Андрей Калмыков, фото twitter.com/andrey_kalmykov

 

Российский лоукостер «Победа» оказался — помимо своей воли — замешан в череде скандалов. Компании не остается ничего другого, как методично отвечать на критику в свой адрес. Занимаются этим не только сотрудники пресс-службы, но и руководство перевозчика. Так, за колонкой в «Ведомостях» последовало интервью гендиректора «Победы» Андрея Калмыкова изданию РБК. Мы выбрали оттуда самые интересные цитаты.

1. «С точки зрения логики требование оплаты рюкзака при возможности бесплатного провоза портфеля и дамской сумки выглядит по-идиотски. Если нам скажут, что есть «дамская сумочка типа рюкзак», «мужская сумка типа чемодан» и «портфель типа сундук», то будем увеличивать тариф для всех».

2. «Подавляющее большинство всех негативных отзывов написано людьми, которые прямо пишут: да, нам запретили что-то сделать бесплатно. Неистребимая любовь к халяве очень сильно мешает. Но в целом 90% наших пассажиров очень довольны. А люди, которые летят первый раз в жизни благодаря тому, что появились такие тарифы, пишут такие письма, что слезы наворачиваются».

3. «Если речь идет о здоровье наших пассажиров, мы не экономим. Но когда идет речь об экономии нашими пассажирами 149 рублей, чтобы сесть рядом, у нас позиция жесткая».

4. «Кроме базового аэропорта, экономить на издержках у нас очень хорошо получается. По расходам на летный час мы в Европе номер один. Думаю, на сегодняшний день «Победа» — одна из самых эффективных компаний в мире».

 

Фото РИА Новости

 

5. «Победа» — стопроцентно финансово независимая компания. Акционеры сформировали уставный капитал — около 1,2 млрд рублей. На этом участие «Аэрофлота» в деятельности «Победы» закончилось».

6. «Мы установили радиометки на всем, что можно вынести с самолета. На ремнях, на пряжках, на спасательных жилетах, кислородных масках, мегафонах, датчиках дыма — все отчиповали. За два месяца не было ни одного случая пропажи».

7. «Проект коммерчески успешен, но если бы не было этой параллельной реальности, мы могли бы еще больше снизить цены. С нашими ценами мы всегда своего пассажира найдем. Если начнется борьба за рынок, у нас есть жир, мы сможем еще снизить цены».

8. «Если отменить все ограничения, которые есть, мы готовы продавать часть билетов по рублю. Потому что и за багаж, и за питание, и за регистрацию в аэропорту мы доберем до 999 рублей. А может, и больше. Но тот, кто летит налегке и ничего ему не нужно, сможет улететь за рубль».

9. «Огромное количество «кривизны» в нашем законе о бухгалтерском учете, налоговом учете не позволяют нам в полной мере использовать те инструменты, которые используют зарубежные лоукост-компании для повышения выручки. Сегодня деятельность по продаже любых товаров на борту нерентабельна. Либо булочка будет стоить сопоставимо с тарифом на билет».

10. «Мы внедрили уже все, что можно и невозможно. Все остальное связано с ограничениями».