Если попросить любого из вас назвать какой-нибудь американский или английский университет, вы незамедлительно вспомните Массачусетский Технологический, Калтех или, например, Оксфорд. А если бы я спросила, слышали вы когда-нибудь про Кембридж или Гарвард, вы могли бы и вовсе сделать оскорбленное лицо.

Такой же вопрос я задала 400 иностранцам из разных уголков мира*, разместив анкету на Реддите, только я просила их припомнить хотя бы один российский университет. 307  из них - а это 77%! - не смогли назвать ни одного. 34 человека (9%) вполне логично предположили, что, наверное, существуют «Университет Москвы» и «Университет Санкт-Петербурга», кто-то вообще написал «Минск», а один канадец даже предложил ответ «Распутин».

33 респондента все-таки назвали МГУ, а среди остальных ответов встречались единичные упоминания Сколтеха, МГЛУ, МФТИ, ИТМО, Московского и Питерского Политехов, а также Новосибирского и Казанского университетов. Здесь у вас должен возникнуть вопрос: зачем она вообще этим занималась, почему не спросила, верят ли он в тотальный русский алкоголизм или в медведей на Красной площади?

 

 

Дело в том, что я научный коммуникатор. Эта профессия, существующая на западе уже долгие годы, только-только зарождается в нашей стране. В конце нулевых вместе с возрождением науки начали появляться и научные коммуникации: сейчас все больше российских НИИ и НОО вводят функцию пресс-секретаря, а иногда и небольшой пресс-службы (кстати, по данным недавнего исследования АКСОН и РВК за последние 3 года доля таких учреждений увеличилась на 18%); 2 недели назад прошла первая премия за достижения в области научных коммуникаций, в которой участвовали больше ста научных организаций. В нашей стране идет активный процесс сближения науки с обществом, властью и бизнесом, и это, я уверена, только начало пути.

Проект «Коммуникационная лаборатория» РВК объединяет ученых, научных журналистов и PR-специалистов с целью продвижения научных идей среди широкого круга людей и связи ученых с бизнесом и государственными институтами.

Сейчас в основном усилия направлены на то, чтобы выстроить эту инфраструктуру внутри страны, и мало кто успевает уделять внимание зарубежным коммуникациям. А между тем в последние десятилетия за рубежом успел образоваться настоящий информационный вакуум в отношении российской науки и образования. Остался только яркий отблеск истории советских достижений. 

 

 

Попросите любого знакомого иностранца назвать первые три слова, которые у него ассоциируются с российской наукой - он ответит «космос», «ядерная гонка» и «спутник». Может быть вспомнит периодическую таблицу Менделеева. По крайней мере большинство моих респондентов ответили именно так.

 

Облако ассоциаций иностранцев со словами «Russian Science». Размер шрифта отражает популярность ответа

 

Конечно, среди ответов попадались и крэйзи хакеры, и медведи в лабораторных халатах, и «New vodka technology». Даже «Распутин», правда все от того же настойчивого канадца.

Получается, весь мир думает, что в современной России нет передовой науки? Очень даже есть! В декабре в IUPAC зарегистрировали 4 новых химических элемента таблицы Менделеева, открытых физиками из ОИЯИ, чуть раньше Томский политех разработал гибридные имплантаты, которые полностью растворяются в организме, превращаясь в костную ткань, а в МФТИ, прямо в соседнем от меня кабинете, наши молодые ребята из лаборатории нанооптики и плазмоники создали первый в мире биосенсор на основе графена, и даже уже успели запатентовать его в США.

Причина такого скудного представления о нас за рубежом в коммуникациях, а точнее в их отсутствии. Максимум, с чем успевают справляться наши пресс-службы - это перевести пресс-релиз на английский язык и выложить его на EurekAlert (популярный агрегатор научных новостей), где его подхватят какие-нибудь мелкие узкопрофильные (ну хорошо, иногда и Daily Mail) зарубежные СМИ.

Даже это делают только самые продвинутые институты. Пресс офисы есть далеко не у каждого учреждения, а многие, у кого есть, просто не могут оплатить подписку на этот спасительный агрегатор. И только некоторые пресс-службы (из моих знакомых это коллеги из МГУ, Сколтеха, Университета ИТМО и Вышки) работают над личными контактами с журналистами, инициируют спецпроекты в зарубежных сми.

 

 

В последнее время эта работа осложняется и политической ситуацией. Когда в Америке Трампа обвиняют в коллаборациях с Путиным, любое упоминание России в хорошем ключе может быть рассмотрено как пропаганда. Журналисты ведут себя осторожно, и сейчас опубликовать материал в американском издании не так просто, даже если ты пишешь про нанофотонные микропроцессоры. Я уже несколько раз сталкивалась с такими отказами.

В Великобритании с этим чуть проще - желтая пресса не пройдет мимо хорошей истории и не упустит возможности ввернуть какую-нибудь политическую шуточку. Например, новость в Daily Express про российскую разработку лекарств для увеличения продолжительности жизни может выйти под заголовком  «Путин собрался жить вечно».

 

 

МФТИ решили сделать первый шаг, чтобы сломать этот лед, и в этом году вместе с Коммуникационной Лабораторией РВК и при поддержке Университета ИТМО мы организовали пресс-тур зарубежных научных журналистов «Russian Science Week». За 7 дней они посетили лаборатории ведущих институтов Москвы и Санкт-Петербурга, познакомились с учеными, задали им тысячу вопросов и убедились, что, во-первых, их мамы зря волновались - в России совсем не опасно, а во-вторых в постсоветской науке есть много интересных историй и помимо космоса.

Мы поговорили с журналистами о том, как изменилось их мнение о российской науке после Russian Science Week, и вот что они ответили:

Becky Ferreira.
Корреспондент интернет-издания о науке и технологиях «Motherboard», США
Что думал о российской науке до пресс тура: Космос и IT технологии.
После: Я совершенно не могла себе представить, что у вас есть фундаментальная цель коммуницировать с внешним миром. Я писала несколько материалов о российском космосе в историческом контексте, но про саму науку никогда -  не знала, как с вами связаться и боялась языкового барьера. Сейчас, когда я познакомилась со столькими российскими учеными и знаю, что все они прекрасно говорят на английском, у меня появился этот якорь.

 

 

Marc Cherki
Научный корреспондент ежедневной газеты «Le Figaro», Франция

До пресс тура: Величие, сила, неизвестность. Молодая страна с великим прошлым.
После: Во время тура меня удивило количество международных научных коллабораций, в которые вовлечена Россия - это гораздо больше, чем я могу видеть из научных публикаций. Меня также очень удивил и заинтересовал институт ядерных исследований в Дубне - контраст между чем-то совсем новым и старым. Установка, которую вы там строите, меня поразила - ОИЯИ, несомненно, один из ведущих институтов мира в этой области.

Jamie Vernon
Главный редактор и руководитель направления научных коммуникаций в журнале «American Scientist», США

До пресс тура: исследования отстали во времени, недофинансирование
После: энтузиазм, компетенция, профессионализм
Больше всего меня удивила ориентация на прикладные исследования - это не то, что я ожидал увидеть. Я также представлял себе старшее поколение ученых, более догматичных людей. Но мы видели молодых ученых, которые нацелены на коммерциализацию и немедленный результат.

Brian Malow
Корреспондент журнала American Scientist и первый научный комик США

До пресс тура: Международная космическая станция
После: Я бы не сказал, что я раньше много знал о русской науке или русских ученых. Скорее даже ничего. Сейчас мои три ассоциации были бы биотех, космос и квантовые компьютеры. И наверное, рост - взгляд в будущее и инвестиции в будущее.

 

 

Himanshu Goenka
Научный корреспондент интернет-издания International Business Times (США), живет в Индии.

До пресс тура: Космические и ядерные исследования, военные разработки
После: Ориентация на прикладные исследования, инновации, молодые ученые.
В Индии Россия всегда ассоциировалась с научной силой и военной мощью. Я знаю, что в России есть крутая наука, но много информации доступно только внутри вашей страны, и с журналистской точки зрения это большая проблема. Вы не переводите веб страницы на английский язык, многие данные не открыты для публичного пользования (как, например, у НАСА). И все это производит впечатление закрытости и секретности. Может быть отчасти виноваты и Голливудские фильмы, которые показывают российских ученых как злых гениев, которые сидят в секретных лабораториях - это влияет на людей.

Richard Gray
Фрилансер, колумнист American Scientist, The Sun, The Telegraph, The BBC, Daily Mail, Великобритания.

До пресс тура: ядерные исследования, космос, математика.
После тура: На Западе есть представление, что вся наука в основном сконцентрирована у нас. Но я увидел, что Россия не только может конкурировать на международном уровне, но что у вас есть исследования и в совершенно новых для нас областях.

По результатам пресс-тура уже начали появляться первые публикации в зарубежных сми. В International Business Times вышла статья про Венеру-Д - совместный проект Института Космических Исследований РАН и НАСА; Le Monde написали большой обзор про революцию российской науки и ее последние достижения.
Давайте продолжать работать в этом направлении, и возможно, через несколько лет, если вы спросите у случайного европейца: “Что у тебя ассоциируется с российской наукой?”, он ответит: “Инновации, энтузиазм и профессионализм”.

 

Текст: Ася Шепунова, ведущий специалист пресс-службы, координатор международного продвижения МФТИ

 

*Страны, принимавшие участие в опросе
Япония (1), Аргентина (1), Австралия (15) Австрия (2), Бангладеш (1), Бельгия (4), Бразилия (3), Канада (30), Хорватия (1), Куба (1), Чехия (1), Дания (3), Египет (1), Эстония (1), Финляндия (4), Франция (12), Германия (15), Греция (2), Гаваи (1), Венгрия (1), Исландия (1), Индия (7), Италия (4), Латвия (2), Литва (2),, Мальта (1), Польша (2), Мексика (3), Молдавия (1), Нидерланды (5), Новая Зеландия (4), Норвегия (4), Перу (1), Филлипины (2), Польша (2), Португалия (3), Румыния (2), Шотландия (2), Испания (1), Швеция (9), Швейцария (3), Тайланд (1), Турция (3), ОАЭ (1), Великобритания (30), Уругвай (1), США (204)

** Организации - участники пресс-тура
Московский физико-технический институт, МФТИ
Санкт-Петербургский Университет информационных технологий, механики и оптики, ИТМО
Российский квантовый центр, РКЦ
Объединенный институт ядерных исследований
Институт космических исследований, ИКИ РАН
Институт Биоогранической химии, ИБХ РАН
Биокад
Биовитрум