Иллюстрация depositphotos

 

Косметический гигант L’Oreal продолжают делить наследники. В 2011 году Франсуаза Мейерс-Беттанкур добилась контроля над финансами своей матери, а через пять лет история обросла новыми деталями. Теперь дочь наследницы подозревают в подкупе важного свидетеля, чьи показания и помогли ей заполучить состояние.

Первоначально в центре судебного дела был фотограф Франсуа-Мари Банье, напоминает Reuters. Мейерс-Беттанкур утверждала, что папарацци обманул престарелую миллиардершу и присвоил крупную сумму. Позже сторонам удалось договориться, истица согласилась отозвать заявление, но прокуратура продолжила предъявлять обвинения. В 2015-м Банье признали виновным, после чего он и заявил о подкупе свидетеля. Адвокаты Мейерс-Беттанкур опровергают все обвинения в адрес своей подзащитной.

Тем самым свидетелем является Клэр Тибу (Claire Thibout), бывшая бухгалтер совладелицы L’Oreal Лилиан Беттанкур. По словам Банье, Мейерс-Беттанкур одолжила сотруднице 300 тысяч евро и еще подарила 400 тысяч — в качестве признательности за ложные показания. В свою очередь, адвокаты заявляют, что деньги выданы с процентами и Тибу оплатит долг, поэтому он не является платежом за некие услуги. К тому же бухгалтер получила кредит после отзыва заявления, уточняют юристы.

 


Фото facebook.com

 

Сам Банье приговорен к трем годам лишения свободы, оштрафован на 350 тысяч евро и обязан выплатить 158 млн евро в качестве возмещения ущерба. В мае он решил оспорить решение суда, повторное рассмотрение состоится в августе.

93-летняя Лилиан Беттанкур страдает деменцией и признана судом недееспособной. Она является богатейшим человеком Франции, журнал Challenges оценивает ее состояние в 31,2 млрд евро (34,6 млрд долларов). Незадолго до утраты контроля над империей L’Oreal Беттанкур оказалась замешана в деле о возможном уклонении от уплаты налогов и незаконном финансировании президентской кампании Николя Саркози.

Компания L’Oréal является лидером мирового рынка парфюмерии и косметики. Крупные пакеты акций принадлежат единственной дочери основателя компании (31%), ещё 29,8% — корпорации Nestlé. В 2014 году рассматривался вопрос о выходе партнеров из капитала, но сделка не состоялась.