19.03.2009

Первый и второй пошел...

Двое уволенных сотрудников Первого канала устроили демарш

Вчера утром в телецентре «Останкино» произошла внештатная ситуация. Двое уволенных с Первого канала сотрудников студии спецпроектов Эльхан Мирзоев и Олег Пташкин засели в одной из комнат телецентра, объявив бессрочную голодовку. Журналисты объясняли свою протестную акцию тем, что якобы были изгнаны с канала нелегитимно: руководство будто бы не заплатило положенные им по закону денежные компенсации. В случае применения к ним силы репортеры обещали поджечь себя. Уже через несколько часов недовольных телевизионщиков вывели из комнаты. Официальная позиция канала в связи с этим инцидентом такова: журналисты вообще не имели права ничего требовать, так как не работали в штате.

Журналисты Первого канала Эльхан Мирзоев и Олег Пташкин забаррикадировались в одной из комнат на 13-м этаже телецентра «Останкино», объявив бессрочную голодовку. Цель их протеста состояла в том, чтобы обратить внимание общественности на якобы имевшее место увольнение с канала нескольких десятков человек. По словам бывших сотрудников студии спецпроектов Первого канала, когда руководство канала увольняло лично их, оно нарушило их трудовые права, не выплатив положенное по закону выходное пособие. При этом журналисты называли такие суммы: примерно по 200 тыс. рублей на каждого. В случае же если администрация канала попробует разрешить конфликт силой, участники акции грозили облиться бензином и поджечь себя. Они требовали восстановить их в должностях с последующим надлежащим увольнением.

Однако у администрации Первого канала нашлись свои аргументы. «Эта акция – абсолютный фарс, – так прокомментировал «НИ» происшедшее источник в администрации канала, попросивший его не раскрывать. – Дело в том, что и Эльхан Мирзоев, и Олег Пташкин – оба внештатники. Тогда как о компенсациях речь может зайти только в том случае, если человека увольняют по сокращению штата. Мирзоев заключал с каналом срочный трудовой договор, который закончился, после чего ему выдали полный расчет. Пташкин подписывал трудовое соглашение. За три дня до увольнения ему выдали уведомление в том, что канал больше не нуждается в его услугах. Этот пункт был прямо прописан в соглашении. К тому же он получил компенсацию за неиспользованный отпуск. Так что обоих уволили в полном соответствии с законом, да и никто на канале не хочет суда, который, кстати, весьма часто восстанавливает трудящихся в правах». По словам собеседника «НИ», увольнения господ Мирзоева и Пташкина произошли еще в январе и начале марта, и ни один из них не пытался сразу же их оспорить.

Забастовка телевизионщиков закончилась, так толком и не успев начаться. Ситуация, по рассказам источника «НИ», была улажена с помощью директора Телевизионного технического центра (ТТЦ) «Останкино» Михаила Шубина. «Он просто зашел к ним в комнату, они поговорили, после чего все разошлись, – добавили «НИ» на Первом канале. – Разумеется, никакого бензина или керосина у наших бывших сотрудников с собой не было».

«Журналистика – такая профессия, в которой особенно необходимо, чтобы тебе доверяли, поэтому любые, даже самые острые конфликты, возникающие между работодателями и работниками, в нашем деле нужно разрешать только правовым путем, – выразил «НИ» свое мнение председатель Союза журналистов России Всеволод Богданов. – При этом никто ведь не мешает журналисту отстаивать свои интересы до конца».

АЛЕКСЕЙ ОЛЬШАНСКИЙ

Новые Известия