Depositphotos

 

Пока крупнейшие рекламные операторы платили миллиарды рублей московским властям, на рынке сложилась уникальная ситуация. Компания «Омис 92» смогла избежать массовых торгов и сохранить 220 конструкций в столице. Пять лет фирма размещала наружку в Москве, не являясь победителем рекламных торгов.

В 2011 году фирма продлила контракт еще на пять лет, а летом 2016-го потребовала пролонгировать договор еще на три года. Чиновники отказались и постановили демонтировать щиты. Тогда «Омис 92» отправилась в суд и попросила принять обеспечительные меры, пишут «Ведомости». Судебное разбирательство начнется в ноябре, но уже известно, что защитить свои конструкции истцу не удалось.

Массовые рекламные торги в Москве прошли в 2013–2014 годах. К тому времени 90% договоров с операторами наружной рекламы истекли, а автоматически продлевать их город не стал. Места разыграли на аукционах, победители обязались перечислить в городской бюджет более 100 млрд рублей в течение 10 лет.

Сначала департамент СМИ и рекламы отказывался подписывать контракт с «Омис 92». Потом у ведомства сменился руководитель, а у компании — акционеры. Стороны смогли договориться и заключили мировое соглашение. «Омис 92» обязалась вернуть городу долг по платежам (26 млн рублей), а чиновники согласились продлить контракт на пять лет. Теперь фирма утверждает, что полтора года не могла размещать рекламу по вине мэрии, которая не выдавала новых разрешений на установку щитов.

Источники издания называют «Омис 92» партнером Gallery. Гендиректор «Эспар-аналитик» Андрей Березкин утверждает: на щитах «Омис 92» последние несколько лет было уведомление, что рекламу на них размещает Gallery. Представитель департамента также говорит, что «Омис 92» «вела коммерческую деятельность в партнерстве с Gallery», о чем чиновники были официально уведомлены. Кроме того, Gallery заявлено как третье лицо по иску к мэрии. Представители оператора отрицают какую-либо связь с «Омис 92».

Участники рынка говорят, что «Омис 92» платила городу в 5–6 раз меньше, чем победители торгов. Конкуренты указывали чиновникам на несправедливое преимущество, но в департаменте считали свои действия абсолютно правомерными.