Желание создать единого продавца телерекламы возникло не на ровном месте. Первоначально акционеры «большого Vi» объясняли свое решение необходимостью учитывать интересы всей индустрии в условиях динамично меняющегося рынка. В первую очередь, имелся в виду надвигавшийся экономический кризис. Однако проект покойного Михаила Лесина оказался не так прост — одной из главных причин появления единого продавца был вывод Vi из-под риска санкций, пишут «Ведомости».

После отставки Лесина от идеи мегаселлера решили отказаться, из проекта стали выходить участники. Казалось, что на грандиозных планах окончательно поставлен крест. Однако на прошлой неделе проект был реанимирован: ВГТРК, «Первый канал», «Газпром-Медиа Холдинг» и НМГ объявили о создании общенационального альянса по продаже ТВ-рекламы.

Буквально через несколько дней Международный консорциум журналистов-расследователей (ICIJ), Центр по исследованию коррупции и оргпреступности (OCCRP) опубликовали совместное расследование, посвященное офшорам. Глобальное расследование приоткрыло завесу над «теневой финансовой системой» чиновников и политиков по всему свету. Среди героев проекта — люди из ближайшего окружения президента России Владимира Путина. Расследование длилось более года, и именно его Дмитрий Песков, пресс-секретарь главы государства, анонсировал как «информационный вброс против Владимира Путина».

 

Иллюстрация Depositphotos

 

Во всей этой истории отношение к Vi имеет не только банкир Юрий Ковальчук. Среди совладельцев селлера был обнаружен Сергей Ролдугин, давний друг Путина. Известный виолончелист, глава Дома музыки в Санкт-Петербурге, используется президентом для решения оперативных, а порой непубличных задач, пишет «Новая газета». Согласно материалам расследования, с Ролдугиным связаны многочисленные офшорные компании, которые контролировали доли в крупнейших предприятиях страны в самых разных сферах экономики — от производства грузовиков до продажи ТВ-рекламы.

Структуры Ролдугина приобрели долю в Vi (тогда еще «Видео Интернешнл») шесть лет назад. Тогда СМИ сообщали, что контроль над Vi получил банк «Россия» Ковальчука, «Сургутнефтегаз» и владелец «Северстали» Алексей Мордашов. По информации журналистов, в 2010 году кипрская Med Media Network купила 12,5% акций Vi за 20 млн долларов, позже доля была доведена до 20%. Единственным акционером Med Media Network был офшор International Media Overseas, бенефициар которого — именно Ролдугин. Летом прошлого года 100% Media Overseas были переданы белизской Robertson Financial.

Долгое время Vi не раскрывала структуру акционеров — лишь в 2014 году группа подтвердила, что банк «Россия» владеет 16% акций. Компания была вынуждена сообщить размер пакета из-за многочисленных запросов от крупнейших рекламодателей – американских и европейских производителей товаров массового спроса, объясняли источники «Ведомостей». Владельцы международных брендов опасались, что работа с селлером нарушает санкции, которые ввели США и Евросоюз. Под санкциями оказались все активы Ковальчука.

Для Vi риск попасть под санкции повысится после публикации информации о Ролдугине, партнере Ковальчука и друге Путина, полагают источники. При этом в компании уверяют, что совладелец и его представители не принимали никакого участия в управлении. Об акционере-виолончелисте не знали и руководители других крупных медиакомпаний, выяснилось в ходе опроса.

Ранее Ролдугин не делал секрета из дружбы с президентом, о его знакомстве с президентом говорится в главной книге-биографии Владимира Путина «От первого лица». Единственный актив, который упоминался публично, — это миноритарная доля в АКБ «Россия». «Я не бизнесмен, у меня нет миллионов», — говорил Ролдугин в интервью The New York Times в 2014 году.

Когда с ним связались авторы расследования, он заявил, что «это предмет отдельного разговора». «Я был связан с этим бизнесом давно-давно. Еще до перестройки. Так получилось. И потом это стало развиваться, и получились такие вот вещи. Из этих денег в том числе субсидируется Дом музыки», — сказал Ролдугин и пообещал поговорить с журналистами позже. Однако на последующие телефонные звонки он так не ответил.