Rambler News Service, пожалуй, самый успешный медийный стартап в портфеле группы Rambler&Co: менее чем за год новое деловое информационное агентство заняло устойчивую позицию среди российских новостных источников. Sostav.ru пообщался с главным редактором RNS Петром Канаевым и узнал, как и зачем проект был запущен, каких показателей достиг и чего от него ждать в будущем.


Петр Канаев. С 2005 г. работал в отделе экономических новостей интернет-издания «Газета.Ru». С 2006 г. - редактор отдела экономики «Газеты.Ru», затем заместитель главного редактора, куратор бизнес-блока.  В 2013-15 гг. - заместитель главного редактора экономической службы ТАСС. С 2015 г. - главный редактор информационного агентства Rambler News Service.
 

 

- Как и зачем был запущен Rambler News Service?

- Все просто. Rambler&Co, наш владелец - это группа компаний, в группе должен быть первоисточник информации. Это сейчас очень высоко ценится. Не "копипаст", а производство собственных эксклюзивных новостей. Для этого мы и создали информагентство.

Мы однажды сидели с коллегой из Rambler Cергеем Яковлевым (заместитель исполнительного директора по медиа Rambler&Co - прим. Sostav.ru), разговаривали, и он выступил с идеей: «Давайте подумаем, как запустить свое информационное агентство деловых новостей». Я с этой идеей прожил какое-то время. Для меня это было удивительно, потому что я тогда работал в ТАСС. Но вот решился, поверил.

 


Петр Канаев

 

- А другие издания группы с функцией первоисточника не справлялись? "Газета.ру", например?

- Почему не справляются? У них есть отличные бизнес-разделы, но они не специализируются на деловых новостях. "Газета.ру" и "Лента" гораздо шире, это общественно-политические издания. А мы - первоисточник деловых новостей.

- Вы работаете вместе с другими изданиями группы или они часть конкурентного поля?

- Они наши клиенты, потому что они берут наши новости, когда они быстрее и лучше, чем у других. Но когда они нас обойдут с какой-нибудь классной новостью, они конкуренты. Если контент заслуживает того, чтобы мы его использовали, мы используем его в любом случае из любого источника. Нужно с уважением относиться к чужим успехам.

- Удивительно, что у вас нет никакой интеграции с сайтом Рамблер.ру…

- Есть неплохая менеджерская позиция, что проект должен быть в большой степени самодостаточным. Он должен двигаться сам, сам что-то добавить холдингу, а не "доить" из него трафик. Я люблю повторять: "Не акционер работает на компанию, а компания на акционера".

- Сколько людей сейчас работает в редакции и что это за люди?

- Чуть меньше 40. Производством новостей занимаются журналисты в полях и группа мониторинга. Служба выпуска занимается обработкой новостей и публикацией. Я и два моих заместителя. Всё.

Мы стараемся, чтобы была школа нормальной деловой журналистики. Есть определенное число носителей этой школы. Это люди из "Коммерсанта", из "Газеты.ру", из "Ведомостей". Наша задача - передать эту школу людям помоложе. Нужно создавать на работе атмосферу взаимного профессионального роста, в том числе для главного редактора.

 

В июле 2016 г. количество посетителей сайта RNS по данным TNS Russia (десктоп) составило более 3 млн человек в возрастной группе 12-64.

 

- Сейчас бизнес-издания часто привлекают колумнистов из числа известных предпринимателей. Слободина, например. Вы как к этому относитесь?

- Я отлично к этому отношусь, это интересно. Любой крупный бизнесмен или чиновник понимает, что попасть в колонку - не значит заниматься глупым самопиаром. Для них это способ донести и сигнализировать какую-то идею или важную позицию, донести какую-то модель. Это важно и для нас, и для аудитории. И мы будем лучше понимать, что происходит.

- Не страшно было приходить в нишу бизнес-изданий?

- Не страшно, как оказалось. И потребность есть - это видно по цитируемости. Если ты вытащишь первый важную новость, она нужна всем. Более сложный вопрос - организовать конвейерный подход к производству новостей. Нельзя жить только острыми эксклюзивами, тогда это будет журналистский бутик. Дорогой, но при этом не очень хорошо зарабатывающий.

Нужен потоковый характер новостей, где есть большая доля важного для отраслей эксклюзива. Важно не переходить опасную черту, когда люди акцентируются только на эксклюзивы, такие примеры есть на рынке, и обычно это приводит к вырождению качества контента.

Охота за эксклюзивом приводит к тому, что люди стараются вытащить что-то мелкое и неважное и продать это как нечто ценное. Наша работа - быть первоисточником важных и интересных новостей публичного сектора. Т.е. общедоступной информации, новостей компаний, публичного выступления первых, вторых, третьих лиц.

Эта информация должна что-то потенциально менять на рынке, о чем-то сигнализировать. И к такой информации мы добавляем свою эксклюзивную работу – то, что, цитируется.

- Но если хочешь сделать трафик, общественно-политические темы лучше подходят, разве нет? Многие бизнес-издания сейчас идут в эту сторону в погоне за трафиком

- Задача занять лидирующую позицию по объему аудитории передо мной не ставилась. Стоит задача занять хорошую позицию по качеству аудитории. Для этого не нужно писать про происшествия или интернет-мемы.

- Из-за кризиса разве людей, интересующихся новостями бизнеса, не стало меньше?

- Наоборот, когда непонятно что происходит в экономике, тебе об этом больше хочется узнать. Спрос растет на такие новости, это факт. Ну и плюс к этому мы работаем на более широкую аудиторию, чем издания, работающие по подписной модели. Нет эффекта экономии на прекращении потребления.

 

 

 

 

- Какие форматы сейчас интересны читателям?

- Есть потребность в расследованиях, и мы будем работать в этом направлении. Есть интерес к лонгридам, к авторским колонкам и мнениям, которые поясняют, что произошло. Мы как угодно можем стараться написать понятно про пенсионные модели, но все равно мнение погруженного в этот вопрос эксперта будет намного интереснее и понятнее.

- Расследование - это достаточно опасный жанр, по нынешним временам, экономика же тесно связано с политикой. Посмотрите на РБК.

- Мы работаем не для того, чтобы нравиться или не нравиться кому-то. Если ты подходишь к материалу объективно, с доказательной базой, опираясь на проверенные источники – это отличная работа. В моем понимании писать нельзя всего на одну тему – по материалам, приближенным к гостайнам. Это уже не журналистика, а шпионаж.

Что касается судьбы РБК, то это издание, я уверен, еще покажет себя с лучшей стороны. Туда пришли честные и профессиональные люди для того, что постараться сработать ещё лучше.

- Какие еще задачи перед вами поставили акционеры?

- Авторитет издания, восприятие его целевой аудиторией. Нет KPI по охвату, есть KPI по цитируемости. Узнают, отвечают на вопросы, знают, хотят здесь быть. Для меня ключевой показатель - это цитируемость, поскольку я отвечаю за редакцию.

Сейчас мы на твердом четвертом месте по цитируемости среди информагентств после ТАСС, РИА Новости и Интерфакса. Но мы существуем меньше года. Агентство "Прайм", которое тоже специализируется на деловой информации, ниже по цитируемости.

Отрыв от первой тройки большой, но он – неизбежность, это агентства полного цикла с огромным штатом. Они пишут про ЧП, культуру, шоубизнес... Мы должны ориентироваться на цитируемость бизнес-подразделений. С этим сложнее, потому что это непубличная история.

- Вы позиционируете себя как информагентство, но при этом есть серьезные различия с «большой тройкой». У них ленты, подписки, дополнительные сервисы и т.д. Что-то из этого будете у себя внедрять?

- Классической подписки я здесь не вижу. Смысла в ней немного - не на подписке же живет ТАСС или «Россия Сегодня». Bloomberg, например, зарабатывает на информационных терминалах, но это все равно не основной доход. На этом сейчас нельзя прокормиться. Поэтому я не вижу смысла закрывать ленту от широкой аудитории, а вот ввести кое-какие платные сервисы можно.

- Уже есть наработки?

- Есть, будем их со временем реализовывать. Но некоторые продукты уже сейчас можно видеть на сайте. Например, высокотехнологично и удобно сделаны рейтинги и индикаторы рынка, они обновляются в реальном времени. Мы будем и дальше развиваться в этом направлении, но, как я уже говорил, основная задача была, чтобы в нас увидели деловое агентство.

- Корсеть не планируете развивать?

- Это невозможные расходы. Лидеры рынка во многом существуют за счёт датирования, мы себе этого позволить не можем.

- Помимо цитируемости, вы как-то продвигаете бренд?

- Контентные руководители видят продвижение СМИ в виде громких и высококачественных новостей. На мой взгляд, это отличный способ продвижения информагентства. К сожалению, этого недостаточно. Распространители нашей информации – журналисты и редакторы других изданий – нас знают, но наши непосредственные потребители скорее всего нет.

Мы предпринимаем усилия, чтобы это изменить. Мы были активны на ПМЭФ, и в дальнейшем планируем работать с крупными отраслевыми мероприятиями. Ивент - это одно из направлений, безусловно. Потом может настанет время имиджевой кампании. Пока задача стояла выйти на рынок и посмотреть как этот проект будет воспринят.

- Бизнес-издания создают вокруг себя определенное комьюнити, вы работаете над этим?

- Конечно, в первую очередь за счет качества своей работы. Также мы собираемся заняться организацией профессиональных конференций. Это не самое далекое будущее, вопрос финансирования и формата сейчас решается.

- На чем вы зарабатываете? Бизнес-издания традиционно являются манком для брендов, как у вас с этим?

- Мы предлагаем достаточно широкий набор рекламных форматов. Всё, что использует группа, не чуждо нам. Безусловно, если есть пакетные предложения, они тоже реализуются. Но реализуются и отдельные проекты, исключительно на нашем ресурсе – нативная реклама, спецпроекты и т.д.

Откровенно говоря, ресурс ещё молодой и многие ещё присматриваются. Рекламные бюджеты формируются инерционно, на годы вперёд. Поэтому, о каких-то масштабных историях пока говорить рано. Но мы делали заметные истории с автобрендами, с «фармой».

- Чего вы ждёте от своей команды и себя к завершению первого года?

- Нужно завершить первый этап, получить общерыночное признание нас информационным агентством. И начать второй этап - развитие по тем направлениям, про которые мы говорили выше: пользовательский сервис, юзабилити, более глубокий контент. Мы верим, что можем создать масштабную историю на российском рынке медиа.