Иллюстрация Facebook

 

Британский художник и дизайнер Дэвид Де Анджелис работал с Дэвидом Боуи больше семи лет. Вместе они придумывали обложки для альбомов, иллюстрации для выступлений, организовывали выставки и инсталляции. Культовый музыкант не просто повлиял на дизайнера – встреча с ним определила всю его жизнь.

Дэвид Де Анджелис - британский дизайнер и художник, который сам себя называет «визуальным алхимиком». Это выражение он услышал от Дэвида Боуи, с которым работал в течение семи лет в 1990-х годах. Вместе они придумали оформление для альбомов  «Outside» и «Earthling», открыли выставку работ в Лондоне, разрабатывали инсталляции для Веницианской биеннале.

Кроме Боуи, Де Анджелис сотрудничал также с крупными корпорациями: Apple, Virgin, Sony. Он помогал создавать дизайн интерфейса Apple - тот самый, который сегодня вы видите в своем iPhone. «Это удивительно!», - говорил о работе Де Анджелиса Стив Джобс. Кроме того, Де Анджелис - автор нескольких книг.

 

Совместный проект Боуи и Де Анджелиса - Starman Tarot

 

 

 

Работы художника выделяются восточными и эзотерическими мотивами, богатыми иллюстрациями и яркими цветами. В работах Де Анджелиса много мистики загадок. Сам дизайнер признается, что перенял эти черты у Дэвида Боуи. Родители художника были горячими поклонниками его творчества, поэтому Де Анджелис рано заинтересовался музыкой. А встреча с Боуи в начале 1970-х определила всю его карьеру: именно тогда дизайнер начал мечтать однажды поработать над пластинками легендарного Дэвида Боуи.

 

 

 

Де Анджелис впервые повстречал Дэвида Боуи в 1973 году, когда будущему дизайнеру было всего 10 лет. Поздним вечером он сидел в итальянском ресторане своего отца в Сохо и делал небольшие наброски в бумажном альбоме. Мальчик мечтал стать следующим Энди Уорхолом. Боуи посмотрел детские рисунки Дэвида и сказал: «Я прекрасно вижу, что ты художник. Может, нарисуем что-нибудь вместе?». Когда они начали рисовать, мальчик спросил у Боуи, может ли он когда-нибудь сделать обложку для его пластинки.

Через двадцать лет они встретились снова. Дэвид Де Анджелис несколько лет работал бок о бок с Дэвидом Боуи. Они вместе придумывали оформление альбомов  «Outside» и «Earthling», работали над визуальными концепциями выступлений артиста. В интервью порталу Creative Boom дизайнер вспоминает, как они вместе рисовали в 1973 году - «мы словно перенеслись в другой мир» - и рассказывает, каково это - сотрудничать с легендой.

 

Альбомы, над которыми работал Дэвид Де Анджелис

 

 

Дизайнер уверен, что тот вечер в 1973 году был поворотным моментом его жизни. Спустя двадцать лет мечта маленького мальчика, наконец, осуществилась - он сделал обложку для альбома «Outside». В1993 году Боуи и Де Анджелис начали вместе работать в дизайнерской студии художника. «Как и много лет назад, мы сидели рядом и рисовали карандашами на бумаге», - рассказывает Де Анджелис. «Только сейчас мы пили кофе и говорили о философии, типографии, технологиях и шаманских видениях».

Я помню, как он рассказывал мне, что искусство и дизайн – это невероятные вещи. Он описывал их как «Мощную визуальную алхимию».

 

 

Вы слушали музыку Дэвида Боуи, когда вам было 10 лет? Какое впечатление он производил тогда на вас?

Пластинка «The Rise and Fall of Ziggy Stardust» была записана в Trident Studios в Сохо, поэтому Боуи и люди, работающие с ним, часто заходили в ресторан моего отца после поздних репетиций. Мой отец тоже был музыкантом и очень любил Боуи. Он всегда отзывался о нем с уважением. В то время Боуи брал пару бокалов красного вина и проводил вечера со своим продюсером Тони Висконти, обсуждая новые идеи. А моя мать была сумасшедшей фанаткой Боуи и мы вместе слушали его песни, когда я был маленьким. Я часто пел «Space Oddity». Ребенком я очень любил космос и научную фантастику. Боуи был в моих глазах настоящим инопланетянином. Он воплощал таинственность и потустороннее.

Как вы обсуждали бриф? Боуи держал все под контролем или он позволял вам делать что угодно?


 

 

Он приходил с триллионом идей и набросков. Сначала бриф был одним, потом мог кардинально измениться. Как только Боуи убеждался, что я понял суть работы, он исчезал. Иногда мне приходилось преследовать его по всем миру, звонить и писать, чтобы обсудить идею. А затем он неожиданно звонил мне и просил встретиться через час в его отеле или офисе его менеджера.

Раз или два он просто приходил ко мне в квартиру с полной сумкой странных пластиковых предметов, которые собрал, чтобы помочь мне что-то придумать. Для меня это было потрясающее время. Казалось, что если он выбрал кого-то для работы, он ему доверял и позволял добавить собственной магии в проект. Он был максимально открыт для разных идей.

 

Когда я работаю, я хочу удивить самого себя, я хочу бросить вызов своим убеждениям о том, что такое дизайн или каким должно быть настоящее искусство. 

 

Можете рассказать о проекте Starman Tarot?

Это был очень странный проект. В 1997 году мы с Боуи обсуждали создание серии «гадательных» карт. Тогда я очень заинтересовался Таро и начал делать наброски, чтобы найти способ по-новому взглянуть на эту старинную систему символов. Я работал над «Earthling» и сказал Боуи, что многие из персонажей и идей, которые есть в его текстах, могли бы стать потрясающими архетипами для карт.  Идея ему понравилась, и мы начали обсуждать это проект.

Расскажите немного больше о вашем способе работы. Что вы имеете в виду, когда говорите: «я всегда пытаюсь удивить сначала себя, а затем уже озарить мир своим удивлением»?

Когда я работаю, я хочу удивить самого себя, я хочу бросить вызов своим убеждениям о том, что такое дизайн или каким должно быть настоящее искусство. В конечном итоге я хочу создавать что-то такое, о чем люди смогут сказать: «О, это же совершенно новое видение!». Для меня красота – это неотъемлемая часть нашей повседневной жизни. Она помогает нам жить и чувствовать связь с чем-то большим, чем наши маленькие истории.