Фото из личного архива

 

А для низкой жизни были числа,
Как домашний, подъяремный скот,
Потому что все оттенки смысла
Умное число передает.
Н. Гумилев

Лично для меня данный фестиваль является каким-то «заколдованным»: я еще ни разу не смог на нем побывать (несмотря на многократные приглашения его организаторов). Второй год подряд я даже беру билеты в Минск, но все равно в последний момент все срывается.

Так что писать мне придется не о самом фестивале, его атмосфере, уровне организации и т.п., т.е. о том, о чем я слышал множество сугубо положительных отзывов, а лишь о его формальной стороне – фестивальных итогах. И основываться на чисто формальных, численных данных.

Впрочем, именно конкурсная часть любого фестиваля и является его сутью, главным, для чего организуется все мероприятие в целом. Так что сложившаяся для меня лично ситуация, пожалуй, даже поможет мне сохранить большую степень объективности в этих вопросах.

Итак, числа:
Фестиваль – пятый. Общее число работ – около 1400 (более точных данных найти мне не удалось). Из них 276 – белорусских. Стоимость подачи – от $35 до $150 (в зависимости от категории). 
14 конкурсов и 129 подноминаций (на сайте фестиваля забыли про «Молодых креаторов»).

Девять составов жюри общим число 67 человек (если учитывать жюри «Молодых креаторов»), плюс десятый (т.н. «Высокое жюри»), сформированный, за исключением одного человека, из числа участников всех прочих. Местных (белорусов) среди них – 28.

Награды: Россия – 99, Украина – 46, Беларусь – 29 (из них три «золота»), Казахстан, Финляндия, Чехия – по три, Армения и Литва – по две, Эстония – одна. Агентство – абсолютный рекордсмен, получившее за одну-единственную работу 7 (прописью – СЕМЬ) первых мест, спецприз жюри и Гран-при – «Восход».

Давайте теперь посмотрим, какие выводы можно сделать из этих цифр.

1400 – это достаточно много. Больше, чем на прошлом ММФР, но меньше, чем на КМФР (1692) и примерно столько же, как и на Golden Drum образца 2012 года. Правда, тут важно не только количество, но и качество этих самых работ. И в этом смысле число 276 – достаточно показательно.

Ни на одном ином фестивале в мире столько белорусских работ никогда не встречается. Давайте посмотрим правде в глаза – в силу объективных причин: крохотного рынка, это далеко не самые сильные участники «смотра креативности».

И блестящая победа агентства «Крынь» в Каннах, и успешное выступление белорусов в «молодежном разряде» там же, увы, является, скорее, тем самым исключением, подтверждающим правило. Да и числа $35/$150 явно способствуют как росту одного, так и падению другого.

14 конкурсов и 129 подноминаций. Тут можно сказать, что на прочих фестивалях дела обстоят примерно так же. Ну, например, в Каннах (этой безусловной «иконе» всех организаторов фестивалей во всем мире. Но, простите – в Каннах участвовала 34 301 работа (2012 г.), что делает многие номинации в данном конкурсе куда более представительными, чем все перечисленные выше фестивали целиком (и даже – вместе взятые).

Такое «сопоставление» в реальности выглядит примерно как заочное соперничество Эллочки-Людоедочки и Вандербильдихи в романе Ильфа и Петрова. Все-таки в этом случае нужно учитывать реальное положение дел. И Гегеля с его «законом перехода количества в качество» еще никому опровергнуть не удалось.

Поэтому и наблюдались на фестивале столь забавные картины, когда, скажем, мощное жюри инноваций (7 не последних специалистов из четырех стран) собиралось исключительно для того, чтобы оценить 20 работ своего конкурса.

В итоге фестиваль в своей самой главной части – конкурсной, оказался, фактически разбит на 9 совсем уже «микрофестивальчиков», функционировавших независимо друг от друга. И эти «микрофестивальчики» поработали крайне ударно:

99+46+29+3+3+3+2+2+1=186

Что значит это число? Произведем еще одно арифметическое действие: 1400/186. И получим чуть больше 7,5. В Каннах (в том самом «эталоне») считается скандальным, если в шорт-лист проходит более 10% работ. И это при «каннском» уровне работ (ведь те, кто подает работы на данный конкурс, вполне отдают себе отчет, с какого уровня работами им предстоит «сражаться»).

 А тут – ПРИЗ получает даже не каждая восьмая поданная работа, а еще больше. Что, увы – неизбежно говорит о КАЧЕСТВЕ («достоинстве») этих наград…

Оценкой «качества» фестивальных наград в нашей стране ведает Ассоциация Коммуникационных Агентств России (АКАР). И она, также беря за «эталон» все тот же Каннский фестиваль, признала награды «Белого квадрата» всего лишь в три раза менее ценными, чем награды Cannes Lions. Насколько это соответствуют текущему положению дел – судите сами на основании приведенных выше цифр.

Но еще не все: 7 «микрофестивальчиков» умудрились совершить еще одно действо, которое в итоге выставило как нынешний рейтинг креативности, так и сам «Белый квадрат» уже в абсолютно смехотворном виде (семь, т.к. еще один был конкурсом «Молодых креаторов», а другой – «Социальной рекламы», которой эпохальная по утверждению ее авторов работа, о которой сейчас пойдет речь, ни в коей мере не является; кстати об этом последнем «микрофестивальчике нужно будет сказать отдельно»). 

Итак, этой работе было в итоге присуждено 7 первых мест, спецприз и Гран-при. Что же это значит в текущих терминах и цифрах АКАР?
Опять прибегнем к простейшим арифметическим действиям, учитывая соответствующие пункты правил АКАР:

3.9. В качестве шкалы выбрана шкала, применяемая фестивалем Cannes Lions.

- за 3 место - значение, присвоенное шорт-листу, умноженное на 3
- за 2 место - значение, присвоенное шорт-листу, умноженное на 5
-
 за 1 место - значение, присвоенное шорт-листу, умноженное на 7
-
 за Гран-при - значение, присвоенное шорт-листу, умноженное на 10

3.10 Специальный приз приравнивается к шорт-листу

Фестиваль Cannes Lions имеет коэффициент 10, а «Белый квадрат» - 3,3

7*3,3+7*3,3+7*3,3+7*3,3+7*3,3+7*3,3+7*3,3+10*3,3+3.3=198.

Это невообразимое число означает, что практически столько же баллов «Восход» получил бы, если бы эта самая работа одновременно взяла бы два Гран-при в Каннах.

В общем, коллеги, решайте, что является большим фарсом – текущий рейтинг креативности с его «коэффициентами», или же данный «фестиваль неслыханной щедрости». И как АКАР придется в конце года выходить из этой нелепой ситуации – ведь «на ходу» правила менять не принято. Ну и, наконец, как «аукнутся» «Белому квадрату» его нынешние итоги при голосовании в следующем году.

Ну и несколько скорбных слов о том самом конкурсе «Социальной рекламы». Ведь именно в этом конкурсе Беларусь получила почти все свое «золото» (еще одно было в «Молодых креаторах»). Давайте посмотрим, с чем были связаны такие выдающиеся достижения (ну кроме того факта, что «Восход» милостиво уступил данную номинацию всем остальным участникам).

Жюри в данном конкурсе было одним из самых массовых – 12 человек. Восемь из них были белорусы. Но, правда, не просто представители «титульной нации» – в их число входил, например, такой специалист, как, цитирую, «Основатель и собственник сети чайно-кофейных магазинов» (ну и прочие профессионалы СОЦИАЛЬНОЙ РЕКЛАМЫ). При этом председателем данного жюри был представитель белорусского производителя «Рень» (владелец бизнеса – генеральный спонсор фестиваля). Никаких комментариев к вышеизложенному я приводить не буду.

Очень хотелось бы, чтобы на все изложенные тут цифры тщательное внимание обратили бы в первую очередь организаторы КМФР, который столь сходен с «Белым квадратом» по структуре номинаций и принципам организации жюри. Чтобы фарс не стал традицией и иных фестивалей на территории бывшего Советского Союза.

Итак, какие выводы можно сделать из перечисленных фактов?

1. ВСЕ «постсоветские» фестивали – не Канны. И всем им нужно «протягивать ножки» по их объективной «одежке» (чтобы не пришлось просто «протягивать ножки»). А не пытаться сотворить из этой одежки «Тришкин кафтан». Т.е. РЕЗКО сокращать число номинаций/подноминаций, согласно РЕАЛИЯМ нашего рекламного рынка. Чтобы в каждой из них мог существовать РЕАЛЬНЫЙ конкурс с РЕАЛЬНОЙ конкуренцией;

2. «Вариант Red Apple» с ОДНИМ составом жюри на данном этапе развития «фестивального движения» представляется единственно возможным, т.к. только он позволяет при всем небогатом выборе работ получить более-менее равные «веса» наград в разных конкурсах и номинациях, а также сформировать жюри по-настоящему МИРОВОГО уровня.

Единственное, что следует предусмотреть – это создание условий для максимального облегчения его работы, чтобы справиться с большим объемом работы и ее крайним разнообразием (по специализации) - но это предмет совершенно отдельного разговора.

3. Коэффициенты во всевозможных «рейтингах креативности» должны определяться не «методом (не)научного тыка», «демократического» голосования или же «мы тут посовещались, и я решил», а с учетом ПРЯМЫХ РЕАЛИЙ, выраженных четким и ясными цифрами итогов фестивалей.

Также настоятельно следует всерьез подумать о внедрении принципа «одна работа – один голос» (о чем, в частности, глухо упоминали даже сами члены жюри прошедшего фестиваля).

В общем, вот что нам может поведать «низкая жизнь чисел». И нам всем решать – не придется ли применять ко всему, описанному выше, слова другого классика русской поэзии: «Тьмы низких истин мне дорожe / Hас возвышающий обман»…

Текст: Алексей Михайлов