Словно Габриэль Гарсиа Маркес пришел в гости к Нодару Думбадзе

Категории: Прочее

Высоко-высоко в горах, в маленькой и почти исчезнувшей деревеньке Маран, жили очень гордые и очень милые люди. У них были необычные для русского уха имена и совершенно обычные желания – прожить свою жизнь так, чтобы не было стыдно. На долю маранцев выпало немало испытаний: голод, война, землетрясение, засуха – каждое из которых отнимало у них тех, кого они любили. Это было ужасно несправедливо, но люди не озлобились, потом что они знали – ничего не происходит просто так. И если где-то там, высоко-высоко, выше, чем горы, выше, чем солнце и звезды, есть что-то или кто-то, что позволяет им просыпаться по утрам, то это и нужно делать. Нужно жить. Любить. Рожать детей. Помогать соседям. Строить дом. Готовить хохобе. И верить. Верить, что все не зря.


«Наверное, так должно было быть, потому что так и было задумано», – повторила она про себя любимую присказку стариков и улыбнулась. Чем проще слова, тем значительней их смысл.

«С неба упали три яблока» — это совершенно чудесное и прекрасное по-армянски. Это только кажется, что ты читаешь. На самом деле ты там живешь. Ходишь по узеньким маранским улочкам, заглядываешь в гости к 100-летней бабушке, отдыхаешь в тени фруктовых деревьев, вдыхаешь запахи трав, собираешь яблоки –


…одно тому, кто видел, другое тому, кто рассказал, а третье тому, кто слушал и верил в добро.

сона абгарян. с неба упали три яблока
Иллюстрации к книге создала сестра Наринэ — Сона Абгарян


В этой книге много героев, они такие живые, такие родные, что, кажется, вот – протяни руку, поздоровайся, они ответят тебе, пригласят в дом, накормят, расскажут тебе про себя, про свой род, про всех-всех-всех, с кем им посчастливилось пройти рядом. Вы понимаете, это такие люди, они не могут только про себя. Они живут сквозь века – и вы так же будете.

…ближе всех к небесам старики и дети. Старики потому, что им скоро уходить, а дети потому, что недавно пришли. Первые уже догадываются, а вторые еще не забыли, как они пахнут, небеса.
с неба упали три яблока
Иллюстрации к книге создала сестра Наринэ — Сона Абгарян

И для вас эта маленькая деревенька Маран станет целым миром, в котором кузнец Василий на спор одним ударом кулака сбивает с ног быка, где библиотекарь Анатолия строит убежище для муравьев в библиотеке, где выстиранное белье нужно развешивать определенным способом, потому что иначе стыда не оберешься перед соседями.

— С утра поднимается – и давай по деревне бегать, апрельскую слякоть развозить. Говорит – это кросс. Ай балам, какой кросс, коровы перестали от такого кросса доиться. Бегает, грудями трясет. Груди у нее такие – дай бог здоровья каждому. Сама худая, как щепка, а груди четвертого размера. Даже коровы переживают.

с неба упали три яблока
Белый павлин — один из самых загадочных героев книги

В этом мире живут большие лохматые собаки и белые павлины, а журавли, улетая на юг, кричат «мы вернемся».

Эта книга вкусная, как вино, протяжная, как мелодия дудука, свежая, как горный воздух. Маранцы знают: ничего не поздно, пока все живы. И даже если уже живы не все, все равно не поздно, поэтому они идут договариваться с соседкой, которой предстоит хоронить свекровь, чтобы через нее передать на тот свет новые ботинки для умершего мужа.

На большом круглом животе покоились руки – левая ладонь прикрывала правую, на безымянном пальце тускло поблескивало изношенное обручальное кольцо. Из-под шелкового сиреневого отреза, покрывающего тело от груди и до пят, выглядывали носы больших мужских туфель. Сорок пятого навскидку размера.

Это история про смерть, которая так и не пришла, про жизнь, которая вопреки, про любовь, которая неожиданно, и про надежду, которая навсегда.

вот что я хотела сказать
самое больное, что города умирают ровно в тот день, когда мы их покидаем – на время или навсегда,
они затворяются на все засовы, захламляются – пылью и пеплом, обращаются в марево, в мираж,
мы мчимся назад – блудными сыновьями и дочерьми – вприпрыжку, вприскочку, наперегонки со своим сердцем
туда, где давно уже никого нет
слишком долго мы взрослели
слишком долго учились отделять зерна от плевел
самое больное – невозможность обнять тех, кто не смог тебя дождаться

Источник: сайт "Читай-квартира"