Фото YBW

 

Группа Yellow, Black and White, известная на рынке производством линейки сериалов и шоу для каналов «СТС Медиа», отметилась в последнее время рядом успешных телепремьер. Начиная с комедийного сериала «Кухня», вышедшего осенью, и заканчивая зимними новинками – новым сезонами ситкома «Светофор» и «Шоу Уральских пельменей». Sostav.ru побеседовал с генеральным продюсером ГК YBW Эдуардом Илояном и генпродюсером проектов Алексеем Троцюком о новой эре российского контента, об онлайн-пиратстве и о том, почему видео-портал сегодня эффективнее кабельного канала.

- Насколько бизнес YBW вырос за последний год?

- Э. И. Если говорить про 2012 год, то здесь, прежде всего, нужно отметить рост новых направлений в нашем бизнесе: старт компании AllMedia на рынке кинодистрибуции и лицензирования и бурное развитие сегмента digital. Оба направления увеличивают долю в прибыли нашей компании, и мы рассчитываем, что они будут расти и впредь. В целом же мы ставим себе задачей общий рост бизнеса на 25-30% в год. Пока мы этот план даже перевыполняем.

- И насколько?

- Э. И. Тоже на 25-30%. Причем digital-сегмент показывает самый быстрый рост: хотя интернет-рынок растет сейчас динамичнее прочих, мы по темпу несколько опережаем и его. Всего, по данным TNS Web Index, у нас сейчас примерно 10-11% рынка. Впрочем, если отвлечься от этих числовых показателей, нам, прежде всего, приятно, что та бизнес-модель, которую мы приняли в 2010 году, полностью себя оправдала. Мы даже видим, что наши конкуренты в нише digitalначинают руководствоваться сходной стратегией.

- Что это за стратегия, если подробнее?

- Э. И. Во-первых, мы ставим контент во главу угла. Во-вторых, мы занимаемся дистрибуцией, а не охотой за эксклюзивными правами, как это делают некоторые онлайн-кинотеатры: платят бешеные деньги, в надежде, что это привлечет к ним аудиторию и рекламодателей, чего, при имеющемся уровне пиратства, конечно же, не происходит.

Наконец, мы строим собственную студию с прицелом на монетизацию своего контента. Как вам известно, существуют рекламные агентства полного цикла, и мы хотим стать чем-то подобным в нашей области: создавать контент и строить вокруг него каналы трансляции.

- А. Т. Говоря о контенте, я бы заметил, что, по-хорошему, все истории сейчас универсальны. Например, есть очень успешный кинопроект «О чем говорят мужчины». Одновременно это такая же успешная история на сцене, и вместе с тем мог бы появиться сериал «О чем говорят мужчины», а в интернете – мини ситком в формате пяти минут и так далее. Любой проект может найти отражение во всех системах трасляции контента, лишь бы он был интересен.

- Если я правильно понимаю, digital-направление – это пока очень небольшой процент ваших доходов.

- Э. И. Пока да. По большому счету этот рынок только появился, однако все понимают, что со временем разных каналов трансляции будет становиться все больше и больше.

- Что привлекает аудиторию на ваш видеопортал, если любой человек может зайти во «ВКонтакте» и скачать там все, что захочет?

- Э. И. Начнем с того, что «ВКонтакте» вы не можете скачать наше видео: если вы его там найдете, то будете смотреть в нашем же плеере. Есть определенные рычаги, с помощью которых мы пытаемся выстраивать партнерскую сеть, приходить на сайты, говорить «друзья, вы показываете нелегально, давайте мы поставим вам наш плеер, и вы будете зарабатывать вместе с нами». Так действуют западные игроки и несколько игроков в России.

- А. Т. Вообще, единственный способ борьбы с пиратством состоит в том, чтобы предложить пиратам более выгодные условия. Мы не можем победить пиратство как таковое, но если человек понимает, что на его странице (не важно, где - «В Контакте» или на каком-то персональном сайте) будут смотреть наше видео, ему будет гораздо интересней, надежней и безопасней поставить тот же самый ролик в нашем плеере.

Мы легализуем пиратство, по большому счету. При этом мы сами ищем аудиторию в интернете, а не заставляем ее искать нас.

- Э. И. Мы легализуем пиратство, по большому счету. При этом мы сами ищем аудиторию в интернете, а не заставляем ее искать нас. К тому же не стоит забывать, что сейчас мы показываем телеконтент, и пираты работают синхронно с телевидением; когда же мы станем выпускать проекты, которые будут идти только в интернете, то они автоматически начнут отставать.

- Большая часть вашего премьерного контента покупается каналом СТС, а оставшееся идет на несколько малых каналов. Вы намерены в ближайшем будущем как-то расширять этот пул?

- Э. И. На самом деле мы очень довольны сотрудничеством с СТС; это стратегический партнер, с которым нам комфортно общаться. С другой стороны, мы делаем проекты и для других каналов: поскольку мы независимая компания, у нас нет какой-то принципиальной привязанности к тому или иному холдингу. Однако тот объем контента, который мы создаем, отбирает слишком много времени, чтобы в полную силу заниматься чем-то еще. В нашем портфеле на сегодня более 70 проектов на разных стадиях производства.

Конечно, мы идем к тому, что число наших платформ будет расти, и это будет не три-четыре канала, а на порядок больше. У нас есть взаимодействие с каналом «Россия», с Рен-ТВ, с холдингом «Дисней» - «Ю». Но мы не ставим себе целью просто продать кому-нибудь тот или иной проект: у нас есть предложения от нескольких каналов, которые мы пока не можем принять, просто потому, что не хотим делать свою работу плохо, только чтобы в краткосрочной перспективе заработать денег. Нам очень важно наше имя.

- Вам вообще кажется перспективным сотрудничать с малыми и кабельными каналами?

- Э. И. У нас даже есть стратегия по открытию пакета таких каналов. Но пока рынок не готов для этого. У кабельного телевидения в нашей стране нет денег на премьерный продукт, а на наш взгляд, кабельный канал должен заниматься именно им, а не транслировать уже готовую библиотеку. Пока что 90% российских спутниковых каналов – за исключением «монстров» вроде «Дискавери» - ничего не генерирует. Притом что весь западный кабель – это продакшн.

С другой стороны стоит признать, что сегодня видеопортал может заработать больше кабельного канала, и при этом потребует меньше усилий.

- Не секрет, что наш сериальный контент пока что уступает в качестве западному; что, по вашему мнению, мешает нам выйти в этом смысле на общемировой уровень?

- А. Т. Знаете, здесь нужно правильно понимать ситуацию. Ни один западный сериал на нашем рынке даже близко не дает таких рейтингов, которые есть у «Кухни» или «Интернов». На нашей территории российский контент выигрывает в разы. Другой вопрос, что есть часть аудитории, которой телеконтент в принципе неинтересен; хотя даже она просматривает какую-то небольшую, но яркую часть телешоу в интернете.

Ни один западный сериал на нашем рынке даже близко не дает таких рейтингов, которые есть у «Кухни» или «Интернов».

Почему таких шоу, таких сериалов мало? – Потому что нет устоявшейся индустрии: на западе она существует уже восемьдесят лет, а у нас – грубо говоря, лет десять-пятнадцать. Раньше было два-три канала, их обслуживал один институт, в котором люди учились делать очень конкретную работу; сейчас каналов 450, но новые люди автоматически не появились. Другое дело, что уже растет поколение, которое будет эту новую индустрию развивать; за последние годы на телевидение пришло много людей, которым оно действительно интересно.

- Э. И. Не стоит к тому же забывать, что у нас совсем другой рекламный рынок. Большой, но гораздо меньший в пропорциональном отношении, чем тот же американский. Англоязычный контент создается на миллиард человек, на все англоязычные страны. Тогда как мы работаем на 140 миллионов, максимум – на двести, если взять Украину и Белоруссию. Здесь иная экономика и другая цена рекламного контакта.

- А. Т. Вообще очень хорошо, что сейчас мы живем в глобальном мире, где контент распространяется мгновенно, и люди, которые занимаются его производством, внимательно просматривают все, что делается. Это обогащает, и тоже в какой-то мере уменьшает наше отставание. Недавно в Америке был тренд по покупке и адаптированию израильских сериалов, и я уверен, что рано или поздно за этим придут и к нам. В России много талантливых людей, просто нужно чтобы они научились работать на уровне.

- То есть такая позиция в медиаменеджменте, которую, выражаясь без обиняков, можно озвучить, как «пипл хавает, и ладно», уходит, наконец, в прошлое?

- А. Т. Конечно. Она уходит в прошлое и по той простой причине, что конкуренция растет. К тому же зритель уже многое видел, и планка поднимается все выше.

- Кстати, а сами-то вы свой контент смотрите?

- А. Т. Разумеется. Ведь каждый сериал - это не готовый диск, а целый ряд процессов, которые требуют постоянного контроля, и если то, что ты производишь, не вызывает у тебя интереса, ты никогда не заставишь себя довести дело до конца, это будет такое сверхусилие. Поэтому, когда у нас появляется идея, то именно желание увидеть, что из этой идеи получится, какие она будет вызывать эмоции, и помогает нам работать

- В последние годы оформилась тенденция просмотра сериалов не только через телевизор, но и через интернет. По-вашему, это серьезный тренд?

- Э. И. Судя по данным TNS, пока не очень. В то же время мы понимаем, что в перспективе это будет чувствоваться. Однако за телевидением всегда останется весомый плюс: оно будет выпускать премьеры, потому что кроме него никакая другая площадка этого пока делать не может. На наш взгляд, интернет будет размывать успешность дополнительных показов, поскольку дополненное и отложенное смотрение будет переходить в сеть.

За телевидением всегда останется весомый плюс: оно будет выпускать премьеры, потому что кроме него никакая другая площадка этого пока делать не может.

- А. Т. На самом деле для телевидения в этом есть безусловная польза – как от всякой конкуренции. Если у людей появились новые развлечения в нише медиа, то телеиндустрии надо доказывать, что ее развлечения ярче и актуальнее.

- Вы работаете не только на российском, но и на украинском рынке; ваша стратегия там сильно отличается от местной, или это по сути одно и то же медийное пространство?

- Э. И. Вовсе нет. На Украине телебизнес на поверку совершенно не рыночен. Там существуют холдинги, которые, при рынке в 450 миллионов, имеют годовые расходы в миллиард; то есть очень много убыточных каналов. Вместе с тем у них высокая конкуренция, которая, безусловно, обеспечивает качество, так что спектр предложения украинскому телезрителю растет (хотя владельцам каналов от этого пока не легче). Мы со своей стороны исходим из того, какой продукт, на каком из каналов просмотрит больше зрителей.

Украинское телевидение сегодня сильнее, чем украинский рынок. У него очень большая популярность, оно охватывает почти все сферы жизни; это прогрессивное, очень европейское и конкурентное телевидение. Я думаю, что если в местной экономике произойдут какие-то позитивные сдвиги, то рекламодатели очень быстро это почувствуют, и индустрия в короткие сроки станет прибыльной. Поэтому, естественно, мы хотим и дальше там присутствовать; не развиваться на таком большом сегменте русскоязычного пространства – серьезная ошибка.

- Какие значимые тенденции на рынке вы видите в последнее время? На ваш продюсерский взгляд.

- Э. И. Как уже говорилось, нам нравится, что растет качество контента. Появляются проекты-события: «Обратная сторона луны» и «Голос» на «Первом канале», «Кухня» на СТС, выходят яркие программы на ТНТ и на «России». Понятно, что у каждого свой жанр, но в целом телевидение шагает вперед, и это не может не радовать.

- А. Т. По сути, телевидение сейчас – это очень честная и конкурентная среда. Потому что рейтинги не обманешь. Это сфера, в которой появляется все больше игроков; поиграть на этой бирже контента постоянно приходят все новые каналы, которые привлекают в индустрию новые деньги для самых различных проектов. Такая здоровая конкуренция будет выращивать мощные компании, потому что другие при ней выжить просто не смогут.