Россияне ощутили кризис 2014–2015 годов, но подошли к нему хорошо подготовленными. За 15 лет средний потребитель накопил солидный запас прочности и получил богатый опыт, говорится в исследовании GfK.

Каждый очередной кризис россияне проходили с меньшим пессимизмом. Если 1999 год плохим назвали 36% респондентов, то 2009 год — 20%, а 2015-й — только 16%. Позитивный тренд не значит, что последний кризис не повлиял на поведение и настроения потребителя. Например, 43% россиян регулярно следили за изменением курса рубля. В конце 2014 года 84% россиян говорили, что кризис их не задел, а через год кризис лично коснулся почти половины населения.

Снижение доходов населения почти на 6% и инфляция (13%) негативно сказались на розничной торговле: ее товарооборот в 2015 году упал на 8%. Каждый 16-й опрошенный сообщил о сокращении зарплаты, а каждый 12-й — о ее задержках.

Эксперты GfK прогнозируют, что производителям и ритейлерам придется жить в условиях волатильности потребительских настроений. Если в 2013 году Индекс потребительских настроений (ИПН) был позитивным и составлял 113 пунктов, то в марте 2015 он упал до 74 пунктов. Хотя россиян беспокоит повышение цен и экономическая нестабильность, кризис не привел к разочарованию во власти.

 


Фото Depositphotos

 

Даже наоборот, население сплотилось вокруг нее. Так, 77% людей поддерживают импортозамещение, а 55% заметили реальные подвижки в этом направлении. В сентябре 2015 года 85% опрошенных заявляли, что Россия движется в правильном направлении. Такая поддержка власти позволила ей принимать непопулярные антикризисные меры, отмечают в GfK.

Еще одним проявлением кризиса стало резкое уменьшение турпотока за рубеж и «провальные» продажи автомобилей и бытовой электроники. Продажи потребительской электроники упали на 25%, мелкой бытовой техники — на 12%, крупной — на 8%. Инфляция привела к росту рынков продуктов питания, FMCG и фармацевтического сегмента в стоимостном выражении.

В этих условиях россияне вырабатывают кризисную потребительскую стратегию, направленную на экономию и рационализацию. Они стали покупать меньше мяса, рыбы и морепродуктов, замороженных продуктов и детского питания. Зато значительно выросли продажи бакалейных товаров. Самыми быстрорастущими категориями в 2015 году были мука, пищевые добавки, макароны, сахар и консервированные овощи.

 

 

Следующей потребительской стратегией стал переход на более дешевые товары в рамках одной категории. Например, потребление белого сыра снизилось на 8%, желтого — на 7%, потребление колбасного сыра увеличилось на 24%, плавленого — на 10%. За год продажи на промо-акциях выросли на 39%, доля покупок собственных торговых марок (СТМ) в торговых сетях увеличилась с 3,8% до 4,4%.

В целом россиянин живет «от зарплаты до зарплаты». Большую часть своего месячного дохода (76%) он тратит на потребление, еще 15% откладывает, 5% — инвестирует и 3% — дарит. Средний потребитель в мире тратит значительно меньше (59%), почти четверть (24%) дохода он откладывает, 11% инвестирует и 4% дарит.

Стоит отметить, что эксперты наблюдали рост лояльности по отношению к рекламе. Если в 2014 году реклама нравилась 16% опрошенных, то в 2015 их доля выросла до 21%. Ситуация может быть связана с тем, что рекламный рынок серьезно просел и количество рекламы уменьшилось. Стабильной остается любовь к брендовым товарам. Доля тех, кто готов переплатить за лейбл, не меняется и составляет 25%–30% населения.

Основными вызовами для россиян являются повышение цен и снижение покупательной способности населения — это тревожит 37% опрошенных. Такая схема характерна для развивающихся стран: Индии, Ирана, Индонезии. Для более развитых стран на первое место выходит безработица. Меньше всего заботят россиян коррупция (4%), преступность (1%), проблемы политики и власти (по 1%).

Имидж России в мире находится на среднем уровне. В рейтинге самых сильных национальных брендов наша страна находится на 22 месте, за год поднявшись на три пункта. Наиболее высоко оценивается русская культура, хуже всего дело обстоит с имиджем власти и людей. В свою очередь, россияне заявляют о снижении привлекательности западных стран и особенно США.