Билл Уолсгроув, фото из личного архива

Российский дизайн обладает огромным потенциалом, но пока не знает, как заявить о себе на международной арене. Такого мнения придерживается один из самых активных представителей британского дизайна Билл Уолсгроув, не понаслышке знакомый с российским дизайн сообществом. Корреспонденту Sostav.ru удалось задать эксперту несколько вопросов о перспективах выхода на международный уровень отечественной индустрии дизайна.

- Билл, в начале беседы хотелось бы задать вам крайне интересующий меня вопрос: вы являетесь креативным директором BrandVoice, но называете себя не иначе как Head of ideas. Почему?

- Я не люблю эту фразу «креативный директор». Компании нанимают меня, чтобы я предложил им пути, которые помогут сделать их лучше и отстроить от конкурентов. А лучше компанию могут сделать идеи, поскольку идеи позволяют компаниям меняться и двигаться дальше.

- Вы, насколько я знаю, уже давно работаете с российскими компаниями. Насколько изменилась отрасль за все это время?

- Впервые я начал работать на российском рынке 10 лет назад. И изменения с тех пор произошли потрясающие. Когда я впервые приехал в страну, российские дизайн-компании были в первую очередь заинтересованы в улучшении их сервиса и качества дизайна, им требовались знания. Они живо интересовались тем, что происходит в мировых центрах дизайна, таких как Лондон, Милан, Нью-Йорк.

Десять лет назад российский дизайн казался мне немного скучным, сейчас я придерживаюсь совершенно другого мнения. С тех пор Россия изменилась, изменилось общество, а вместе с ним и дизайн. Сейчас качество российского дизайна заметно выросло, и он стал востребованным и конкурентоспособным на международном уровне.

Россия, безусловно, не известна как родина дизайна, но для зарубежных дизайнеров ваша страна всегда была важна в культурном смысле. Она воспринимается нами, как родина конструктивизма как направления, Лисицкого и Родченко как мастодонтов графического дизайна и мн.др. Так, например, конструктивизм оказал огромное влияние на британскую типографику, в том числе на Невила Броуди, который сейчас возглавляет отделение типографики в Королевском колледже искусств.

Таким образом, среди британских дизайнеров присутствует страстное отношение к российской культуре, к ее наследию. Что замечательно в российском дизайне, за что я его люблю – некая усмешка над собой.

- Как бы вы охарактеризовали российский дизайн?

- Экспрессивный, эксцентричный, очень своеобразный, с вызовом. Если бы у меня спросили, каково место российского дизайна на мировой сцене с западной точки зрения, то я бы сказал, что пока это очень загадочная и малоизвестная область.

- Как и сама страна?

- Мы мало знаем о России, это все еще неизвестная территория для нас. Она остается загадкой с нераскрытым потенциалом. И я уверен, что сейчас мы наблюдаем лишь ранние дни расцвета российского дизайна, мы еще увидим много интересных вещей, много произведений из разных областей, которые поразят мир.

То, что сейчас происходит в России - это эквивалент индустриальной революции в Великобритании, которая определила характер страны и путь ее дальнейшего развития. Здесь сейчас происходят определенного рода технологические и финансовые изменения. Тем, кто живет здесь, сложно оценить степень этих изменений.

Для меня как для дизайнера Россия крайне интересна... Я работаю в Великобритании, я люблю свою страну, это предсказуемая страна. Россия постоянно меняется.

- И все-таки на международном уровне его позиции довольно слабы. Кроме того, мы видим, как зарубежные агентства приходят на российский рынок, а вот российские агентства выходят за рубеж гораздо реже. Как вы думаете, в чем причины?

- Я думаю, то желание, те возможности, которые есть у российских дизайнеров, вполне могут позволить России занять более высокие позиции на мировом рынке. Один из самых главных факторов, которые мешают - российский креатив все еще ориентирован на российский рынок.

Если российские дизайнеры захотят выйти на международный уровень, им нужно быть менее национальными и более интернациональными. А еще - более уверенными в себе, потому что у вас есть все качества и ресурсы, но вы не знаете, как правильно себя продать. В российском профессиональном сообществе чувствуется неутомимое желание найти свой путь, заявить о себе.

- И как лучше это сделать?

- По большей части это должно складываться интуитивно. Для того, чтобы российскому дизайну обрести свое лицо, нужно сначала его осознать, а потом продвигать везде. Но было бы еще здорово, если бы в России появился институт, который мог бы профессионально от имени российского рынка говорить с западными профессиональными сообществами в области дизайна, а также, чтобы ему оказывалась государственная поддержка.

Например, в Великобритании существуют такие институции как British Design Council  и Design Business Association, которые способствуют развитию индустрии и, прежде всего, ее экспорту. Для того, чтобы дать российской индустрии дизайна уважаемое лицо на Западе, нужно проводить последовательную работу (в том числе и в области странового брендинга как части), поскольку рассказывая профессиональным рынкам на Западе о том, что в России существует качественный и убедительный дизайн, который опирается на богатые культурные традиции, но в то же время обращен к современности, можно влиять на построение позитивного образа страны в целом.

- В чем, по-вашему, заключаются сильные и слабые стороны российского дизайна?

- Самая большая проблема, с которой сталкивается российское профессиональное сообщество, это то, что дизайн здесь не так много внимания уделяет своей социальной функции. Если мы говорим о премиальных брендах, то здесь работы российских дизайнеров на уровне международных ожиданий, но у дизайна также есть социальная функция, он способен помочь в решении проблем в обществе, так что вашим специалистам нужно еще обратить внимание на социально значимые вещи.

- А если говорить об экономических проблемах? Их в России довольно много. Может ли их решить дизайн?

- Вполне. Например, в британской экономике есть четыре вещи, которые составляют значимые статьи экспорта: это банковские услуги, страховые услуги, юридические услуги и дизайн. Спектр услуг, которые оказывают британские дизайнеры, очень широк. Этот очень большие деньги. В Британии дизайн - это экономическая сила. Если посмотреть на мир, мы знаем, что Нью-Йорк - это столица рекламы, Париж и Милан - это модные столицы, а Лондон воспринимается как столица мирового передового дизайна.

Я думаю, это также связано с природой самого города, потому что Лондон всегда воспринимался как креативный хаб. Это одна из причин, по которой многие, в том числе и русские, выбирают Лондон, чтобы жить, творить и вести бизнес, этот город открыт к сотрудничеству.

Билл Уолсгроув - владельц и креативный директор BrandVoice London, членом DBA (Design Business Association, UK), PDA (Pan European Brand Design Association, Europe) и D&AD. Один из наиболее активных представителей Британского дизайн-сообщества и амбассадор British Design Council. Перед тем, как открыть собственное агентство, г-н Уолсгроув работал в Лондонской брендинговой и дизайнерской студии SMS, затем в агентстве Coley Porter Bell (WPP Group), Interpubic Group, Futurebrand.

Редакция выражает благодарность TNC.Ads.Brands за помощь в организации интервью.