Sostav.ru - Маркетинг Реклама PR
Текст Видео Принты Блоги
Сотка
Медиа|Реклама|Брендинг|Маркетинг|Бизнес|Политика и экономика|Социум|Фестивали|Бизнес-блоги 

Версия для печати

Кухни без окон и туфли из кожзаменителя

Потребительский спрос в стране все еще очень низок. В основном покупатели тратят деньги на повседневные товары и дешевые товары-«антидепрессанты»

«Спрос мертв» — эту фразу сегодня можно услышать во многих компаниях, работающих на отечественном потребительском рынке. И, видимо, с таким спросом нашему бизнесу придется жить еще довольно продолжительное время — заметного потребительского оживления отечественные компании ждут не раньше середины-конца 2011 года.

Главный неприятный итог кризиса, на наш взгляд, — практически потеря среднего класса. Сегодня он во многих случаях скатился к дешевому, функциональному потреблению — «без фантазии», как сказал один из наших собеседников. Что предложить новому послекризисному покупателю, привыкшему в прошлом к качеству и брендам, — это, наверное, главная интрига на потребительском рынке в ближайшее время.

Сейчас уже понятно, какими будут потребительские предпочтения в этом и следующем году. Львиная доля всех доходов будет тратиться на товары повседневного спроса. Сегодня мы видим вымывание с магазинных полок качественных товаров с высокой добавленной стоимостью и их заполнение примитивом. Возможно, по мере появления в магазинах более сложных и дорогих продуктов на каждый день можно будет говорить о начавшемся восстановлении спроса.

Еще одной точкой роста потребительской активности становится рынок жилья, правда, пока только в Москве. Сегодня здесь настоящий ажиотаж — сметается дешевое жилье. И это объяснимо: мы имеем дело с отложенным спросом. Люди, сохранившие некоторые сбережения, дождались ценового дна и теперь на низком рынке решили прикупить недвижимость. Когда еще представится такая возможность…

На всех остальных рынках — автомобильном, обувном, одежном, мебельном и проч. — траты будут строго по потребности, по делу. О каком-то импульсивном, эмоциональном поведении покупателей можно забыть, по-видимому, не на один год. Правда, многие наши неудовлетворенные потребности и наше природное умение жить не по средствам никуда не делись. При малейшем восстановлении доходов мы увидим новый виток агрессивного потребления, и вряд ли европейская модель сдержанного потребления станет нашим образцом — даже с учетом уроков кризиса. Просто сейчас денег нет. Желания остались.

Едим не меньше, но дороже

Самый живой сегмент потребительского рынка — товары повседневного спроса: еда, напитки, лекарства, домашняя утварь, средства гигиены и т. д. По данным Nielsen, в 2009 году в России общий объем продаж упакованных товаров повседневного спроса снизился всего на 4% в натуральном выражении, а по стоимости объемы продаж увеличились на 10,6%. Прошлогоднее увеличение затрат домохозяйств на подобные товары отмечает и исследовательский холдинг РОМИР.

Главный итог изменений, происходящих в последнее время в этом сегменте, — трансформация структуры потребления. Так, наиболее пострадавший в кризис средний класс отчасти переместился в дешевую рыночную нишу, практически отказался от брендового потребления и перешел на более дешевые продукты при аналогичном качестве. При этом, отмечает РОМИР, увеличилось количество посещаемых представителями среднего класса торговых точек.

Обеспеченные граждане скорректировали свое поведение в области товаров длительного пользования: сократили частоту туристических поездок, стали реже менять автомобили и приобретать недвижимость. По данным «РОМИРА», они с еще большей интенсивностью покупают повседневные товары и по общему объему покупок даже превысили докризисную корзину. К примеру, отмечается рост продаж дорогих полуфабрикатов, напитков, майонезов. Что показывает — люди стали больше питаться дома.

Потребители с низкими доходами, выросшими, правда, в кризис за счет повышения зарплат бюджетников, по-прежнему сконцентрированы на самом дешевом потреблении. Почти все деньги представителей этой группы идут на товары повседневного спроса.

Многие розничные сети говорят, что почувствовали дно в потреблении примерно год назад и тогда же стали менять ассортиментную политику — сокращать предложение премиальных товаров. Например, в компании «Дикси» практически отказались от импортного пива и дорогого импортного вина. Взамен сетевики предложили продукты экономкласса, и прежде всего отечественного производства.

Сегодня торговые сети расширяют предложение под собственными торговыми марками (СТМ). Цены на такие товары ниже, чем у многих российских компаний-производителей и уж тем более иностранных брендов. Если до кризиса к введению СТМ розничные операторы, как правило, относились скептически, то сегодня даже небольшие сетевые магазины разрабатывают именные марки. По оценкам аналитиков, до конца 2010 года СТМ в компаниях будут занимать порядка 20% от объема продаж. Например, в сети «Магнит» в настоящее время представлено около 600 собственных торговых марок. Активную позицию в этом отношении занимают дискаунтеры — «Пятерочка», «Копейка».

С прошлого года розничные игроки пытаются удержать спрос и завоевать потребителя низкими ценами. Они отмечают, что идут на изменение наценки повседневных товаров иногда в ущерб своей маржинальности. В первую очередь речь идет о специальных программах лояльности — промоакциях, скидках и распродажах.

Торговые сети в крупных городах заметили оживление спроса по сравнению с первым кварталом 2009 года. Например, пресс-секретарь розничной сети «Седьмой континент» Влада Баранова признается: «Сегодня мы чувствуем некоторое оживление спроса». Правда, корректирует ситуацию директор департамента маркетинга «Дикси Групп» Евгений Колывагин, «в основном растет количество чеков, а объемы покупок прогрессирует медленнее».

В кризис увеличился разрыв между покупателями крупных и малых городов. «В декабре мы провели исследование, и оказалось, что жители регионов тратят на продукты питания порядка 80 процентов своих доходов, тогда как москвичи и петербуржцы оставляют на продукты питания лишь треть зарплаты», — рассказывает Андрей Милёхин, президент исследовательской компании РОМИР. По его мнению, подобные разрывы в потреблении связаны с увеличившейся конкуренцией в крупных городах.

Действительно, в регионах о восстановлении спроса говорить еще рано. «Я не наблюдаю восстановления спроса по сравнению с докризисным периодом. Видно, как изменился экономический характер спроса. Если в первом квартале 2009 года мы наблюдали шоковую коррекцию — потребители стали приобретать меньше товаров и более дешевых, то сегодня скорее речь идет о стагнации. Средний чек не растет», — говорит генеральный директор калининградской розничной сети «Семья» Олег Пономарев. Его слова подтверждает генеральный директор красноярской сети «Командор» Олег Сипетый: «По сравнению с прошлым годом спрос вырос лишь в денежном выражении из-за инфляции».

Продовольствия в избытке

Производителям продуктов питания в кризис, с одной стороны, было легче, чем всем остальным, поскольку от еды потребитель отказаться не смог. С другой стороны, сегодня практически на всех продовольственных рынках предложение превышает спрос. Например, молочный рынок в физическом выражении вырос на 6% за 2009 год, а показатели объемов потребления оказались ниже, чем в 2008 году. С мясом примерно такая же ситуация: несмотря на сокращение импортозависимости и увеличения объемов производства, прежде всего мяса птицы и свинины, сопоставимого роста спроса на продукцию не происходит. Мясопереработчики отмечают снижение интереса потребителей к колбасам и мясным деликатесам. Рыбный рынок показал рекордный вылов биоресурсов, который тоже не равноценен объемам потребления. Не отражают спроса на хлебобулочные изделия, доля которых в общем потреблении и так снижается из года в год, и высокие урожаи зерновых культур.

Отечественные производители отмечают, что в кризис произошло изменение вкуса потребителей. «Мы заметили, что больше покупают дешевые крупы и по-прежнему хорошо продается элитная продукция. Хуже всех пришлось среднему сегменту, за последний год он трансформировался в более низкий сегмент, соответственно, с худшим качеством продукта», — рассказывает коммерческий директор крупяной компании «Ангстрем» Оксана Линник.

В определенной степени переход покупателей на продукты экономкласса спровоцировали сами ритейлеры, многие из которых сократили ассортимент. «Торговые сети испугались, что покупатели перестанут брать дорогие продукты, и поэтому выставляли на полки самое дешевое», — объясняет генеральный директор компании «Алтан» (производство макарон) Валерий Покорняк. По его мнению, это серьезная ошибка ритейлеров. Во-первых, сети теряли свою маржу, потому что на дешевом товаре сложнее зарабатывать. Во-вторых, от них ушел покупатель, который не находил привычный товар на магазинных полках.

По мере концентрации спроса вокруг дешевых товаров производители всеми силами пытались держать цены. «Мы практически не индексировали цены с начала кризиса, несмотря на то что они поднялись у всех поставщиков наших комплектующих. Мы ориентировались на конечного потребителя, который в условиях кризиса не мог позволить себе потратить больше. Нам приходится жертвовать частью своей маржи», — говорит, директор по маркетингу и продажам винной компании Gerrus Group Кирилл Бутко. Ему вторит генеральный директор Московского завода плавленых сыров «Карат» Владимир Корсун: «В целом на молочном рынке наблюдается нестабильная ситуация со спросом. Мы производим больше сыров, чем в прошлом году, и стараемся держать цены на сопоставимом уровне. Тем производителям, чья продукция не пользуется спросом, просто не хватает дешевого сырья. Думаю, что к лету ситуация с этим улучшится».

В последнее время производители продуктов питания стали активнее осваивать такой канал сбыта, как horeka (отели и рестораны). «Из-за того что сетевые операторы сократили ассортимент, нам пришлось перестроить свою сбытовую политику в пользу ресторанов. Там сегодня большой спрос на нашу продукцию, особенно на морепродукты», — делится президент группы компаний «Ледово» Надежда Копытина.

Рациональность вместе с «антидепрессантами»

Гораздо хуже обстоят дела на рынках товаров длительного спроса — одежды, обуви, мебели, книг и проч. В кризис объем здесь сократился на 20–40%, и на протяжении года остается на том же уровне. В 2010 году объемы потребительского рынка составят от силы 80–85% докризисных показателей. Компании считают, что потребительская активность начнет увеличиваться в лучшем случае в следующем году, а полное восстановление спроса произойдет только при существенном росте платежеспособности населения, то есть в довольно долгосрочной перспективе.

Низкий спрос связан не только с тем, что у людей нет денег. Важно еще и то, что растут цены на потребительские товары. Во время кризиса издержки компаний увеличились на 15–20%. Причем подорожало все: производство (за счет роста стоимости сырья и комплектующих), логистика (выросла стоимость доставки), продвижение. А нынешней весной торговые центры опять начали поднимать арендные платежи. Сегодня производители товаров изо всех сил стремятся сдержать рост цен, но из-за увеличения себестоимости полностью ограничить его не могут. «Компании жертвуют своей маржей, пытаясь удержать цены, но из-за возросших издержек это невозможно. Рост цен на товары неизбежен», — констатирует Александр Фридман, заместитель генерального директора одежной компании Savage.

Потребительский рынок не только уменьшился в объемах. Он стал неоднородным: есть сегменты, где спрос упал совершенно, а есть, где он пока сохраняется. В основном ситуация в отраслях обусловлена новыми потребительскими трендами, главный из которых — рациональность и экономность.

Так, покупатель изменил предпочтения в бытовой технике и электронике. Розничные сети, торгующие бытовой техникой, отмечают, что если раньше в преддверии 8 Марта люди старались приобрести крупную навороченную электронику, то теперь — мелкую бытовую технику. К примеру, в этом году хорошо продавались кухонная техника и фены. Если не смотреть на предпраздничный ажиотаж, то следует отметить снижение продаж товаров, которые для многих еще не успели стать частью повседневной жизни, — например, электрических зубных щеток. Люди уже не выбирают навороченную технику с множеством функций, а четко концентрируются на собственных нуждах. «Потребители не отказались от покупок дорогих брендов, но внутри их выбирают более дешевые модели. К примеру, при выборе мобильных телефонов отказываются от дополнительных функций, которыми не пользуются», — рассказывает вице-президент компании «Техносила» Леонид Тюкавкин.

Рациональность проявляется и в стремлении приобретать многофункциональные вещи. «Во время кризиса лучше продаются кухни, укомплектованные бытовой техникой, столовыми группами, несмотря на то, что их стоимость несколько выше. Но все равно такая покупка более выгодна, — считает Ефим Кац, генеральный директор саратовской мебельной фабрики “Мария” (производство мебели для кухни). — Кроме того, люди хотят большего за прежние деньги, поэтому мы были вынуждены улучшить предложение за счет дешевого монтажа, дополнительного метража кухни».

Потребление стало ситуационно обусловленным, и в этом тоже проявление рациональности. «Пуховики в наших магазинах теперь покупают только с наступлением отрицательных температур, а хлопковые тренчи — только когда температура преодолеет отметку 10 градусов, — говорит Василий Гущин, владелец текстильно-одежного холдинга “Мега”. — А вот впрок россияне покупают куда меньше». Похожая ситуация с выбором книг. «Сократился рынок учебников для высшей школы — это связано с тем, что студенты прекратили покупать их про запас. Упали продажи книг по специальности, по самообразованию — мы связываем это с испугом населения перед возможной безработицей», — отмечает Олег Бартенев, финансовый директор издательской группы АСТ.

Важная составляющая при покупке одежды — функциональность. «Чтобы одежда сегодня продавалась, она должна хорошо комбинироваться с другими частями гардероба, — говорит г-н Фридман. — Одиночные вещи, какими бы красивыми они ни были, не пользуются спросом».

Самым сохранным остается спрос на базовые функциональные вещи и товары для здоровья. Люди понимают, что в условиях неопределенности можно надеяться только на себя, и потому стремятся поддерживать хорошую форму. Фармацевтический рынок и рынок медицинских услуг в кризис практически не просели и сегодня даже продолжают движение вверх, хотя и более медленными темпами.

Другая черта нынешнего потребителя, которая парадоксальным образом сочетается с его стремлением действовать рационально и экономно, — желание поднять себе настроение, тяга к товарам-«антидепрессантам». К таковым можно отнести парфюмерию и косметику, услуги ресторанов. Это видно хотя бы по тому, что и в парфюмерных магазинах, и в заведениях общественного питания полно народу. «До кризиса косметический рынок России прирастал на 12–15 процентов, в кризис рост уменьшился, но сохранился и составил 7–8 процентов. Сегодня продажи косметики опять начали хорошо расти», — говорит Александр Петров, генеральный директор концерна «Калина».

О некотором оживлении говорят и представители ресторанной индустрии. «С марта увеличилось количество посетителей ресторанов, — рассказывает Роман Рожниковский, основатель сети ресторанов “Грабли”. — Мы связываем это не только с наступлением весеннего сезона, но и с некоторым восстановлением спроса, люди вновь хотят себя порадовать. Характерно, что в наших ресторанах, работающих в массовом сегменте, начали расти продажи более дорогих блюд, например, свежей рыбы, которую мы исключили из меню в прошлом году». С коллегой солидарна директор по связям с общественностью компании «Рос­интер Ресторантс Холдинг» Валерия Силина: «Мы видим улучшение товарооборота ресторанов в первом квартале текущего года не только в Москве, но и в регионах».

«Антидепрессантами» выступают и аксессуары (платки, сумочки, бижутерия), мелочовка вроде футболок. «Не всегда у посетителей есть деньги, чтобы обновить к весне гардероб, а вот купить шарфик или майку — запросто. Поэтому у таких товаров сегодня наилучшие показатели продаж», — отмечает Ксения Рясова, генеральный директор одежной сети Finn Flare.

Sagrada Familia больше не будет

В итоге за последний год структура рынков товаров длительного пользования существенно изменилась. Уменьшилась доля высокого сегмента — кое-где падение составило 70–80%. В связи с этим многие европейские люксовые марки одежды, обуви и ювелирных изделий в прошлом году покинули Россию.

Почти на треть просел средний сегмент, самый быстрорастущий и перспективный на потребрынке. Именно с ним связывали российские компании свое будущее развитие. «С середины прошлого года начался спад на более дорогие издания, продажи которых до кризиса росли лучше всего. Так, падение спроса на книги стоимостью более тысячи рублей составило 30–40 процентов, а на коллекционные издания по цене свыше трех тысяч рублей — и все семьдесят», — рассказывает Олег Бартенев из АСТ.

А дешевый сегмент отечественного потребрынка во время кризиса увеличился. Тот же Бартенев отмечает: «Растут продажи дешевых книг стоимостью ниже 250 рублей — в мягкой обложке, со скромной полиграфией». Тему продолжает руководитель отдела внешних связей обувной компании «Алфавит» Андрей Широков: «Впервые за последние семь лет всплеск спроса на более дешевые модели обуви, особенно на женские модели из кожзаменителя».

Этот важный тренд смены потребительских предпочтений заставляет игроков многое менять в своем бизнесе. Сегодня они думают, как удешевить продукт, и это будет их главной задачей на ближайшую перспективу. «Наша компания работает в среднем сегменте. Чтобы поддержать продажи, мы сократили маржу и снизили цены, и это позволило нам сохранить прежний уровень оборота», — говорит Ксения Рясова из Finn Flare. Однако далеко не все компании могут поступиться маржей — большинство производителей мебели, текстиля, обуви, одежды и так работают на грани рентабельности. Да и в части сокращения производственных издержек, оптимизации все ресурсы бизнеса уже исчерпаны. Поэтому сделать свой продукт дешевле они, скорее всего, смогут лишь за счет самого продукта. «Себестоимость мебели определяется прежде всего уровнем технологий и комплектующих. И потому компании начнут экономить на продукте, что неизбежно приведет к снижению качества», — уверен Вадим Бахтов, эксперт по мебельному рынку. Нынешнее соотношение динамики продаж дешевых и более дорогих продуктов отбрасывает потребительский рынок на уровень начала нулевых годов. Если эта тенденция продолжится, нас ждет упрощение предложения. «Уже больше не будет продуктовых шедевров. Sagrada Familia больше не будет. Нас будут окружать однотипные продукты, пусть функциональные, но сделанные без фантазии», — считает ресторатор Андрей Деллос.

Москвичи плетут цепочки

Неожиданно драйвером весеннего оживления потребительского спроса стал столичный рынок недвижимости. В то время как большинство региональных рынков продолжают стагнировать, в Москве объемы продаж квартир уже превышают докризисные показатели.

По данным компании IntermarkSavills, в первом квартале продажи в новостройках бизнес-класса выросли на 20%. Объемы сделок с люксовыми квартирами увеличились в два раза. Ажиотаж царит в нижнем ценовом сегменте, особенно на вторичном рынке. По словам риэлтеров, быстро уходят наиболее доступные по цене предложения — однокомнатные и двухкомнатные квартиры небольшой площади.

Положительная динамика подтверждается данными официальной статистики. В марте количество сделок на вторичном рынке жилья возросло на 71% по сравнению с февралем и на 59% относительно марта прошлого года. Более того, спрос превысил даже показатели 2007 года. Что же так воодушевило покупателей?

Во-первых, спрос на недвижимость подогревает ипотека. С конца 2009 года объемы ипотечных операций растут. В марте зарегистрировано в 6,5 раза больше ипотечных сделок, чем за аналогичный период прошлого года. Если в конце 2009?го доля ипотеки на квартирном рынке составляла 15% (в разгар кризиса 4–6%), то сейчас с помощью кредитного рычага совершается около 24% покупок.

Банки вновь предлагают ссуды с первоначальным взносом в 10–20%, средние ставки по рублевым кредитам составляют 13–15% годовых и плавно снижаются. Ожидается, что к концу года ипотека подешевеет до 12–13% в рублях и 10–11% в валюте (такие кредитные продукты уже появляются).

Во-вторых, как это ни парадоксально, активизации рынка способствует ежемесячное увеличение предложения квартир на вторичном рынке на 3–5%. Дело в том, что огромное количество сделок (около 80–90%) — альтернативные, то есть направленные на одновременную продажу и покупку жилья, поэтому большой объем предложения позволяет быстрее плести квартирные цепочки. Этой специфической особенностью объясняется и относительно стабильная ценовая ситуация: пока заметно подорожали лишь малогабаритные однокомнатные квартиры.

Многие участники рынка ожидают роста цен на недвижимость уже во втором полугодии. Впрочем, ценовой всплеск, если он и произойдет, может оказаться непродолжительным. Спрос с вторичного рынка могут оттянуть новостройки — в последнее время девелоперы стали активно выводить в продажу новые проекты. Кроме того, объем предложения на вторичке в любой момент может оказаться избыточным.

«Существует определенная закономерность. Когда на рынке Москвы выставлено на продажу более 25–30 тысяч объектов, то цены стабильны. Если меньше 25 тысяч, цены начинают расти. Если объем квартир в продаже превышает 40–50 тысяч, цены начинают снижаться», — говорит председатель совета директоров корпорации «Инком» Константин Попов. Если исходить из этой данности, то рынок балансирует на грани: объем предложения в начале апреля, по данным того же «Инкома», превысил 42 тыс. квартир.

Назад к хрущевкам

Девелоперы моментально отреагировали на изменения покупательских предпочтений. Так, в последнее время стала стремительно изменяться структура предложения новостроек. Например, в Москве около 75% новых проектов, которые выходят на рынок, относятся к экономклассу, тогда как до кризиса преобладали комплексы бизнес-класса. Еще одно отличие: если раньше в сегменте экономичного жилья доминировали дома типовых серий, которые производили крупные домостроительные комбинаты (ДСК), то теперь ДСК стали теснить более мелкие заводы железобетонных изделий, а также девелоперы монолитно-кирпичных жилых комплексов.

Главным орудием новых игроков в конкурентной борьбе, завязавшейся в нижнем ценовом сегменте, стала площадь квартир. Девелоперы взяли жесткий курс на устранение архитектурных и планировочных излишеств. Рынок стал заполняться малогабаритными жилищами. «В одном из наших московских проектов около пятидесяти процентов квартир приходится на однушки площадью 41 квадратный метр, двушки площадью 60 квадратных метров. В прошлом году они были распроданы в рекордные сроки — за четыре с половиной месяца», — приводит пример один из девелоперов.

Похоже, стремление к минимализму становится маниакальным. Сегодня на рынке можно встретить немыслимые даже в советское время варианты. Например, трехкомнатные жилища общей площадью 58 кв. м с кухнями без окон, совмещенными с гостевыми зонами и спальнями. «В такой квартире нет ни одной нормальной комнаты-гостиной, отсюда и ощущение не квартиры, а купейного вагона. Хотя даже в современной панели вполне можно найти нормальные планировки двушек при площади 55–60 квадратов. Понятно, что такие квартиры не идеальны, но их все равно раскупят, а застройщикам сейчас важно, чтобы продавалось», — комментирует руководитель аналитического центра «Индикаторы рынка недвижимости» Олег Репченко.

Если в СССР хрущевки раздавались бесплатно, то панельные и монолитные курятники нового образца застройщики умудряются втюхивать клиентам по вполне рыночным ценам. Экономия для покупателя достигается исключительно за счет миниатюрной площади квартир, тогда как стоимость квадратного метра остается неоправданно высокой. Стоит заметить, что во всем мире подобные малогабаритки вообще являются социальным жильем и, как правило, не продаются, а сдаются в аренду по льготным ставкам.

По пути упрощения продукта двинулись и игроки подмосковного рынка недвижимости. В сегменте загородного жилья резко возросло количество участков без подряда: многие девелоперы отказались от строительства коттеджных поселков и принялись распродавать землю в розницу всем желающим. Если в начале прошлого года по такой схеме участки продавались в 20 поселках, то сейчас подобных предложений более 140. Кроме того, на рынок малоэтажного домостроения начали прорубать дорогу домостроительные комбинаты. Вскоре в ближнем Подмосковье начнется строительство малоэтажных панельных домов, в которых будет от четырех до восьми малогабаритных квартир (проект намерены реализовать петербургская «Группа ЛСР» и компания «Мортон»).

Можно, конечно, порадоваться за счастливых обладателей «хрущей» нового образца, участков без подряда, панельных коттеджей. Однако уже в ближайшее время владельцы таких посткризисных форматов недвижимости рискуют столкнуться с серьезными проблемами. Например, из-за неоправданно большого количества малогабаритных квартир в жилых комплексах экономкласса могут возникнуть трудности с инфраструктурой, нагрузка на которую существенно возрастет из-за увеличения плотности застройки. Бомба замедленного действия заложена в участки без подряда. «Около 40 процентов компаний, которые продают такую землю, могут не выполнить обязательства по подведению коммуникаций — в первую очередь это касается небольших, неизвестных компаний, которых немало. В отсутствие электричества застраивать участки домами будет невозможно. По моим оценкам, в этом году строительство жилья начнется не более чем на 10 процентах приобретенных ранее участках без подряда», — предупреждает управляющий партнер компании «Миэль — загородная недвижимость» Владимир Яхонтов.

Таким образом, к сожалению, несмотря на обострение конкуренции, на рынке недвижимости не произошло качественного прорыва в структуре предложения жилья. Кризис не заставил девелоперов мыслить иначе: уделять больше внимания инфраструктуре и качеству жизни, искать новые строительные технологии, позволяющие снизить себестоимость строительства, предлагать доступные финансовые модели покупки или аренды жилья. Большинство игроков просто переключились на самый нижний сегмент квартирного рынка и принялись «окучивать» его малогабаритными, морально и технологически устаревшими форматами жилья. Так и до коммуналок недалеко.

Вернулись к классике

В то время как рынок жилья демонстрирует заметное оживление, автомобильный остается в глубокой стагнации. Начало текущего года для российского автопрома было весьма пессимистичным: по итогам первых двух месяцев 2010 года реализация легковых автомобилей в России снизилась на 34% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, и всего в январе и феврале продано соответственно 74 и 92 тыс. машин.

Это объясняется не только сохраняющимся низким спросом, но и тем, что на рынке в целом закончились распродажи стоковых машин — автомобилей 2008 года выпуска, которые импортеры и дилеры завезли еще до кризиса и, чтобы вернуть вложенные средства, распродавали сток с серьезным дисконтом. Сейчас же цена на новые, прежде всего импортные, иномарки поднялась в некоторых случаях на 15–20% по сравнению с концом прошлого года.

В этой связи массовый спрос россиян сейчас смещается к недорогим бюджетным автомобилям. Покупатели в угоду более доступной цене готовы жертвовать комфортом и технологическими решениями. Например, в прошлом году самыми продаваемыми иностранными машинами в России были бренды Chevrolet и Ford. Однако в этом году их активно теснят, и прежде всего корейские марки Hyundai, Kia, а также французская Renault. Связано это с тем, что компания Chevrolet перестала ввозить в Россию свою самую дешевую и особенно популярную в кризис модель Chevrolet Lanos (собирается на Украине на мощностях Запорожского автомобильного завода), а вместо этого предложила вниманию покупателей собираемый на заводе в Санкт-Петербурге Chevrolet Сruze. Но эта модель, хоть и более технологична, стоит почти вдвое дороже Lanos. Соответственно и спрос на новый Cruze не столь велик.

Корейские производители предлагают сейчас одни из самых доступных моделей в своем классе. К ним относятся, например, Hyundai Getz, Hyundai Accent, Hyundai Tucson, Kia Rio. Одновременно звание самой продаваемой иномарки удерживает недорогой Renault Logan, хотя еще до кризиса безусловным лидером был выпускаемый под Санкт-Петербургом более комфортный, но одновременно и более дорогой Ford Focus. При этом в кризис Renault стремится усилить свои позиции в сегменте бюджетных иномарок: в дополнение
к Logan недавно на московском заводе французской компании «Автофрамос» началась сборка одной из самых недорогих иномарок в своем классе — хэтчбека Renault Sandero.

Впрочем, по сравнению с январем и февралем в марте ситуация уже другая: с началом весны российский автомобильный рынок начинает просыпаться. По предварительным данным и прогнозам, в марте и апреле результаты продаж ожидаются гораздо более оптимистичными. Так, по итогам марта продажи могут скакнуть свыше 110 тыс. единиц, а в апреле — превысить отметку в 130 тыс., то есть превзойти даже прошлогодний показатель.

Сказывается, во-первых, сезонный спрос — весной всегда острее желание купить автомобиль. И во-вторых, вступившая в действие с 8 марта утилизационная программа, в соответствии с которой владелец сдаваемого старого авто может получить дисконт в 50 тыс. рублей на приобретение нового. Начальные результаты утилизационной программы превзошли все ожидания. За первые три недели ее работы, по данным Минпромторга, было выдано 33,5 тыс. свидетельств на утилизацию и еще порядка 150 тыс. находятся на стадии рассмотрения. И это при том, что всего программа рассчитана на 200 тыс. участников.

Уже сейчас очевидно, что основным выгодополучателем стал крупнейший российский автопроизводитель АвтоВАЗ, на продукцию которого приходится около 60% заявок по утилизационной программе. Сейчас АвтоВАЗ даже не справляется с наплывом желающих купить его машины с дисконтом. Быстрее всего были раскуплены самые дешевые вазовские модели — так называемая классика. В начале утилизационной программы АвтоВАЗ установил спеццену на «пятерку» — ВАЗ-2105: владельцу утилизационного сертификата предлагалось доплатить всего 99 тыс. рублей для приобретения этой модели. Однако сейчас эту машину не сыскать у дилеров днем с огнем — очередь на нее, а также на другие модели классики растянулась на два-четыре месяца, и АвтоВАЗ пытается лихорадочно удовлетворить спрос: производственная линия по выпуску классики начинает работать в две смены.

Благодаря утилизационной программе АвтоВАЗ впервые за последние месяцы по итогам марта увеличил свои продажи на 13% по сравнению с прошлым годом. Согласно официальному отчету, всего предприятие реализовало 34,2 тыс. автомобилей и примерно четверть (8,4 тыс.) — по спасительной для него утилизационной программе.

Вслед за АвтоВАЗом с показателем 8,3% утилизационных сертификатов идет марка Renault. О внимании к своей продукции со стороны участников программы говорят также представители Ford, Chevrolet, Opel, SsangYong и ГАЗ (в рамках программы, в частности, дополнительную беспрецедентную скидку на 100 тыс. рублей могут получить жители Нижегородской области при покупке Volga Siber).

В борьбу за утилизационные сертификаты и одновременно за раздел рынка недорогих бюджетных моделей в России намерены вступить и другие мировые автогиганты. Интрига ближайших месяцев — планы концерна Volkswagen начать производство в России недорого седана, который специально создан для нашей страны. Это будет первый случай, когда мировой концерн разработает отдельную модель специально для российского рынка. Представители Volkswagen подтвердили, что выпуск новой модели начнется под Калугой уже в июне и стоить она будет около 10 тыс. евро.

В целом же аналитики прогнозируют, что до конца года на российском рынке будет продаваться не менее 110–120 тыс. автомобилей в месяц, а к концу года будет продано порядка 1,5–1,6 млн новых автомобилей, то есть приблизительно столько же, сколько и в прошлом году.  











Алексей Грамматчиков, Лилия Москаленко, Илья Ступин, Софья Инкижинова,

Журнал "Эксперт"
12.04.2010



mancera духи со скидкой
Медиа Gazeta.ru припрятала «g» Издание убрало из «шапки» спорный логотип от Студии Лебедева
Реклама и Маркетинг Елена Чувахина: Мы будем растить свои кадры Глава российского офиса FITCH о планах развития агентства в регионе
Медиа RTB готовит наступление Технология к 2015 году займет 18% российского рынка интернет-рекламы
Медиа Россия в хвосте digital-лидеров ZenithOptimedia оценила крупнейшие рынки новых медиа
Реклама и Маркетинг В Россию с любовью Культовый бренд "Love is" лицензировали на российском рынке
Медиа Новостные сайты теряют аудиторию Послевыборный спад сказался на политических и бизнес-СМИ
Реклама и Маркетинг Обнародован Единый Рейтинг веб-студий В первой тройке - Студия Артемия Лебедева, Actis Wunderman и ADV/web-engineering
Реклама и Маркетинг Авторы Angry Birds заработают на России Rovio рассказала о планах экспансии рынка через парки и брендированную продукцию

© Состав.ру 1998-2016, фирменный стиль Depot WPF

тел/факс: +7 (495) 225 1331 адрес: 109004, Москва, Пестовский пер., д. 16, стр. 2

При использовании материалов портала ссылка на Sostav.ru обязательна!
Администрация Sostav.ru просит Вас сообщать о всех замеченных технических неполадках на E-mail
  Рассылка 'Sostav.ru - ежедневные новости маркетинга, рекламы и PR.'   Rambler's Top100         Словарь маркетинговых терминов