Sostav.ru - Маркетинг Реклама PR
Текст Видео Принты Блоги
Сотка
Медиа|Реклама|Брендинг|Маркетинг|Бизнес|Политика и экономика|Социум|Фестивали|Бизнес-блоги 

Версия для печати

FORBES

«Долговая нагрузка «Интеко» пугает, но это бизнес, а в любом бизнесе есть риск»

Микаил Шишханов рассказал Forbes о том, что он собирается делать с приобретенной у Елены Батуриной компанией

В России появился новый крупный девелопер — владелец Бинбанка Микаил Шишханов, купивший в партнерстве с «дочкой» Сбербанка главный российский актив Елены Батуриной, «Интеко». Как родилась идея? Сколько шли переговоры и были ли другие претенденты? Как дальше развивать «Интеко», нужен ли ей ребрендинг, что делать с ее долгами и другими проблемами? Шишханов ответил на вопросы Forbes.

— Не могли бы вы поподробнее рассказать, чем вас заинтересовала «Интеко»?

— Меня вообще интересуют активы, связанные со строительством и девелопментом. Я этот рынок хорошо понимаю, у меня есть серьезный опыт по финансированию таких проектов, я верю в этот сегмент экономики, особенно если речь идет о Москве. «Интеко», безусловно, одна из самых интересных компаний в секторе. Надо отдать должное бывшей владелице — она сумела создать интегрированную компанию, где все процессы четко выстроены, собрать высокопрофессиональную команду. По моему мнению, там работают одни из самых ярких профессионалов данного рынка.

Не могу точно сказать, откуда и как пришла идея покупки. Но когда она родилась, я начал над ней работать, связался с партнерами в Сбербанке, предложил, чтобы они поучаствовали. Сбербанк сегодня довольно сильно поменялся, начал интересоваться инвестициями и уже выступает серьезным солидным партнером во многих проектах. Сбербанк в ходе длительного сотрудничества с «Интеко» убедился, что это надежный партнер, всегда четко исполняющий свои обязательства, а также в том, что бизнес «Интеко» — действительно эффективный и перспективный.

— От кого исходила инициатива? От Батуриной?

— Нет, я сам вышел на нее и предложил.

— Как долго готовилась сделка?

— Мы начали работу где-то в конце марта. Переговоры шли довольно активно. Все лето мы проводили due diligence силами Бинбанка. В случае необходимости привлекали иностранных специалистов. Делали все тихо и аккуратно, чтобы ничего в прессу не просочилось.

— Переговоры велись в Лондоне?

— Мы и в Лондон летали, и в Вену.

— А где подписание оферты проходило?

— В Вене, в офисе Елены Николаевны. Были [гендиректор «Сбербанк Инвестиции»] Андрей Доценко, я и наши топ-менеджеры.

— Она осталась довольна?

— Очень надеюсь, что да.

— Ваш друг Сулейман Керимов каким-либо образом в переговорах участвовал?

— Нет. Он действительно мой друг, но в этой ситуации ни в переговорах, ни в чем не участвовал.

— А в будущем он может появиться?

— Как дальше жизнь сложится, не знаю, но на данный момент ни каких-то разговоров, ни какого-либо участия не было.

— Кто-нибудь еще вел переговоры о покупке «Интеко»?

— Я не могу это комментировать. Когда мы занимались сделкой, насколько мне известно, параллельно с нами никто не вел переговоров с Еленой Николаевной.

— Вы рассчитывали на дисконт, понимая, что Батуриной ничего не остается, как продать «Интеко?

— Так говорить нельзя. Сделка абсолютно рыночная. Я услышал, что этот актив в принципе готовы продать. Мы на рыночных условиях выставили параметры цены, согласовали их и договорились.

— Насколько серьезной была торговля со стороны Батуриной?

— Несоответствие было где-то 3-5%. Цифры были изначально более или менее адекватные. Вопрос в основном был в оценке долгов.

— До вас «Интеко» интересовался Василий Анисимов. Говорят, он предлагал Батуриной $400 млн…

— Никак не могу прокомментировать. С Еленой Николаевной никогда не обсуждал никаких сторонних предложений.

— Когда говорится про рыночную оценку «Интеко» в $1,2 млрд, долги учитываются или нет?

— Ну конечно, долг всегда учитывается. Не скажу, из какой суммы нужно вычесть долг, но вычесть его нужно.

— Это были ваши деньги? Вы не брали кредит на покупку?

— Нет, не брал.

— Почему вы покупаете «Интеко» на себя, а не на свой Бинбанк?

— Бинбанк — это мой основной проект, моя основная работа. «Интеко» — другой проект, в котором я постараюсь заработать деньги, для того чтобы вложить их в капитал Бинбанка. У меня одна идея — сделать из Бинбанка один из крупнейших банков.

— В самых крупных девелоперских проектах «Интеко» после смены мэра возникли проблемы: что-то заморожено, где-то идут суды. «Сетунь-Хиллс» распоряжением Собянина вообще запретили строить…

— Безусловно, там много проблем. Мы потихоньку будем их разрешать. Там, где идет судебное производство, будем разбираться. Очень надеюсь, что эти проблемы будут разрешены. С другой стороны, часть проблем — это не проблемы «Интеко». Тот же «Сетунь-Хиллс» — это личный актив Елены Николаевны, он в сделке не участвует. Все ее личные активы в России и заграничные проекты в сделку не вошли. Цементный бизнес тоже в сделку не вошел — это отдельная тема. Мы покупаем только «Интеко», компанию, которая занимается девелопментом, и субхолдинг, который занимается региональным строительством.

— Что стало с проектами, в которых частично участвовала «Интеко», а частично лично Батурина?

— Совместных проектов с Еленой Николаевной у «Интеко» больше нет. Все, что входит в «Интеко», принадлежит компании на 100%.

— Почему вы решили 5% «Интеко» отдать Сбербанку?

— Быть рядом с таким партнером, даже просто с имиджевой точки зрения, очень полезно. Кроме того, Сбербанк сам делал оценку, его специалисты наряду с нашими все смотрели. Для меня это дополнительный контроль, дополнительное подтверждение того, что я на правильном пути. Их участие в компании для меня огромный плюс. Сбербанк входит портфельным инвестором, он, как любой коммерческий банк, хочет заработать денег.

— Планируете в будущем провести IPO?

— Обязательно. Я планирую эту компанию капитализировать, выстроить по всем западным стандартам, вывести на биржу, сделав ее публичной. Сейчас нужно все закончить, во всем разобраться, выстроить правильную стратегию.

— Когда «Интеко» может стать публичной?

— Горизонт планирования от 5-7 до 10 лет.

— Что вы думаете относительно ребрендинга?

— Здесь палка о двух концах: с одной стороны, «Интеко» — это сильный бренд, с другой стороны, существуют нюансы, которые всегда будут довлеть над брендом. В голове есть мысль провести ребрендинг, но вероятность того, что это произойдет, 50:50.

— Почему все-таки у Сбербанка такой маленький процент?

— Сбербанк сам принимал решение. Наверное, чтобы минимизировать свой риск.

— Сбербанк получил акции в счет погашения части долга «Интеко»?

— Нет, это абсолютно нормальная стандартная коммерческая сделка.

— То есть кредиты в Сбербанке как были, так и остаются?

— Все кредиты пока остаются.

— Вас сейчас не пугает долговая нагрузка «Интеко»?

— Конечно, пугает, но это бизнес, а в любом бизнесе есть риск. Я бы не стал ничего затевать без уверенности, что я все это вытяну. Есть очень много вариантов, как правильно рефинансироваться.

— В Банке Москвы вам все рассказали про необеспеченные кредиты?

— Да нет, там у «Интеко» нормальные, обеспеченные кредиты, все в порядке. Летом, когда мы проводили due diligence, я встречался с руководством Банка Москвы, объяснял ситуацию. Я просто предупредил банк. Не хотелось, чтобы крупнейший кредитор узнал о предстоящей сделке из газет, это было бы неэтично. Что касается реструктуризации долгов и прочего, это уже рутинная работа, к которой мы приступим после завершения сделки. Надеюсь, что мы найдем разумное решение.

— Со Сбербанком у вас уже был совместный проект «Рублево-Архангельское», который был полностью заложен в банке по кредиту $5 млрд. Какие перспективы у этого проекта?

— У нас заключено соглашение со Сбербанком, в рамках которого мы выполняем все необходимые действия. Здесь мажоритарным акционером в итоге станет Сбербанк. Я очень доволен тем, как ведет себя Сбербанк в этой ситуации, благодарен его руководителям.

— Включать «Рублево-Архангельское» в «Интеко» не планируете?

— На данном этапе это даже не обсуждается. Если встанет тема, будем обсуждать.

Елена Березанская

09.09.2011

12.09.2011



Медиа Gazeta.ru припрятала «g» Издание убрало из «шапки» спорный логотип от Студии Лебедева
Интервью Елена Чувахина: Мы будем растить свои кадры Глава российского офиса FITCH о планах развития агентства в регионе
Реклама и Маркетинг RTB готовит наступление Технология к 2015 году займет 18% российского рынка интернет-рекламы
Медиа Новостные сайты теряют аудиторию Послевыборный спад сказался на политических и бизнес-СМИ
Медиа Россия в хвосте digital-лидеров ZenithOptimedia оценила крупнейшие рынки новых медиа
Реклама и Маркетинг В Россию с любовью Культовый бренд "Love is" лицензировали на российском рынке
Медиа Обнародован Единый Рейтинг веб-студий В первой тройке - Студия Артемия Лебедева, Actis Wunderman и ADV/web-engineering
Бизнес и Политика Авторы Angry Birds заработают на России Rovio рассказала о планах экспансии рынка через парки и брендированную продукцию

© Состав.ру 1998-2017, фирменный стиль Depot WPF

тел/факс: +7 (495) 225 1331 адрес: 109004, Москва, Пестовский пер., д. 16, стр. 2

При использовании материалов портала ссылка на Sostav.ru обязательна!
Администрация Sostav.ru просит Вас сообщать о всех замеченных технических неполадках на E-mail
  Рассылка 'Sostav.ru - ежедневные новости маркетинга, рекламы и PR.'   Rambler's Top100         Словарь маркетинговых терминов