Как идеи одного человека могут развалить целый город и задушить автоиндустрию во всей стране

2024-05-22 15:41:35 Время чтения 26 мин 105

История падения Детройта, в которой виноваты коммунисты. Или нет

Привет, это КОМРЕДА: истории. Вообще мы агентство контент-маркетинга, а истории рассказываем так, для души.

В 2013 году Детройт признали городом-банкротом с задолженностью 18,5 миллиарда долларов. Это самый большой американский город, который когда-либо проходил по статье банкротства. 

Сегодня в статье расскажем:

  1. как Генри Форд отправил не того человека в СССР и убил этим всю автомобильную индустрию в США;
  2. почему все проблемы из детства;
  3. зачем использовать кувалды и наклейки против конкурентов.

Будет насыщенно, обещаем.

Главный виновник 

Знакомьтесь, Уолтер Рейтер — самый высокооплачиваемый механик на заводе «Форд».

В 30-х Уолтер организовал профсоюз UAW (The United Auto Workers) — объединение работников автомобильной промышленности, которое в итоге и положило Детройт на лопатки.

Почему Уолтер решил помогать рабочим 

Уолтеру и его братьям с юных лет прививали идеи равенства, братства и мира широких возможностей для всех и каждого. Каждое воскресенье отец устраивал дебаты для сыновей, чтобы они научились размышлять о социальных проблемах: жёлтой журналистике, детском труде, гражданских правах и правах женщин и чернокожего населения. Цитата:

На коленях у моего отца мы изучали философию профсоюзного движения. Мы каждый день сталкиваемся с борьбой, надеждами и стремлениями трудящихся.

В 19 лет Уолтер устроился на завод «Форд» и быстро вырос в карьере и зарплате. Когда Уолтеру был 21 год, Форд предложил ему и его брату Виктору поехать в СССР на 3 года и научить русских работать. Форд продал в Советский Союз свою технологию конвейерной сборки автомобилей, и кто-то должен был показать, что с ней нужно делать. 

В СССР Уолтер ах*ел. Люди трудились в полуразрушенных заводах, жили в неотапливаемых бараках, плохо ели, а руководство жировало и плевать хотело на хоть какие-то удобства на заводах. Уолтер даже писал письма в разные комитеты и в Moscow Daily News, общественно-политическую газету на английском, где критиковал то, как коммунисты управляют заводами.

Уолтер выдержал в России почти два года и психанул. Он взял брата Виктора, велосипеды и поехал в турне. На велосипеде. Из Нижнего Новгорода до Японии. На велосипеде! Говорил, что хотел посмотреть, как трудятся люди в других странах. Очень уж его зацепили безответственные советские люди. К слову, до прибытия в Нижний Новгород братья точно так же колесили на велосипедах по всей Европе.

Позже Уолтер сказал, что поездка многому его научила. Он говорил:

Все люди на земле жаждут простых вещей: работу с определёнными гарантиями, огромных возможностей для их детей и, конечно же, свободы. Мы чувствуем, что можем внести свой вклад в общее дело и помочь американским рабочим построить сильные и демократичные профсоюзы. Вот почему мы пришли в профсоюзное движение.

Трёхочковый план Уолтера для помощи американским рабочим 

Уолтер вернулся из путешествия в Детройт и решил, что если он хочет помочь трудягам в автомобильной промышленности, то надо бить сразу в тройку самых жирных производителей: «Форд», «Дженерал Моторс» и «Крайслер».

В одиночку Уолтер такое бы вряд ли потянул, поэтому он пошёл к брату Рою.

Рою тоже было больно за американских рабочих. К тому моменту, как Уолтер к нему пришёл, Рой уже сам шуршал с профсоюзами, чтобы улучшить условия на заводах и вернуть туда сокращённых из-за Великой депрессии рабочих.

Братья решили создать объединение рабочих. Так и появилось UAW, и у них были исключительно благие намерения. Потом, правда, все эти намерения куда-то испарились, но об этом позже.

Первая забастовка, устроенная Уолтером 

Итак, надо бить в верхушку. И Уолтер решил начать с «Форда». Но просто так прийти туда и навести кипиш не получилось бы. Поэтому Уолтер решил зайти сбоку — через завод «Келси-Хейз», который поставлял «Форду» тормоза и колёса. 

Уолтер узнал, что «Келси-Хейз» хотят ускорить производство. А на этом заводе рабочие и так периодически теряли пальцы, конечности и иногда даже жизни. Они жаловались, что им сложно угнаться за постоянно растущей скоростью производства. Вот и повод для забастовки.

Уолтер усадил рабочих на пол. В прямом смысле. Рабочие отказались встать и уйти, пока руководство не поговорит с Уолтером, их представителем. Руководство попыталось проникнуть на завод и вывезти оборудование, но тысячи сочувствующих заблокировали проход с внешней стороны завода.

Забастовка — это самый страшный сон для конвейера. Всё, что проходит по линии — это продукты других производств, где работают такие же конвейеры. И если встала сборка, например, колёс, то встанет всё производство: автомобили будут собираться только до этапа «вставляем колёса». А дальше всё, никак. Машин не будет, сбыт накроется, дилеры не получат товар, менеджеры не заработают на продажах, клиенты уйдут к конкурентам, упадёт репутация бренда.

Остановка конвейера хотя бы в одном месте кладёт сразу всю систему производства. Восстановить работу всех компаний — это куча времени и денег.

Напомним, что «Келси-Хейз» поставляли тормоза и колёса «Форду» — крупному клиенту, которого терять никак не хотелось. Поэтому забастовка продлилась всего 10 дней. «Келси-Хейз» согласились замедлить производство и дать женщинам равную оплату труда. А ещё UAW запретило компании увольнять рабочих, которые вступают в профсоюз.

Даже если эти рабочие будут косячить, бухать и не приходить на завод — чтобы уволить, нужно было получить разрешение UAW.

То есть теперь только Уолтер мог решать, кого уволить, а кого нет.

После этого события все узнали о UAW. 200 членов профсоюза превратились в несколько тысяч. А Уолтер пошёл по другим заводам, чтобы устроить ещё больше забастовок.

Забастовка во Флинте 

Когда Рой и Виктор узнали о победе, они тут же выехали во Флинт, пригород Детройта. И ровно через неделю после окончания забастовки на «Келси-Хейз» они посадили на пол рабочих «Дженерал Моторс». Это было 31 декабря.

Рабочие заявили, что встретят Новый год на заводе и будут сидеть, сколько потребуется, пока руководство не даст поблажек и не присоединиться к UAW, которое до этого спасло рабочих «Келси-Хейз».

«Дженерал Моторс» на тот момент были самой крупной автомобильной корпорацией в мире, поэтому они могли выдержать забастовку. Руководство махнуло рукой на рабочих и отрубило на заводе электричество и отопление. Мол, раз выделываетесь, то мы тоже будем. Рабочие мёрзли, но с завода не ушли.

Через несколько дней вся страна решила поддержать парней из Флинта, и по штатам прокатились такие же сидячие забастовки.

На завод во Флинте пришла полиция, пытались договориться. Переговоры шли с помощью слезоточивого газа и пуль. А вокруг на машине ездил Виктор и кричал в рупор, призывая рабочих дать отпор. Рабочие облили полицию водой из пожарных шлангов. На улице было –8℃.

Губернатор штата отправил 2 000 человек из Национальной гвардии. Он хотел не вытеснить рабочих с завода, а обеспечить безопасность.

«Дженерал Моторс» принадлежал единственный в стране завод, который делал моторы для «Шевроле» — самого жирного клиента, от которого шёл основной доход. И когда этот завод тоже сел на пол, «Дженерал Моторс» сдались и подписали договор с UAW. Забастовка во Флинте закончилась через 44 дня после начала.

Цитата брата Уолтера про забастовку во Флинте:

Когда парни вышли с предприятия, я никогда не видел такой ночи и уже, скорее всего, никогда не увижу. Как будто бы целая страна обрела независимость, семьи воссоединились впервые после начала забастовки, дети бросались в объятия к отцам со слезами на глазах. Это было море человечности, в котором рабочие больше не испытывали страха.

Через месяц на полу сидели 60 тысяч сотрудников «Крайслера». Забастовка шла 4 недели. И они тоже подписали договор с UAW. Двое из трёх были в шляпе.

«Гениальный» план для дядюшки Форда 

Единственный, кто понимал, что вообще происходит, — это Генри Форд. Он был против профсоюзов. Чтобы рабочие в них не вступали, он дал полномочия своим безопасникам ходить по заводам и «физически наказывать» любого, кто упомянет о своих правах и вступлении в UAW. Такое происходило редко, потому что рабочие «Форда» трудились на самом комфортном заводе в Детройте и зарабатывали больше других в 3-5 раз. Поэтому дорожили работой и понимали, что если выпендриваться — уволят. А где-то в другом месте будет в разы хуже, и даже UAW не поможет.

Уолтер понимал, что на заводах «Форд» всё очень хорошо организовано. А ещё там трудится мини-армия из трёх тысяч безопасников. Просто так ворваться на завод и навести шум не получится. Нужен был план.

Через 2 месяца после забастовки в «Крайслере» Уолтер позвал друзей и журналистов к заводу «Форд». Там он просто раздавал листовки и призывал присоединиться к счастливым 300 тысячам рабочих с других заводов.

Безопасники Форда не трогали Уолтера и его компанию. Ну раздают листовки, что с того. Больше ничего не происходило — рабочие просто брали бумажку и шли работать дальше.

Нужен был движ — Уолтер взял ещё двоих руководителей UAW и начал ломиться через проходную, чтобы прорваться на завод. А вот этого делать уже было нельзя. Листовки – сомнительно, но окэй. Но на сам завод его никто не звал. 

За попытку проникновения без приглашения безопасники «Форда» разбили лица Уолтеру и его другу.

Уолтер Рейтер (слева) и Ричард Франкенстин (справа, тоже один из верхушки UAW). Как видите, Ричарду досталось намного больше, но пресса писала только об Уолтере

По сути Уолтеру просто чуток разбили нос, но пресса очень постаралась и укрепила за Уолтером звание человека, который до последней капли крови борется за права рабочих.

Генри Форда пресса начала размазывать по полной. Ранее в 1932 году случился голодный марш — шествие из 5 000 человек, которое в заголовках обозначали как «резня Форда». В прессе тогда писали, что Голодный Марш сначала проходил мирно, но когда шествие приблизилось к заводу Форда, то людей встретили дубинки и пули. Пять рабочих погибли. Генри Форд тогда огрёб от прессы сполна.

Уолтер получил от безопасников в 1938-м. Всего шесть лет прошло — голодный марш ещё не забыли, а Форд снова нападает на людей. И неважно, что UAW само его спровоцировало. Поэтому разбитый нос Уолтера понесли как красное знамя. Писали что-то вроде «рабочие всех стран, объединяйтесь, а то Форд сделает с вами то же самое». 

Форд пытался отмазаться как мог. Через четыре года после провокации он тоже принял условия UAW.

Первый закрытый завод в Детройте 

UAW подмяло самых крупных производителей. И постепенно подминало заводы поменьше.

Если большая тройка могла пережить забастовки, потому что они могли конкурировать и зарабатывать на продаже автомобилей, то «Паккард» не выдержал. Сначала UAW остановило несколько заводов, которые поставляли «Паккарду» запчасти, а потом и рабочие самого «Паккарда» сели на пол. В итоге завод в 1958-м закрыли, и 40 тысяч рабочих остались без работы.

Таким завод выглядит до сих пор. Его постепенно сносят, но не особо активно

Из здания завода в центре города образовалась огромная заброшка, которая привлекала к себе всё «неблагонадёжное» население города.

Можно сказать, что закрытие «Паккард» стало символом приближающегося краха.

После закрытия завода оставшиеся без работы люди резко стали уезжать из города. Не могли только те, кто был откровенно нищим — в основном это были чернокожие. Работы нет, так еще дяди с белыми конусами на голове ходят вокруг и ещё больше нагнетают. На улицах всё чаще случались забастовки, бунты, погромы, визг полицейских машин и куча военных для безопасности.

Последние гвозди в крышку гроба Детройта от немцев, японцев и UAW 

Заводы замедлялись, рабочие сокращались, но кто-то всё равно оставался. Работать было надо, деньги зарабатывать тоже. Но в 50-х стали резко падать продажи автомобилей, потому что они стали никому не нужны. Нет, не потому что у людей не было денег, а потому что в Штатах появились зарубежные машины и производители впервые узнали о конкуренции с другими странами. 

Первым зарубежным авто для американцев стал «Фольксваген Жук». Он был дешевле в несколько раз и мало кушал. Американцы видели бешеный спрос на «Жука» и пытались как-то конкурировать. Но рабочие, которых не могли уволить, не заботились о качестве своей работы и из-под их рук часто выходили ненадёжные и кривые автомобили. Содержание американского авто улетело в космос — машины стоили десятки тысяч долларов, тратили по 20 литров на сотку, часто ломались, запчасти тоже дорогие, да ещё топливо тогда подорожало. 

Люди хотели дешёвых обычных машин. Американский автопром понимал, что индустрию надо менять. Но над ними висело UAW и запрещало хоть что-то делать, что может как-то негативно повлиять на комфорт рабочих. Даже ради того, чтобы сохранить индустрию.

И плевать, что без индустрии не было бы ни рабочих, ни Детройта, ни самого UAW.

Производители пытались выпросить у UAW разрешение перестроить конвейеры, производство и придумать новые машины. Но UAW отказали и решили поступить хитрее. Они занялись пропагандой, чтобы настроить население против зарубежных конкурентов. Например, покупали японские автомобили, выставляли их на площади и выдавали прохожим кувалду. Да, вы правильно поняли. Чтобы хреначить автомобили.

Люди велись на пропаганду. И хреначили авто не только на площади. Это было нормально — проснуться утром и увидеть, что твоя японская машина угнана, разбита или сожжена. Не потому что ты плохой человек, а потому что автомобиль неправильный купил.

Сокращённым с заводов рабочим говорили, что во всём виноваты японцы. Это они пришли и порушили американскую экономику, а не что работы нет, потому что хоть что-то сделать ради конкуренции на рынке, например, перестроить конвейеры, запрещает UAW. 

Членам UAW даже выдавали наклейки на бампер, в которых напоминали о Перл-Харборе…

Это принесли тебе те же люди, которые принесли Перл-Харбор. Будь американцем — покупай американское

И вот такое, чуть минималистичнее.

Немцы и японцы завоёвывали рынок так быстро, что в какой-то момент даже подключилось американское правительство. Они издали указ, который снижал объём импорта зарубежных авто. На это «Хонда» и «Тойота» посмотрели и… построили свой завод недалеко от Детройта. А проникнуть UAW туда никак не могло, потому что завод работал по условиям японцев и правила профсоюзов на них не распространялись.

Производители ничего не могли сделать против конкурентов. Они упустили рынок, а UAW не давало им возможности восстановиться.

Рабочие не хотели работать, UAW не позволяло перестраивать производства и перераспределять ресурсы, машины покупали слабо, денег у автопроизводителей становилось всё меньше. Заводы закрывались, рабочие места сокращались.

В городе появлялось всё больше заброшек и закрытых предприятий (не только автомобильных). Количество безработных тоже росло, появлялись преступные банды и росла наркоторговля. А что делать. Тем, кто не смог уехать, надо было как-то жить и деньги на это искать. 

В основном в городе оставалось маргинализированное и по большей части чернокожее население, которое организовывало банды. В 70-х им принадлежал практически весь контроль над местной наркоторговлей, которая только росла из-за героиновой и кокаиновой эпидемий. Тогда же город называли столицей убийств и насилия. Это уничтожило городской туризм, и другие страны даже выпускали для путешественников предупреждения о Детройте. О возрождении статуса короля автомобильной промышленности не могло быть и речи. 

Постоянные забастовки расшатали протестные настроения у людей. Они привыкли добиваться своего совсем не демократичными методами. Возможно, если бы не это, то Детройт сейчас был бы другим.

А сейчас Детройт такой: жизнь есть только в центре. Там отстраивают здания, привлекают культурных людей, чтобы сделать из города столицу искусства, и проводят много спортивных соревнований, куда ходят десятки тысяч человек. Но население про Детройт говорит, что всё отстроенное и развлекательное — это лишь фасад ради фасада, а по сути правительство не сильно что-то делает, чтобы привести город в порядок.

За пределами центра практически никто не живёт, там всё разрушено, покинуто и выглядит мрачно. Есть районы, куда даже полиция не заходит. Простое население ходит с оружием в кармане, потому что боится за свою жизнь.

В 50-х, самое лучшее время для Детройта, в городе жили почти 2 миллиона человек. После закрытия завода «Паккард» люди начали уезжать, и население с каждым годом падало. Сейчас в Детройте осталось всего 630 тысяч человек.

Итог 

Основной причиной падения Детройта обычно называют UAW и Уолтера Рейтера. Если судить Уолтера по тому, что мы написали выше, то его деятельность местами вызывает вопросы. А что не вызывает вопросов?

  1. Придумал для Рузвельта план выпускать по 500 самолётов в день через автомобильные заводы и этим помог во Второй мировой.
  2. Убедил Кеннеди создать организацию, которая впоследствии станет Корпусом мира.
  3. Помогал Мартину Лютеру Кингу на маршах против расизма и выступал с ним за одним микрофоном.
  4. Обсуждал с Кеннеди законодательство о равных гражданских правах.
  5. Пожертвовал от UAW 50 000 $ бастующим санитарам, что было крупнейшим финансовым вкладом из любого внешнего источника.
  6. Создал Департамент охраны природы и продвигал идеи экологии — призывал очищать воды, воздух, свалки и трущобы и создавать «общую среду обитания, достойную свободных людей».
  7. Профинансировал первый День Земли, напечатал и отправил все нужные материалы и мобилизовал членов UAW для участия в публичных демонстрациях по всей стране.

А ещё такой неоднозначный факт: Уолтер, хотя и защищал права рабочих, вроде не был коммунистом, потому что боролся с коммунистическими взглядами в UAW и открытых коммунистов оттуда выгонял. Даже с Хрущёвым встречался, чтобы поговорить о борьбе против коммунизма. 

Но! При этом Уолтера постоянно обвиняли в коммунизме, и есть доказательства его плотной дружеской и финансовой связи с Коммунистической партией США, которая поддерживала всю его деятельность и открыто об этом заявляла. Уолтер всячески отрицал свои связи, но начал это он отрицать только тогда, когда в Штатах коммунистов резко невзлюбили.

Вот такой вот Уолтер Рейтер. А выводы делайте сами 🙂

Если вам понравился текст — вы можете заказать такой для своей компании.

Мы в агентстве КОМРЕДА делаем блоги, медиа, спецпроекты, соцсети и многое другое. А в телеграм-канале рассказываем, как выстраивать прибыльный контент-маркетинг.

Категории: Кейсы