имеем замерзшее, но счастливое агентство, довольного клиента, совершивший небольшой подвиг продакшн-хаус и три эффектных ролика в формате трейлеров к настоящему приключенческому фильму.

Итог

Понятно, что в сухом остатке нашей работы всегда остаются эфиры, цифры продаж и другие объективные данные, но всегда приятно, когда рабочий процесс доставляет такое удовольствие, а результат приносит практически полное эстетическое удовлетворение. Не будем лукавить, в нашей индустрии это случается не всегда, и опыт работы над проектом для «Золотой Бочки» – один из немногих примеров, когда возникло ощущение, что удалось снять нечто более интересное, чем обычный рекламный ролик.

«Золотая Бочка»: как в кино.

Автор статьи:

Андрей Каштанов,

копирайтер JWT Russia