Российские женщины зарабатывают в среднем на 25% ниже мужчин

2024-02-28 22:32:43 Время чтения 6 мин 283

По данным проекта «Если быть точным» и РЭШ, российские женщины зарабатывают почти на 25% меньше мужчин. Это происходит из-за гендерной сегрегации — мужчины и женщины непропорционально представлены в разных профессиях в России. В сегменте с самыми невысокими зарплатами в стране в 2023 году занято почти в четыре раза больше женщин, чем мужчин

В России мужчины зарабатывают в среднем на 25% больше, чем женщины, выяснили аналитики проекта «Если быть точным» и Российской экономической школы (РЭШ) в исследовании о гендерном дисбалансе в оплате труда.

Как отмечают исследователи, одна из причин, почему российские женщины зарабатывают почти на четверть меньше мужчин, несмотря на то, что их занятость высока еще с советских времен, заключается в разделении на «мужские» и «женские» профессии с очень разным уровнем зарплат. То есть в гендерном неравенстве на рынке труда в России ключевую роль играет ситуация, в которой мужчины и женщины непропорционально представлены в разных профессиях, и искусственные барьеры, которые мешают преодолеть горизонтальную сегрегацию. 

Если разделить все отрасли российской экономики по величине медианной заработной платы, то окажется, что в сегменте с невысокими зарплатами в 2023 году занято почти в четыре раза больше женщин (11,5 млн), чем мужчин (3,2 млн). В традиционно «мужских» отраслях (65% занятых — это мужчины) самые высокие зарплаты. Среди них — информация и связь, строительство, добыча полезных ископаемых. А в образовательной сфере, где 82% занятых — женщины, один из самых низких уровней медианной зарплаты — 30 000 рублей в 2021 году.

Исследователи считают, что гендерный разрыв в оплате труда в современной России — наследие советской эпохи. Тогда двойная нагрузка на женщину — на работе и дома — стала нормой, которая существует до сих пор. Пытаясь совместить быт и работу, женщины и сегодня часто выбирают отрасли и профессии с более гибкими условиями труда и меньшим количеством рабочих часов, где платят не такие высокие зарплаты.

 Самая минимальная разница в почасовом заработке мужчин и женщин в истории постсоветской России фиксировалась в 2013 году — она опустилась до 22,8%. Российская экономика по этому показателю оказалась тогда очень близко к немецкой — в Германии женщины в час получали в среднем на 22,1% меньше мужчин. На резкое снижение разрыва повлияли так называемые «майские указы», в результате которых увеличились зарплаты в бюджетном секторе — именно в этих отраслях российской экономики преимущественно заняты женщины. 

По данным исследователей, в последние два года горизонтальная сегрегация может усугубляться и тем, что зарплата в «мужских» отраслях в России растет быстрее, чем в «женских». Например, в отрасли информации и связи медианная зарплата за последние два года выросла в номинальном выражении на 30%, хотя она и так была одной из самых высоких. При этом присутствие женщин в «мужских» профессиях, наоборот, снижается.  В 2005 году в «мужских» отраслях работали 20% всех занятых женщин, а в 2022 году — только 13%. Доля мужчин, занятых в «женских» отраслях, для сравнения, немного увеличилась — с 10% до 12% от всех мужчин, занятых в экономике.

Исследователи отмечают, что горизонтальная сегрегация проявляется уже на этапе образования. Российские девушки чаще выбирают такие образовательные программы, после которых у них меньше шансов устроиться на высокооплачиваемую работу. «Женскими» областями обучения (по долям студентов) являются образование и гуманитарные науки, а «мужскими» — инженерные специальности, производство и информационные технологии.

В «Если быть точным» и РЭШ отмечают, что существенная часть гендерного разрыва в зарплатах не объясняется различными характеристиками — образованием, опытом работы, семейным положением, отраслью или должностью. Это часть, которую невозможно «измерить» в исследованиях, — например дискриминация, с которой могут сталкиваться женщины, или талант отдельных людей. В России на эту часть в среднем может приходиться до 75% гендерного разрыва. 

Елена Мезенцева, консультант по вопросам гендера и развития «ООН-женщины», отмечает в комментарии исследователям, что даже в условиях гендерного дисбаланса в зарплатах появляются профессии, которые оплачиваются на высоком уровне, но при этом остаются преимущественно «женскими» — в сфере услуг, дизайна, развития коммуникативных навыков, обучения и образования. Они способствуют снижению гендерной сегрегации. Однако обучение новым профессиям может позволить себе только богатое и благополучное общество, которое не живет в условиях кризиса и санкций, отмечает Мезенцева. «У людей в регионах просто нет возможности оплачивать современное обучение. А сильное расширение силового блока с безумным ростом зарплат будет играть на увеличение разрыва в пользу мужчин», — считает эксперт.

По материалам womanshappiness.ru