Cтереотипы о бесконечной технологической отсталости России зачастую не имеют под собой оснований: вопреки расхожему мнению, наша промышленность может создавать очень сложные высокотехнологичные решения и продукты, однако отстает в маркетинге и промдизайне, что сказывается на ее конкурентноспособности.

В своей колонке для Sostav.ru директор по коммуникациям, аналитике и стратегическим исследованиям госкорпорации Ростех Василий Бровко попытался раскрыть эту проблему и предложить пути ее решения.

Я несколько лет отвечаю в Корпорации за сбор аналитических данных и являюсь частью команды по разработке и внедрению стратегии Корпорации, которая является комплектатором для почти всех производителей высокотехнологичной промышленной продукции страны. У нас есть технологии, есть производственная база, есть специалисты. Наша продукция по тактико-техническим характеристикам соответствует лучшим европейским, американским, японским, корейским и китайским аналогам, а подчас и превосходит их.

В чем мы действительно серьезно отстали – так это в вопросах маркетинга в самом широком смысле: у нас отсутствует продуктовое мышление, мы зачастую не умеем грамотно вывести на рынок новый продукт, плохо налажена система послепродажного обслуживания. Одной из ключевых наших проблем является внешний вид девайсов: некоторые из них выглядят так, что ими можно пугать детей.

 


Василий Бровко

 

Данная ситуация применима к подавляющему большинству отраслей российской промышленности. Во многих отраслях мы уже не способны преодолеть дизайн-барьер, что влечёт за собой проблемы как в развитии экспорта, так и в отвоёвывании доли внутреннего рынка.

В России редко понимают, что современный продуктовый дизайн – это не только внешний вид, а дизайн технологий, новых материалов, инновационных конструкторских решений и более широких возможностей кастомизации. Основные задачи промдизайна заключаются в улучшении продуктовых свойств, пользовательских характеристик и функциональных возможностей девайса.

В СССР была очень сильная школа промышленного дизайна – Всесоюзный научно-исследовательский институт технической эстетики (ВНИИТЭ), созданный в 1962 году для «улучшения качества продукции машиностроения и товаров культурно-бытового назначения путём внедрения методов художественного конструирования». ВНИИТЭ занимался разработкой образцовых дизайнерских проектов и созданием центра информации в области технической эстетики и эргономики. Кроме того, институт заложил основы профессиональной деятельности промышленных дизайнеров, которых сам же и готовил.

 

Советский Союз с точки зрения промышленного дизайна не отставал от наиболее развитых индустриальных стран: создавались такие шедевры, как пылесос «Чайка», радиоприёмник «Сюрприз», настольная лампа «Радуга», авоська, банка сгущёнки, складная металлическая сетка для яиц.

 

Советские машины «Победа», «Чайка» и «Запорожец» до сих пор считаются одними из лучших автомобилей своего времени с эстетической точки зрения. Конечно, один институт не мог решить всех проблем с дизайном в масштабах промышленной империи, но многое было сделано. Помимо собственных разработок к проектам привлекались именитые мировые дизайнеры.

 

 

К примеру, автор дизайна бутылки Coca-Cola, гоночного автомобиля Studebaker Avanti и оформления космической станции Skylab Раймонд Лоуи в СССР разработал дизайн холодильника ЗИЛ, а также облик автомобиля «Москвич» для завода АЗЛК, впоследствии не принятый заказчиком. В то же время известный финский дизайнер Тимо Сарпанева разработал форму бутылки экспортной русской водки. А немецкий дизайнер Луиджи Колани, создававший форму концепт-каров для Mercedes-Benz, Ferrari, Porsche, Mazda и Ford разработал также внешний вид автомобиля «Нива».

После распада СССР промышленность пришла в упадок, а о промышленном дизайне забыли вовсе. В то время как во всём мире он стал неотъемлемой и важной частью маркетинга, в постсоветской России предприятия вовсе не уделяли внимания эстетической стороне выпускаемой продукции.

Разумеется, у сегодня есть свои бестселлеры: это и вертолёт «Ансат», и лазерный микроскоп МИМ, и КАМАЗы, которые обрели новый облик, Lada, которая была изменена уже в последние годы до неузнаваемости.

Что интересно, у нас нет проблем с дизайном по части вооружений: наши боевые вертолёты, автоматы Калашникова, «Искандеры», «Панцири», «Торнадо» и «Тайфун» знает весь мир. И они выглядят соответствующе потому, что там не стоят задачи дизайна, чистая инженерия. А, как известно, любое военное инженерное изделие красиво и гармонично, потому что облик определяет чистая математика, направленная на достижение максимума возможностей.

В то же время стратегия Ростеха до 2025 года подразумевает выход на новые рынки и увеличение экспорта гражданской продукции. И здесь мы сталкиваемся с отсутствием актуального внешнего вида.

Справедливости ради, сдвиг с мёртвой точки есть: в «Вертолётах России» работает целая команда промышленных дизайнеров, КАМАЗ активно работает над обликом новых грузовиков, для разработки нового модельного ряда Lada (Vesta и XRay) пригласили британского дизайнера Mercedes-Benz и Volvo Стива Маттина.

Но для разработки внешнего вида массовой продукции гражданского потребления нам нужен целый штаб компетентных специалистов. Для развития промышленного дизайна как отдельной отрасли нужно сформировать чётко отстроенную систему и рынок. Затраты на промышленный дизайн должны стать обязательной статьей расходов при разработке новых промышленных девайсов, в первую очередь, в гражданской сфере.

У нас уже есть такие звезды как Владимир Пирожков, автор дазайн-решения для самолёта Sukhoi Superjet 100 и дизайна факелов Олимпийских игр в Сочи. В 1992 году он уехал в Европу, где приобрёл основные компетенции, работая в таких компаниях, как Citroën и Toyota, и лишь в 2000-х, вернувшись в Россию, начал применять свой опыт и знания на благо страны. Однако таких «возвращенцев» у нас, увы, единицы.

Как и Пирожков, многие опытные дизайнеры уехали из страны после распада СССР. Новых специалистов в России выпускают только «Строгановка», МАМИ, МУХА в Санкт-Петербурге и УралГАХУ в Екатеринбурге – но и выпускники этих вузов зачастую после получения диплома эмигрируют в Европу и США. Разумеется, есть и те, кто остаётся. Однако проблема молодых российских дизайнеров в том, что их футуристичные проекты слишком сильно оторваны от реального производства.

Они не понимают требований рынка и, как следствие, не могут разработать проект внешнего вида продукта так, чтобы это было применимо к реалиям индустрии, а производство не помогает разобраться, что и как устроено. Директора промышленных холдингов и предприятий должны понимать необходимость затрат на дизайн в создании новых продуктов и в соответствии с этим формировать чёткое задание для дизайнеров, которое обычно на 50% уже обеспечивает решение задачи. Это улица с двусторонним движением.

Чтобы преодолеть разрыв между производством и дизайном в России, Ростех взял на себя возрождение ВНИИТЭ и создал центр компетенций в области промдизайна. Центр должен стать инструментом формирования квалифицированного спроса на услуги в сфере промышленного дизайна со стороны компаний Корпорации Ростех. В качестве одной из ведущих экспертных площадок и в партнёрстве с другими организациями возрождённый ВНИИТЭ будет содействовать развитию промышленного дизайна как фактора создания добавленной стоимости и повышения конкурентоспособности произведений отечественной промышленности.

Кроме того, мы используем и альтернативные пути поиска дизайнеров. Сейчас Ростех совместно с ВНИИТЭ запустил конкурс «Дизайн для российских технологий». Он станет первым шагом на пути формирования современной школы промышленного дизайна в стране. Я искренне надеюсь, он поможет нам в формировании комплексного представления о состоянии рынка промышленного дизайна и уровня развития профессии в стране, и станет площадкой для диалога специалистов.

Мы предложили участникам конкурса на выбор три реальных продукта предприятий Ростеха: медицинский Браслет «Опека-03», мультизадачный системный блок и шумозащищённую гарнитуру. Участники разрабатывают дизайн-проект для представленных продуктов в виде скетчей, графических решений,проекционных чертежей, 3D-моделей с учётом жизненного цикла продукта.

В рамках работы над дизайном мы просим участников обращать внимание на идеологию продукта, органичность его существования в контекстной среде, брендированность продукта, упаковку, инструкцию, интерфейс и оптимальные каналы продвижения. Мы стремимся привлечь к участию профессиональных дизайнеров, студии и профильные учебные заведения, а с победителями конкурса мы планируем сделать опытные образцы их дизайн-решений в условиях реального производства.

На сегодняшний день уже более 100 участников зарегистрировались. До 29 июня можно еще успеть подать заявку и прислать свое дизайн-решение.