По мере того, как новостные ресурсы пытаются выстроить универсальную бизнес-модель, чтобы максимизировать свои доходы, в мире появляются новые концепции подписки, которые нацелены на повышении эффективность контента. Чарли Бекетт, руководитель департамента медиакоммуникаций Лондонской школы экономики (LSE), рассуждает о том, какие опасности подстерегают издания, использующие модель платной подписки. Sostav.ru публикует самые интересные выдержки из его колонки.

В то время, как издания ищут бизнес-модель, которая позволила бы увеличить дохода и при этом повысить качество контента, может ли новая форма подписки стать панацеей в этой ситуации? Уже много лет я уверен в том, что журналистика все больше углубляется в сферу услуг. Модель, при которой газеты и журналы продают упакованный контент - вымирает. Люди все чаще предпочитают получать новости через бесплатные источники, в том числе социальные сети или приложения.

Много лет я выступал за журналистику, которая выстраивает отношения с аудиторией посредством производства контента: сбора новостей с соцмедиа, интерактивного шеринга и модерации контента. Но один вопрос оставался для меня неразрешённым: как сделать так, чтобы люди платили за созданный контент?

 


Фото depositphotos

 

Старая форма подписки предлагает скидки, например £12 за 12 месяцев, £6 для студентов и т.п., но зачастую это предложение опирается лишь на цену, не учитывая интересы конкретных читателей. Теперь же в мире появляются новые формы подписки. Так, в Великобритании реформы в сегменте подписок проводят такие крупные издания, как Economist, Times, The Financial Times. Они используют данные об аудитории для того, чтобы упростить процесс вовлечения. The Times, например, предлагает читателям билеты в кино и т.п. The Financial Times и Economist работают над персонализацией, производя меньше материалов, но адаптируя их под разные платформы.

Взгляните на то, как английское издание Trinity Mirror серьёзно относится к анализу поведения потребителей. В первую очередь, это делается для того, чтобы показать своим журналистам, как воспринимают их контент те или иные пользователи. Может ли подобная модель использоваться для создания новой формы взаимодействия между креаторами и аудиторией?

 

 

Другие индустрии тоже используют подобную модель. К примеру, автопроизводители выручают на сервисе больше, чем на продаже автомобиля. Схожий сдвиг можно наблюдать в музыкальной отрасли, где деньги поступают не от производства песен, а от комплекса цифровых скачиваний, концертов и продаж аксессуаров.

Такой способ продолжительного вовлечения аудитории также хорош для самой цели журналистики: быть своеобразным форумом, местом, где люди могут получить информацию, а после обсудить её. Информация о пользователях, совмещённая с персонализацией и интерактивностью с подписчиками вполне подходит для реализации подобной идеи.

Модель подписки, используемая the Guardian недостаточно хороша. Заставлять людей платить за то,чтобы быть частью общества, поддерживающего хорошую журналистику - это больше благотворительность, чем реальная и перспективная модель монетизации контента. Тот же The Wall Street Journal применяет гораздо более качественный подход по применению и расширению модели подписки.

Стоить отметить, что модель подписки имеет свои "подводные камни". Платные сервисы, приложения и закрытый контент - всё это часть неумолимого процесса увядания интернета и создания дополнительных преград к действительно интересным материалам. Остаётся надеется, что это не приведёт к полной монетизации качественного контента.

В сфере журналистики происходит сдвиг в сторону тщательного предварительного отбора материалов. Теперь СМИ серьезно занимаются оформлением контента, чтобы читателю было ясно, за что он платит - используя для этого иллюстрации, визуализацию данных, видео и т.п., то есть то, что в первую очередь привлекает внимание пользователей. Эра широкого освещения и универсальной подачи уходит в прошлое, на смену приходят точечная работа и адаптация контента.