Sostav.ru - Маркетинг Реклама PR
Текст Видео Принты Блоги
Сотка
Медиа|Реклама|Брендинг|Маркетинг|Бизнес|Политика и экономика|Социум|Фестивали|Бизнес-блоги 

Версия для печати

Час свободы

Почему современный человек не успевает жить

39% россиян считают, что свободного времени им недостаточно, а 23% — что его вообще нет. На этот социальный пессимизм не влияет даже то, что благодаря техническому прогрессу и социальной политике рабочее время вот уже больше века постоянно сокращается. Куда же уходит время? Почему мы по-прежнему не успеваем осуществлять свои мечты? Корреспондент «РР» поставила на себе рискованный эксперимент по оптимизации времени

Если начинаешь оптимизировать время, сразу отпадает все ненужное. Я не удивлюсь, если ты через год переедешь в другую страну, сменишь профессию или посвятишь свою жизнь достижению нирваны, — обещает мне бизнес-тренер и тайм-менеджер Николай Шевыров. — Я, например, похудел на 30 килограммов, развелся с женой и распрощался с бизнес-партнером.

— Живот, жена и партнер отпали как ненужные?

— Когда занимаешься временем вплотную, то понимаешь, что большую часть своей жизни ты живешь, исполняя чьи-то желания. И даже отчета себе не отдаешь, что с собственными ценностями и планами не считаешься, все отодвигаешь на потом. Так жизнь и проходит, а мечты остаются нереализованными

— И что же с этим делать?

Николай берет со стола стакан, наполовину наполненный апельсиновым соком, и пододвигает его ко мне. Я на всякий случай к нему не прикасаюсь.

— Представь, что в этом стакане твое время, — говорит он. — Стакан полон или пуст?

— Трудно сказать, — пожимаю я плечами, косясь на сок. Вроде расхожий тест на оптимизм — пессимизм: что выберешь, такой диагноз тебе и поставят. Я, понятное дело, всегда выбираю полный и получаю статус оптимиста. А здесь что предпочесть? Но никакого ответа и не требуется.

— В моем варианте стакан пуст. Мы наполняем его теми делами и желаниями, которые хочется успеть реализовать, — своей большой рукой Николай берет со стола маленький чайник и доливает в стакан чай. Стакан наполнился до краев. Но Николай не останавливается. Несколько капель бурого коктейля падают на стеклянный стол. Только после этого он перестает лить.

— Понятно же, что ресурс времени ограничен. Есть пределы. И конкуренция за место в стакане высокая. Такая же, как между делами, которыми ты сама заполняешь свое время. Конкурируют за твое время работодатели, коллеги, друзья, родственники, изобретатели онлайн-игр и социальных сетей. На тебя давят сотни людей, чтобы ты сделала то, что нужно им, а не то, что нужно тебе.

Это не выдержки из очередного романа Виктора Пелевина и не проповеди индийского гуру Ошо Раджниша. Это моя первая консультация у специалиста по оптимизации времени.

У меня со свободным временем беда: в сутки его удается наскрести минут сорок пять. На работу уходит одиннадцать часов, на сон восемь, полтора на завтрак, обед и ужин и три — на личную жизнь. А хочется… Уже третий год я представляю себя… танцующей под джаз прямо на улице Барселоны. Движения мои точны и одновременно естественны. Танец дарит мне захватывающее ощущение свободы, оно передается собравшимся вокруг зрителям. А потом я сажусь писать сценарий: мужчине средних лет хочется бросить семью… презреть условности… и сделать наконец что-то стоящее. Что именно? В чем конфликт и завязка — додумать не успеваю. Мне тоже очень хочется найти себя, но сводных сорока пяти минут в сутки на это не хватает, поэтому я решаю действовать по науке — искать время в разлинованном ежедневнике, расставляя мечты по клеточкам между важными и нужными делами.

…На встречу опаздываю, чем сразу себя выдаю.

— И на рабочем столе накиданы горой бумаги… а в ящиках никакого порядка… — окидывает меня критическим взглядом Николай.

— А вы откуда знаете? — открываю я рот, удивляясь телепатическим способностям тренера.

— Опоздания и беспорядок — первые признаки того, что человек не в ладу со временем, — назидательно говорит Шевыров. — Чтобы все успевать, нужно стараться прийти не к назначенному часу, а хотя бы на десять минут раньше. Работа занимает все время тогда, когда она никак не организована.

За 100 лет продолжительность рабочей недели сократилась в полтора раза: в 1909 году полная рабочая неделя составляла в среднем 50 часов, а в 1998 году — всего 35. Сейчас еще меньше — 32–34 часа. Причем за век люди стали менее привязанными к земле, к работе, к классовому и сословному статусу. Так, уже в 70?е годы в СССР связь между профессиями отца и сына составляла всего 0,24 (при максимуме 1), а связь между образованием и социальным статусом выросла до 0,57. В новой России конкуренция за качественные рабочие места обострилась, но в целом социальная мобильность вряд ли уменьшилась. Теоретически шансов не страдать на непосильной и ненавистной работе довольно много. 

Николай Шевыров пессимистичен, как пустой стакан:

— Перестроиться будет сложно. По крайней мере быстро не получится. Меняя взаимоотношения со временем, ты меняешь себя саму. Вот как ты себе представляешь время? Нарисуй.

Он протягивает мне салфетку со стола, и я послушно корябаю стержнем на мягкой бумаге циферблат. Выходит криво, но стрелки показывают без десяти два.

— Улыбнулись стрелки на часах, — пытаюсь я его развеселить.

— Ага, в этом-то и состоит основная ошибка большинства людей. Всем кажется, что время циклично, — он показывает это на моем рисунке. — На самом деле оно линейно.

Под моими улыбающимися часами он рисует большую стрелку, которая упирается в маленький холмик. На холмике ставит крест — такие обычно бывают на могиле.

— Люди считают, что время будет постоянно, а оно движется. И постепенно приближается к холмику. Вот и подумай, стоит ли осуществлять чужие желания, вместо того чтобы двигаться к достижению собственных целей. Давай двигаться от этой могилы. Какой ты себя представляешь через тридцать лет? Где, кем и с кем?

Я торможу…Нужно подумать.

— Вот и хорошо, подумай. А исходя из этого образа мы поймем, какие у тебя основные ценности и цели. Все станет прозрачным: на что тратить время необходимо, а на что не нужно. Только с помощью конкретно сформулированных целей можно уйти от постоянного давления людей и требований.

— Но я примерно знаю, чего я хочу… в короткой перспективе.

— Что даст тебе короткая перспектива? Ты ведь не можешь точно сказать, к чему стремишься.

— Ну, например, я хочу серьезно заняться танцами, поступить на высшие сценарные курсы, выучить английский и прочитывать по книге в неделю.

— Зачем?

— Мне нравится танцевать. Хочу научиться профессионально писать сценарии. А английский… тоже нужен… — почти оправдываюсь я.

— Вопрос — зачем тебе это нужно? Если сможешь себе объяснить, тогда и время высвободится само собой.

Я не верю в «само собой» и мысленно перебираю свой график в поиске вакантных часов для написания сценариев, танцев и английского. Так… Просыпаюсь я обычно в 10–11 утра, часа через два, а то и через три выхожу из дома: утреннее время уходит на интернет, радио или телевизор, на долгий и мучительный выбор одежды, метания в поисках завалившегося под кресло мобильника (блокнота, книжки, айпода, лэптопа, пропуска на работу). Днем ухо пухнет от разговоров по телефону. Между звонками заходят поболтать коллеги. Опять же, социальные сети в интернете. А вечером приходится оставаться на работе и доделывать все то, что не успела сделать днем. Работа накладывается на свободное время, и его просто не остается.

Только 36% россиян удовлетворены количеством свободного времени, остальные считают, что его мало или нет совсем. Таковы результаты исследования ВЦИОМа. Причем львиную долю удовлетворенных составляют пенсионеры: 69% опрошенных против 22% респондентов среднего возраста. Самое важное время, предназначенное для реализации собственных целей и заветных желаний, убегает, как вода из дырявой канистры. Больше всего довольны тем, как проводят свободное время, обеспеченные россияне (69%) и жители крупных городов (66%). Недовольны же своим досугом чаще всего малообеспеченные респонденты (47%) и столичные жители (40%). Люди среднего возраста (от 25 до 59 лет) считают свой досуг удовлетворительным чуть больше чем в половине случаев — 53–55%.

— Ставим время, за которое ты должна собраться и выйти из дома. Две контрольные точки в середине сборов. Промедление утром может лишить тебя приятного времяпровождения вечером. Можно два часа искать ключи — и напрочь забыть про танцы, потому что все сделать не успеешь, — диктует Николай. — От бессмысленной болтовни придется отказаться. Коллегам отвечаешь кратко: «Занята. Зайду позже».

Пишу в блокноте: «Подъем — 8 утра» По графику у меня две контрольные точки: каждые 20 минут нужно отмечать свою готовность к выходу из дома. Сокращаем время на переходах от одного дела к другому. Но где же свободные клеточки, куда я впишу свои танцы?

— Да, вот еще что… — прерывает мое планирование Николай. — Когда ты пытаешься сделать все, чтобы время работало на тебя, нельзя напиваться. Одно похмелье может стоить нескольких дней, прежде чем удастся вновь войти в график. Собьются все ориентиры. Дисцип­лину выстроить не так просто: на нас давят привычки, из которых, по сути, состоит наш день. Встаем с кровати — и дальше, как по писаному, делаем все, что мы привыкли делать: кто-то сразу курит, кто-то тратит время на интернет или ругань с женой. А время — это всегда выбор. Если хочется читать и танцевать, придется одни привычки заменять другими. Например, меняем социальные сети на чтение. Как только захотелось залезть в «Одноклассники», берем в руки книгу и читаем, пока не надоест, а дальше опять работаем. На обычном листе отмечаем крестиком, что желание возникло, но мы заменили его другим.

Крестик я ставлю уже на следующий день. Увидав меня в сети, приятель заводит философскую беседу на тему «Ну, ты каг?». Молчу. Получаю послание с многозначительными смайликами с высунутыми языками. Решаю не отвечать. Но мучают сомнения: ведь с одной стороны, крестик, а с другой — живой человек. И вдруг ловлю себя на том, что целых пять минут пишу ему подробный отчет о событиях последних двух дней.

— Если все-таки не удержалась, — советует Николай, — то в социальной сети или в чате веди себя максимально активно: комментируй каждую реплику так, чтобы слышали все коллеги, а лучше — и начальник тоже. Внаглую, не стесняясь. Много времени так убить не получится.

Активный вид досуга предпочитают 28% россиян. В исследовании старшего научного сотрудника Института социологии РАН Натальи Седовой под «активным» понимается отдых с обилием культурных, развивающих и общественных компонентов. Конкретно саморазвитию и дополнительному образованию посвящают свое время 16% россиян. Возможностей для самореализации, особенно в больших городах, стало больше: взрослые люди в свободное от работы время учатся танцевать, осваивают актерское мастерство, впервые берут в руки краски и кисти, изучают иностранные языки. Распространенным и модным в последние годы стал хенд-мейд — рукоделие, но с более широким, пришедшим с Запада ассортиментом.

В 8 утра любимая Джоплин в будильнике превращается в вульгарную ресторанную певичку. Вспоминаю совет тренера: нужно не просто вставать, а назначить на утро какую-нибудь встречу или важный звонок. Но вспоминаю поздно, приходится просто отдирать себя от кровати. План, контрольные точки, график… Несвобода, которая должна освободить мое время.

Тороплюсь. Опаздываю. Проливаю кофе. На минуту влезаю в интернет — уточнить маршрут до желанной школы танцев. Но новостные заголовки манят, как
сирены. Наспех проглатываю несколько заметок. Уже на пороге замечаю, что кошка, которую ко мне на постой временно определил коллега, исчезла. Меня прошибает пот: балкон-то открыт, а вдруг она выпрыгнула с моего двенадцатого этажа? Нужно бежать. Но кошка!.. Она же не виновата, что перебежала дорогу оптимизации моей мечты…

Черт! Шныряю по подъезду в поисках беглянки, нахожу ее на седьмом этаже. Минус сорок минут, в расписание не укладываюсь и начинаю ускоряться еще больше. Узкий железный ящик со скрипом спускает меня с двенадцатого на первый этаж. И тут меня догоняет ужа­сающая своей навязчивостью и постоянством мысль: выключила ли я утюг? чайник? что с краном? и вообще закрыла ли я дверь? Начинаю вспоминать, что я делала в последний час. Все напрасно, эта мысль грозит стать доминирующей на весь день. Приходится возвращаться. Еще минус семь минут. Теперь уже не иду — бегу на каб­луках по эскалатору метро. Если мой тренер Николай бегал так же, неудивительно, что он похудел. Хорошо, что у тайм-менеджеров есть премудрости на все случаи жизни:

— Планировать свободное время нужно так же, как и рабочее, — объясняет Михаил Зотов, кандидат психологических наук. — Его, как костюм, нельзя кроить тютелька в тютельку. В планах должно оставаться резервное время на форс-мажор и спонтанность. Иначе человек становится заложником своего плана и его действия подчинены не столько достижению намеченной цели, сколько рабскому следованию детальным графикам. А поскольку планы никогда не выполняются на сто процентов, это становится дополнительным источником стресса. Что касается свободного времени, если его жестко планировать, оно перестает восприниматься как свободное.

Честно говоря, о том, что время имеет свойство замедляться и ускоряться, я и без всяких тренеров и даже Эйнштейна знала — испробовала на себе: чем больше дел в план на день впишешь, тем быстрее летит время. Но я даже не подозревала, что можно раскрутить движение времени, как детскую юлу: планы, минуты, дела так и скачут у меня перед глазами.

Зато коллеги никуда не торопятся:

— А мы в Болгарию собираемся. Уже и билеты купили…

— Я бы «Тартюф» томатный сегодня приготовила. Такой интересный рецепт!

— Оппозитный движок «Субару» просто восхитителен…

Чужие фразы как назойливые мухи. Отгоняю их от себя усилием воли. Вдруг слышу собственный голос:

— А я занимаюсь оптимизацией времени, с тренером. Он сам в этом деле преуспел. Похудел, говорит, на 30 килограммов. С женой развелся. Бизнес-партнера послал. Изменился, в общем, радикально, все ценности и смысл жизни перелопатил. А у меня с утра кошка… Я вот думаю, может, мне идею моего сценария на конкурс послать? Что скажете, девочки? Там вот о чем… Да, забыла рассказать, иду сегодня на танцы. Сейчас только быстренько текст допишу.

Свободное время люди ценят почти вдвое меньше, чем работу, показало исследование Натальи Седовой. Если работу очень важной для себя считают большинство опрошенных (55%), то на долю свободного времени ответов «очень важно» приходится куда меньше — 30%. Гораздо больше (46%) оказывается тех, кто ставит свободное время на второй план, давая ему оценку «скорее, важно». Более того, каждый четвертый вовсе не считает свободное время значимой частью собственной жизни, оно для них «скорее, неважно» либо «совсем неважно» (24%). Причем вторичность свободного времени и досуга по отношению к работе — устойчивый стереотип российского общественного сознания. 15 лет назад людей, полагавших, что «самое важное — это работа», было также вдвое больше, чем тех, кто более важным считал досуг.

— Кстати, о том моем тренере, который тайм-менеджер, — продолжаю я болтать, вместо того чтобы дописывать заметку. — Он мне обещал, что если осознаю свои истинные желания и научусь управлять временем, это уже вроде и не я буду — другие привычки, иная сущность. Вы даже не представляете себе, сколько открывается перед человеком возможностей, если он прекращает тратить время на пустую болтовню!

Ой! Кажется, сущность моя все еще при мне. Вот и еще одно подтверждение: вместо текста на экране открыт сайт «ВКонтакте». Смотрю фотографии, украдкой даже от себя самой. Время испаряется с каждым отображенным в моем зрачке пикселем. Вспоминаю рекомендацию Николая громко комментировать сайт, чтобы все видели (и я сама в первую очередь!), чем я занята на самом деле. Но этот совет я  игнорирую. И решаю, что на танцы сегодня пойду в любом случае, даже если не успею сдать текст.

Так все и вышло. Текст я не сдала. Вспомнила судьбу несчастного бизнес-партнера Николая. Уволят — буду думать, что сама сменила работу. В двух равных по величине клеточках моего ежедневника две записи: «Сдать текст» и «Пойти на танцы». Кто сказал, что одна из них важнее? Ведь я не только рабочее время планирую, а и всю свою жизнь тоже. Ту самую, в которой мое желание может весить ничуть не меньше обязательства. Малодушно дожидаюсь, пока редактор отдела выйдет покурить, и сбегаю на танцы. Первая настоящая победа над стереотипами — все-таки у меня крутой тайм-менеджер!

Пока еду в метро, звонит владелец квартиры, в которой я живу. Напоминает, что сегодня день расплаты по счетам. Значит, по пути нужно забежать в банк, встретиться с хозяином и только потом можно будет спокойно разучивать танцевальные па. А ведь в ежедневнике банка не было, и втиснуть платежи перед танцами почти невозможно. Но рисковать квартирой ради соблюдения графика — это слишком. Банк. Очередь. В ушах зудит занудный голос тренера:

— Очередей нужно избегать. Они сжигают время. А в пробках читать или слушать аудиокниги. Тогда время зря не уйдет.

Нет у меня с собой ни обычной книги, ни аудио. Стою просто так, напряженно глядя на часы. И все же, несмотря на все форс-мажоры, успеваю на занятия. С минимальным опозданием.

По графику ближе к ночи меня ждет еще свидание с моим приятелем. Несусь в условленное место, отмечая в себе очевидное сходство с хронически опаздывающим кэрролловским кроликом. К счастью, для девушек опаздывать на свидания давно стало хорошим тоном. Мой друг ждет меня в парке уже двадцать минут. А когда я появляюсь, говорит:

— Давай вина выпьем.

Я вспоминаю про оптимизацию времени, жену тренера и сухой закон. Но мне нравятся моя комплекция, моя работа и мои друзья. Да и сам Шевыров говорил, что надо избавляться только от одной времяпожирающей привычки, и не в день, а в неделю. Систему на новый график нужно переводить постепенно. В психологии изменение системы больше чем на 30% смерти подобно: паника в организме начинается. Так что пока еще я — это я, со всеми своими привычками и желаниями, можно с чистой совестью выпить полный стакан.

При участии Светланы Скарлош, Ольги Цыбульской






Людмила Наздрачева

РУССКИЙ РЕПОРТЕР
05.08.2010



Медиа Gazeta.ru припрятала «g» Издание убрало из «шапки» спорный логотип от Студии Лебедева
Реклама и Маркетинг Елена Чувахина: Мы будем растить свои кадры Глава российского офиса FITCH о планах развития агентства в регионе
Медиа RTB готовит наступление Технология к 2015 году займет 18% российского рынка интернет-рекламы
Медиа Россия в хвосте digital-лидеров ZenithOptimedia оценила крупнейшие рынки новых медиа
Реклама и Маркетинг В Россию с любовью Культовый бренд "Love is" лицензировали на российском рынке
Медиа Новостные сайты теряют аудиторию Послевыборный спад сказался на политических и бизнес-СМИ
Медиа Обнародован Единый Рейтинг веб-студий В первой тройке - Студия Артемия Лебедева, Actis Wunderman и ADV/web-engineering
Реклама и Маркетинг Авторы Angry Birds заработают на России Rovio рассказала о планах экспансии рынка через парки и брендированную продукцию

© Состав.ру 1998-2016, фирменный стиль Depot WPF

тел/факс: +7 (495) 225 1331 адрес: 109004, Москва, Пестовский пер., д. 16, стр. 2

При использовании материалов портала ссылка на Sostav.ru обязательна!
Администрация Sostav.ru просит Вас сообщать о всех замеченных технических неполадках на E-mail
  Рассылка 'Sostav.ru - ежедневные новости маркетинга, рекламы и PR.'   Rambler's Top100         Словарь маркетинговых терминов