Фото из личного архива

 

Агентство Red Pepper в прошлом году отметилось множеством креативных работ и высокими наградами на международных фестивалях, закрепив за Екатеринбургом звание главной кузницы кадров для индустрии. О месте России в индустрии и фестивальных видах на новый год Sostav.ru побеседовал с директором и главным медийным лицом Red Pepper Данилом Головановым.

- Добрый день, Данил. Начнем с острого - Red Pepper, равно как и «Восход», собрало награды фестивалей прошлого года фактически благодаря одному клиенту – оппозиционному журналисту Аксане Пановой и ее двум проектам Znak.com и URA.ru. Вы открыто выступили на стороне оппозиционных сил, повлиял ли этот факт на бизнес? Поступали ли угрозы в ваш адрес?

- На самом деле, страшно всегда, если тема касается движения против «мейнстрима». Когда два года назад мы делали щиты, адресованные крупнейшим лицам области, в рамках проекта «Все читают Ура.ру» для Ura.ru, все сопровождалось походами в УВД и ФСБ. Однако нам нечего бояться, ведь мы не нарушали закон. Я очень четко понимаю, что с одной стороны проблема свободы слова в стране очень серьезна, а с другой – рекламой и предметами PR ее просто не изменить.

- Смелость в продвижении с помощью политических методологий помогает или мешает рекламному агентству? Ведь политический «бэкграунд» не всегда однозначно воспринимается со стороны обычных клиентов – коммерческих компаний.

- С политическим «бэкграундом» нужно работать очень аккуратно. Однако я считаю, что эта категория работ, к которым всегда ведет сама жизнь и сама ситуация в городе и в стране в целом. Это своеобразный «крик души», только в более мягкой форме. Конечно, нам повезло, что такие работы очень удобно представлять на мировой рынок, в частности на заграничные рекламные фестивали.

Но мне бы не хотелось, чтобы Россию воспринимали заграницей как «Шапито», - однозначно и негативно. Мне хочется, чтобы Россию воспринимали как нормальное, прогрессивное правовое государство с современными ценностями, замечательными людьми и, в принципе, со спокойной обстановкой. Так, чтобы сюда не боялись ездить наши друзья из-за границы.

Поэтому это своеобразная «палка о двух концах»: с одной стороны мы делаем остросоциальный кейс, с другой стороны - мы делаем его во благо, с целью, чтобы нас, граждан России, в мире уважали. Но я думаю, что мода на политические и социальные кейсы скоро пройдет и на виду окажутся чисто коммерческие кейсы.

- Екатеринбург сейчас самый интересный город с точки зрения появления новых креативных бутиков - тут их сейчас с полдюжины известных за пределами города и даже России. Однако рынок тут достаточно ограниченный, как вам удается уживаться?

- Мы все здесь дружим, это уникальная ситуация, когда компании, работающие в одной среде, не конкурируют, а помогают друг другу подниматься и развиваться. Делить нечего: у кого лучше идея - тот ее и реализует, в итоге всегда выигрывают клиенты.

- Но вы уже вышли за пределы родного города. Нет желания открыть представительство в Москве, как это сделал «Восход». Обсуждали ли Вы с коллегами перспективу завоевывать московский рынок объединенными усилиями?

- У нас уже есть представительство, позволяющее нам работать с федеральными клиентами. Дело за малым - открыть полноценный офис. Завоевывать столичный рынок объединенными усилиями? Тут возникнет проблема в разнящейся философии агентств: у нас разный подход к работе, разные принципы, разное чувство вкуса. Поэтому мы и дружим - нам интересно общаться друг с другом. Однозначно, вместе работать было бы очень сложно. Невозможно. Я считаю, что у каждого должен быть свой путь, а места на рынке всем хватит - были бы хорошие идеи.

- Возможно ли в обозримом будущем, что у екатеринбургских агентств, в частности у Red Pepper, появятся клиенты, с которыми будет проводиться комплексная работа, а проекты, сделанные под специального клиента, отойдут на второй план?

- На самом деле, да. У нас уже сейчас с полдюжины клиентов заведены в аккаунтскую работу: речь идет о тех клиентах, для которых мы делаем полный комплекс услуг круглый год. Я думаю, что со временем все поменяется и мы полностью перейдем на комплексное обслуживание, отказавшись от проектной работы.

Мне правда очень нравится то, что сейчас делают практически со всеми сотовыми компаниями у нас в России. Я считаю, что тут есть и стратегия, и креатив очень хорошего уровня, который трудно придумать. Было бы интересно побороться за него.

- Вы уже очень подкованы в фестивальной жизни, чего нам ждать в этом году?

- Снижения количества фейков на фестивалях. Я думаю, когда-нибудь все агентства поймут, насколько это глупо и неэффективно - делать фейки. На смену фейкам окончательно придут агентские инициативы - проекты, придуманные под конкретных заказчиков, но сделанные не по брифу, а по инициативе агентства. Во всяком случае, очень хочется в это верить.

- Как эволюционировала российская реклама за последний год? Поменялось к ней отношение у нас и за рубежом?

- Теперь все мы не только верим, что способны на большее, но и знаем это. Мы знаем, что можно диктовать тренды мировой рекламе, находясь и работая в России. Мы знаем, что фишка нашего креатива в его аутентичности. Не надо больше ловить, копировать и адаптировать рекламные тенденции - надо создавать свои.

Мы живем в огромном, живом, очень интересном и противоречивом государстве. Нам есть чем гордиться, на что пожаловаться, что показать и рассказать этому миру. Думаю, использование российского колорита в рекламе и станет главным трендом в наступающем году.

- А чего российской рекламе еще не хватает?

- Хочется, чтобы мы научились делать по-настоящему крутые вирусы в стиле Duval Guillaume Modem, сногсшибательные кампании в стиле W+K и Droga 5. Хочется, чтобы у наших агентств появилось больше возможностей сотрудничать с по-настоящему крутыми продакшн-студиями. Хочется, чтобы вслед за Москвой, Питером и Екатеринбургом, креативными столицами стали Нижний Новгород, Ростов, Казань, Новосибирск и другие города. Хочется, чтобы вся Россия была одной креативной столицей.