Иллюстрация Fotolia

 

Современные информационные войны все чаще сравнивают с PR из «лихих девяностых». Методы работы с аудиторией практически не изменились, зато появились новые каналы распространения информации и альтернативные способы ее подачи. «Черные пиарщики» скорректировали свою тактику и теперь ориентируются на молодую и некритичную интернет-аудиторию. В результате отдельные технологии вброса компромата утратили всякое изящество, констатируют эксперты Центра политической информации (ЦПИ).

В докладе «Черный пиар 90-х возвращается? Особенности информационных войн на новом этапе их развития» отмечается, что 2012 год придал импульс информационным войнам не только в политической жизни, но и в бизнес-среде.

Крайне популярным стал метод многократного размещения однотипных критических текстов на разных интернет-площадках. Хотя их заказной характер для многих пользователей очевиден, авторов это, как правило, не смущает.

Компромат также подкрепляют цитированием источников на иностранных языках, что превращает слухи в факты, якобы подтвержденные зарубежными СМИ. Оригинал публикации может быть взят из зарубежного блога, что обязательно отметит серьезное издание. Зато маргинальные СМИ будут ссылаться на другое российское издание и опустят оговорки «по слухам», «говорят», «по данным неназванного источника».

Более сложным, но и более действенным методом является вывод инфоповода в авторитетные зарубежные СМИ. Чаще всего это делают за счет привлечения зарубежных правозащитников или экологов.

Как и раньше, экологический шантаж распространен при очернении промышленных групп. Панические слухи о возможной экологической катастрофе тиражируются со ссылкой на общественные организации и результаты проверок Росприроднадзора, однако в процессе тиражирования исходная информация значительно трансформируется.

ЦПИ также упоминает такой метод «отмывания» информации, как ссылка на труднодоступные и авторитетные в глазах аудитории источники. Часто информация вбрасывается со ссылкой на исследования российских и зарубежных научных институтов.

Особое значение приобретает визуализация пропаганды, что важно в условиях переизбытка информации. Иллюстрации, демотиваторы и видеоролики позволяют обойти критические барьеры рационального мышления: для этого информацию о промышленных группах сопровождают фотографиями дымящих труб и пересохших рек.

Особое значение приобрела адресная работа с посетителями конкретных площадок социальных медиа. Это связано с тем, что пропаганда вышла из соцмедиа в офлайн, минуя традиционные СМИ. Ярким примером может служить «Добрая машина правды».

Черный пиар стимулировал развитие в России эпистолярного жанра. Открытые письма, адресованные общественности, лидерам мнений и представителям власти, и рассказывающие об озабоченности простых россиян деятельностью той или иной компании, как правило, содержат бездоказательные обвинения, зато широко расходятся в СМИ. В качестве примеров авторы доклада приводят «черные PR-кампании» против группы ВТБ, Транснефти, Тольяттиазота и АвтоВАЗа.