21.10.2008

Тушите свет. Мировой кризис заставит россиян задуматься об экономии энергии

Что говорить о простых гражданах,
если даже государство не прислушивается к своим
собственным призывам.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Сегодня все больше российских компаний стремятся максимально снижать издержки. Решение они находят самое простое – экономить за счет персонала. Под сокращение уже попали некоторые работники банковского сектора, строительства, металлургии и торговли. Между тем есть способ не только уменьшить расходы, но и получить немалые выгоды. Это – энергосбережение, которым в России до сего момента, увы, никто всерьез не занимался. По данным Всемирного банка, страна может сэкономить до 45% потребления первичной энергии.

Это сопоставимо с объемами, потребляемыми, например, Францией и Великобританией. Эксперты полагают, что финансовый кризис заставит отечественную экономику стать более бережливой.

Всемирный банк утверждает: энергоэффективность может сэкономить нашей стране 240 млрд. кубометров газа в год – это больше всего российского экспорта «голубого топлива» и более 50% внутреннего потребления. Кроме того, за счет энергосберегающих технологий отечественные предприятия могут снизить удельные энергозатраты на 50–70%, а бюджетная сфера – сберечь ежегодно 3–5 млрд. долларов. Преимущество энергосбережения еще и в том, что оно очень выгодно экономически. По данным того же ВБ, для достижения экономии в 45% потребуется инвестировать около 320 млрд. долларов, при этом ежегодная экономия составит около 80 млрд. долларов для конечных потребителей и 120–150 млрд. для экономики в целом. Таким образом, вложения окупятся полностью всего за четыре года. А вот наращивание производства энергоресурсов в тех же объемах потребует инвестиций порядка 1 трлн. долларов, то есть обойдется втрое дороже. Деньги-то, несмотря ни на что, есть, вопрос – на что их лучше тратить.

Эксперты отмечают: наша экономика уязвима перед лицом кризиса в том числе и потому, что она энергорасточительна. Чтобы не допустить рецессии в реальном секторе, на производство единицы той же продукции нам придется тратить гораздо больше, чем Западу, который давно привык считать каждый киловатт. По данным Международного энергетического агентства, Россия сейчас занимает третье место в мире по масштабам энергопотребления и при этом тратит больше энергии на единицу ВВП, чем любая из стран, входящих в десятку крупнейших потребителей энергии.

Руководитель программ по стимулированию инвестиций в энергосбережение Международной финансовой корпорации Яна Горбатенко говорит о целом ряде препятствий на пути внедрения энергосберегающих технологий. «Есть общие для всех сложности, и есть свои барьеры в каждом отдельном секторе нашей экономики, – сообщила «НИ» эксперт. – Общая проблема в том, что на федеральном уровне до сих пор нет ведомства, ответственного за проработку и реализацию политики повышения энергоэффективности, и фактически на уровне страны этим никто не занимается целенаправлено. Если говорить об отдельных секторах, то, например, среднее промышленное предприятие зачастую не владеет информацией о том, какие прогрессивные меры существуют и как их реализовать и профинансировать. Бюджетные организации просто не заинтересованы в экономии энергии, поскольку деньги на оплату коммунальных услуг они получают от государства по конкретной статье расходов, и даже если их сэкономят, потратить на другие цели не смогут. А у населения нет элементарной привычки экономить электроэнергию, воду и другие ресурсы».

«Ситуация была тревожной еще до кризиса, а сейчас еще более усугубилась. Если раньше мы говорили, что надо вводить энергосбережение, чтобы не замедлялись темпы роста, то теперь некоторым предприятиям это нужно делать, чтобы просто выжить», – рассказал «НИ» директор Центра по эффективному использованию энергии Игорь Башмаков. По словам эксперта, простым гражданам тоже есть, о чем подумать. «Доходы у населения будут расти медленнее, а рост тарифов останется прежним. Это значит, что доля средств, выделяемых из семейного бюджета на оплату энергопотребления, возрастет и появится стимул к экономии», – полагает специалист.

А вот на Западе стимулировать никого не надо, там уже давно все поняли. В мире существует два подхода к энергосбережению, которые условно можно назвать американским и европейским. Первый состоит в том, чтобы добывать альтернативную энергию, например за счет установки в частном доме ветряка или солнечной батареи. Второй нам ближе – сосредоточиться на экономном использовании традиционной энергии, чтобы не понадобилась –альтернативная. Особенно это касается наших жилищ. «Единственная область, где можно резко снизить объемы потребляемого топлива и, как следствие, расход энергии и объемы выбросов, – это уже существующие и новые здания», – убежден директор германского Института строительной физики имени Фраунгофера Карл Гертис.

Познакомиться с тем, как дела в этом смысле обстоят в Европе, корреспонденты «НИ» имели возможность в Дании. Пример – экспериментальное здание Building 2000, в котором размещен офис компании Rockwool, выпускающей изоляционные материалы. В первую очередь дом хорошо теплоизолирован – это препятствует нагреву в жару и охлаждению в стужу, а значит, снижает расходы на кондиционер и отопление. Потери уменьшаются также за счет тройных стеклопакетов и плотно закрывающихся дверей, окон и форточек. Кроме того, в здании отсутствуют кондиционеры и вентиляция, а нужная температура воздуха поддерживается компьютером, который открывает и закрывает форточки и жалюзи в зависимости от температуры воздуха, направления ветра и солнечного света. Окна довольно большого размера устанавливаются с южной стороны, чтобы максимально использовать естественный свет для освещения и обогрева. Кроме того, теплый воздух, выходя наружу по системе вентиляции, нагревает входящий холодный.

И «билдинг» такой не один. Стенлёсе – обыкновенный коттеджный поселок для среднего класса в 30 км от Копенгагена. В нем 750 домов: одноэтажных по цене 200–300 тыс. евро, двухэтажных по цене до 1 млн. евро и социальных, которые сдаются в аренду престарелым людям. Все – энергосберегающие. Несмотря на то, что такой дом стоит на 125 тыс. датских крон дороже, он экономит электричества в год на 6 тыс. Таким образом, окупаемость достигается за 21 год, при том, что цикл жизни дома до капитального ремонта составляет 30 лет. А если учесть растущие цены на энергию во всем мире, окупится он гораздо раньше. Кроме того, энергоэффективный поселок выбрасывает в атмосферу гораздо меньше углекислого газа и экономит воду – до 22 тыс. кубометров в год – за счет того, что в Стенлёсе для технических нужд и в туалетах используется дождевая вода, которая собирается в специальных резервуарах.

По европейскому законодательству, строители должны применять энергосберегающие технологии не только в новых домах, но и при модернизации старых. Их будут реконструировать таким образом, чтобы снизить потребление тепла до установленных Евросоюзом стандартов, которые сейчас равны 68 кВт.ч на 1 кв. м в год. Для сравнения: современные российские здания потребляют около 350 кВт.ч на тот же «квадрат», а те, что построены до середины 1990-х, – 600. Реальные примеры энергосбережения у нас можно пересчитать по пальцам. В Петербурге, на Торжковской улице, была реконструирована старая панельная пятиэтажка. Строители всего-то и сделали, что утеплили фасад и балконы, установили автоматические регуляторы на батареи центрального отопления, чтобы они выдавали тепла ровно столько, сколько нужно, заменили окна и двери на современные. В итоге энергопотребление за отопительный сезон сократилось на 67%. Другой пример – новый энергоэкономичный квартал в московском районе Куркино, потребляющий энергии на отопление 20–25 кВт.ч на «квадрат» вместо нормативных 160. Малое число таких домов объясняется тем, что стоимость постройки энергоэффекивного «квадрата» на 8–12% выше, а продажная цена почти одинакова, так что выгоднее строить «энергорасточительные» дома. Переломить ситуацию могли бы налоговые льготы для застройщиков, которые уже применяются в Германии, ужесточение требований к строительству или введение обязательных, а не рекомендательных, как сейчас, норм по энергосбережению для девелоперов.

Впрочем, по словам Игоря Башмакова, даже те небольшие успехи, что у нас есть в строительстве энергосберегающих домов, находятся под угрозой. «По закону о техническом регулировании, с 2010 года нормы по стандартам теплозащиты станут не обязательными, а добровольными. Строители могут начать экономить на теплоизоляции домов, делать однослойное остекление», – опасается эксперт. В подтверждение своих слов он привел чисто российский пример безграмотного строительства: «В Мурманске построили панельные дома с внутрипанельным отоплением, то есть батарея находится внутри стены. Стена эта выходит прямо на Белое море, ветром с которого из нее выдувается все тепло».

По мнению Игоря Башмакова, первое, в чем нуждается наша страна, – это государственная политика в области энергосбережения. «Государство должно мотивировать предприятия и другие организации. В Великобритании, США, Австралии правительства уже 30 лет разрабатывают и реализуют политику повышения энергоэффективности. В Америке законодательно регулируется размер сливного бачка, что экономит воду и энергию на ее закачивание. Там есть стандарты на холодильники и другое оборудование, есть обязательная маркировка на бытовой технике, указывающая класс энергопотребления», – отметил эксперт.

Кризис мы, возможно, переживем и без всего этого. Только цена будет больше: и для экономики в целом, и для каждого россиянина.

МИХАИЛ КАЛМАЦКИЙ, НИКОЛАЙ ДЗИСЬ-ВОЙНАРОВСКИЙ, Копенгаген – Москва

Новые Известия