Фото из личного архива

 

Когда мы запускали фотостоковый бизнес в 2005 году, то, естественно, оценивали риски, связанные с нелегальным использованием изображений. Тогда, да и сейчас, уровень воровства интеллектуальной собственности был очень высок. Тем не менее, это не отпугнуло нас, а даже наоборот подвигло с удвоенной энергией взяться за дело. Столь странное решение вполне объяснимо. Нужно просто тщательно проанализировать причины, толкающие людей и компании на нелегальное использование изображений.

Проблема нарушения авторских прав до сих пор остро стоит не только в России, но и в, казалось бы, цивилизованной Европе с ее культом бизнес-культуры и уважением к плодам чужого труда. Не исключено, что есть более свежие исследования, но статистика Hadopi в материале «Использование культурных ценностей в Интернете: опыт французских интернет-пользователей» (“Les biens culturels et usages d'internet: pratiques et perceptions des internautes français”) весьма красноречива.

Ни много ни мало, а 49% респондентов используют культурные ценности нелегально. Основной удар, конечно же, приходится на музыку (57%) и фильмы (48%). Это серьезные риски для бизнеса, если принимать во внимание себестоимость производства качественной музыки и, тем более, кинокартин. Отставание изображений от лидеров минимально – 44%. Кто-то может сказать, что в данном случае вложения не так уж велики, но я с этим не соглашусь.

При создании фотографий профессионального качества и векторов расходы на фототехнику и программное обеспечение внушительны, уже не говоря о потраченном времени и креативно-интеллектуальных усилиях.

Другие цифры позволяют пролить свет на причины столь печального положения дел. Основными препятствиями на пути к легальному потреблению культурных ценностей являются слишком высокие цены (37%) и ограниченность выбора (21%).

К тому же многие просто не понимают, что преступают закон. Согласно исследованию IFOP «Интернет и незаконное скачивание фотографий», проведенному 1-3 февраля 2011 года, 21% пользователей вставляют изображения, нелегально взятые из Интернета, в презентации, а 16% используют в блогах. Очевидно, они делают это, мало задумываясь о последствиях, которые согласно французскому законодательству достаточно суровы: до 3 лет лишения свободы и штраф до 300.000 евро.

В России наказание за нарушение авторских и смежных прав сопоставимо: до 2 лет тюрьмы (ст. 146 УК РФ), возмещение убытков и выплата компенсации до 5 млн руб. (ст. 1252, 1253, 1301 ГК РФ). Но случаев нелегального использования культурных ценностей гораздо больше, чем в европейских государствах. Связано это со спецификой рынка.

Во-первых, исторически так сложилось, что пресловутый уровень пиратства и нарушения авторских прав в стране был высок, в 90-е годы превышая 90%. Во-вторых, долгое время с точки зрения законодательства и судебной практики вопросы авторского права слабо регулировались, бизнес-культура только формировалась в переходные годы, и это, безусловно, наложило свой отпечаток на восприятие интеллектуальной собственности.

Будем говорить прямо: понятие копирайта многим не знакомо до сих пор. И лишь в последнее время наметилась тенденция к радикальному изменению ситуации.

К сожалению, у меня нет проверенной статистики по нелегальному использованию именно изображений, но можно провести параллели с программным обеспечением, поскольку оно тоже является объектом интеллектуальной собственности. Ассоциация производителей программного обеспечения (BSA) оценила в 2011 году российский уровень пиратства в 63%.

Цифра достаточно серьезная, но оптимистичная, поскольку в 2004-ом аналогичный показатель был равен 87%. Я считаю, что нам вовремя удалось уловить эту тенденцию: российское представительство Fotolia мы открыли в конце 2010 года и не пожалели об этом. Рынок фотографий и векторов здесь стремительно развивается, потенциал роста очень высокий.

И все же вернемся к тому, с чего начинали: как оценивать статистику нелегального использования изображений, как бороться с этим явлением. Я не сторонник драконовских методов, хотя, очевидно, что вопиющие случаи нарушений должны преследоваться по закону.

Пользователи должны понимать меру ответственности за противоправные действия. Но в неутешительных статистических данных я в первую очередь увидел потенциал развития рынка.

Значительная часть потребителей недовольна стоимостью и ограниченностью выбора. Значит, ресурс, предлагающий большое количество самых разнообразных изображений по низкой цене, может заставить нарушителей пересмотреть свои взгляды.

Эта идея лежит в основе стоковых фотобанков. Еще каких-то 15 лет назад фотоагенства предлагали изображения на эксклюзивной основе за солидные деньги (сотни, а то и тысячи долларов). Позволить себе такие траты могли лишь крупные компании, представители же малого и среднего бизнеса были вынуждены воровать. Появившиеся в начале 2000-х фотостоки стали продавать цифровой контент по цене от $1 по лицензии royalty-free, которая подразумевает, что изображение может быть продано неограниченное количество раз.

Это просто еще одна ценовая модель, которая расширила возможности участников рынка. К такой схеме нужно лишь было добавить несколько штрихов: постараться максимально расширить ассортимент и настроить быстрый, удобный поиск нужных изображений. И стоковым фотобанкам, я считаю, это удалось. А сам случай является прекрасной демонстрацией того, что проблему нужно устранять комплексно, а не только карать нарушителей.

Автор текста - Олег Чельцов. Родился в 1966 года во Франции. В 1991  году закончил Технологический институт Гренобля по специальности "математика". В 1993 году получил степень MBA в Нью-Йоркском университете имени Леонарда Н.Стерна. В 1999 году основал крупнейшую во Франции хостинговую компанию Amen, которую продал в 2004 году. В 2005 году основал фотобанк Fotolia. Является соучредителем и основателем более 40 компаний в IT-сфере.  Живет и работает в Швейцарии.