Фото thinkboutthings.com

Певице Моран Мазор, которая в этом году будет представлять Израиль на музыкальном конкурсе «Евровидение», запретили надевать платье от Джона Гальяно. Кутюрье два года назад был уволен из модного дома Dior за антисемитские высказывания.

Управление телерадиовещания Израиля, обычно спонсирующее израильских участников на международном конкурсе «Евровидение», запретило Моран Мазор пользоваться услугами опального модельера Джона Гальяно, к которому стилисты певицы обратились с просьбой сшить для нее сценический костюм для выступления на конкурсе.

«Джон Гальяно исключен из списка тех, кто может одеть израильского представителя на конкурсе, в то время как расизм и антисемитизм процветают в Европе; даже, несмотря на то, что он приносил извинения», - сообщалось в письме Управления, адресованном агентам певицы.

Напомним, в феврале во время отдыха в одном из французских баров, Джон Гальяно публично оскорбил молодую женщину еврейского происхождения и ее спутника с азиатской внешностью, а чуть позже в сети появилось видео, на котором кутюрье признается в любви к Гитлеру.

Не смотря на то, что дизайнер принес официальные извинения за оскорбительные высказывания, он все-таки лишился должности арт-директора модного дома Dior, а чуть позже его отстранили и от управления собственной маркой.

Директор Антидиффамационной лиги Абрахам Эйч Фоксман (Abraham H. Foxman) не согласился с решением Управления телерадиовещания Израиля. «Я возмущен тем, что израильской представительнице запрещают выбрать Гальяно. Это не тот урок, который вы дадите своим детям. Отвергать кого-то, кто принес искренние извинения – не в еврейских традициях. Мы люди, которые прощаем», - заявил он.

Сегодня Джон Гальяно работает в студии Оскара де ла Рента (Oscar de la Renta), знаменитого американского модельера доминиканского происхождения. Так же престижная дизайнерская школа Parsons The New School for Design планирует назначить его учителем. Выход Моран Мазор на сцену конкурса «Евровидения» в платье дизайнера помогла бы Гальяно вернуть свою карьеру на тот уровень, на котором она была еще до скандала во французском кафе.