Sostav.ru - Маркетинг Реклама PR
Текст Видео Принты Блоги
Сотка
Медиа|Реклама|Брендинг|Маркетинг|Бизнес|Политика и экономика|Социум|Фестивали|Бизнес-блоги 

Версия для печати

Искусство для миллиардов

19 марта стали известны восемь продюсерских компаний, которые смогут снимать кино за госсчет,— именно они и распределят 2,86 млрд руб. из бюджета. Однако растревоженная кинематографическая общественность продолжает обсуждать, на основании каких критериев была избрана "восьмерка" и какой будет схема возврата денег государству

Прогнозируемая развязка
19 марта состоялось заседание попечительского совета Фонда социальной и экономической поддержки отечественного кинематографа (Фонда кино), на котором вместе с критериями для отбора мейджоров официально были объявлены и сами мейджоры — восемь российских кинокомпаний. Это (в порядке убывания набранных баллов) СТВ (Сергей Сельянов), "Дирекция кино" (Анатолий Максимов), "Три Тэ" (Никита Михалков, Леонид Верещагин), "Централ Партнершип" ("Проф-медиа"), "Профит" (Игорь Толстунов), Art Pictures (Федор Бондарчук, Дмитрий Рудовский), "Базелевс" (Тимур Бекмамбетов) и "Рекун" (Валерий Тодоровский). Именно они могут претендовать в ближайшие два года на государственные деньги — 2,86 млрд руб. Каждая компания получит по 250 млн, а 0,86 млрд пойдут на бонусы тем, кто сумеет уже в скором времени снять прибыльное кино.

Новая схема придет на смену федеральному закону N 94, согласно которому государственные деньги на проекты раздавались по результатам тендера. По общему убеждению, все старые системы раздачи госсредств (включая и те, которые действовали до 2005 года — деньги за лучший проект) практически уничтожили отечественный кинобизнес прежде всего по той причине, что деньги отдавались на съемки фильмов на безвозвратной основе. В результате было произведено множество фильмов, чей выход либо никто не заметил, либо они просто не оправдали вложенных в них средств. В ноябре прошлого года на заседании правительственного совета по кинематографии его председатель и премьер РФ Владимир Путин заявил, что российское кинопроизводство должно измениться. Тогда многие участники киносообщества удивились, впервые услышав, что предполагается раздавать государственные деньги только нескольким лидерам отечественного кинобизнеса.

Для выбора лидеров на рынке предполагалось использовать объективные критерии, которые поручили сформулировать российской исследовательской компании Movie Research. Сложность при выработке критериев заключалась в том, что, по словам экспертов, кинокомпаний, работающих успешно во всех областях кинопроизводства, на российском рынке нет. Баллы были начислены по трем направлениям: зрительская оценка, т. е. оценка фильмов зрителями кинотеатров и ТВ; оценка профессиональным сообществом (профессиональные призы и награды на кинофестивалях), а также устойчивость и надежность организаций (продолжительность работы и текущая активность).

Вызывает удивление, что как критерий не рассматривалась рентабельность, которая могла бы показать, окупился ли фильм благодаря внушительным кассовым сборам. 17 марта Гильдия продюсеров отправила уже второе письмо, посвященное этой теме, в Фонд кино (первое, с критикой новой системы, было отправлено в декабре прошлого года Путину), и потребовала ввести критерий рентабельности, но отклика, как и в первый раз, не последовало. Между тем, по мнению членов гильдии, именно авторы рентабельных фильмов будут в состоянии возвращать часть денег, выделенных фондом на кинопроизводство.

"На первом заседании совета по кинематографии в том числе стоял вопрос об эффективности расходования госсредств. Владимир Путин справедливо заметил, что государство не сможет заставить зрителя идти в кинотеатры, а значит, возвратность средств должны обеспечивать сами продюсеры. Рентабельность — это важнейший показатель эффективности работы компании или продюсера, и не учитывать ее невозможно",— говорит президент Гильдии продюсеров Ренат Давлетьяров.

По оценке компании RFilms, за исключением "Дирекции кино" и "Базелевса", эффективность работы которых просчитать невозможно ввиду участия в их проектах телеканалов, ни одна из отобранных компаний не приблизилась к порогу рентабельности.

Помимо рентабельности, как и раньше, многим участникам киноотрасли непонятно, как именно средства предполагается возвращать. "Судя по появлявшейся в прессе информации, эти деньги будут "условно-возвратными", т. е. возврат средств будет зависеть от достижения определенных показателей экономической эффективности,— комментирует президент компании "Кино без границ" Сэм Клебанов.— Эта система не уникальна, так работают и многие западные фонды, только в отличие от российской ситуации они дают деньги под конкретные тщательно отобранные проекты, которые им может предложить любой из действующих продюсеров. В любом случае у нас система будет намного более мягкой, чем банковское кредитование или классический equity investment (приобретение доли или пакета акций в акционерном капитале компании). Т. е. для государства это явно не бизнес (особенно с учетом экономических показателей большинства произведенных "лидерами индустрии" крупнобюджетных фильмов). Гарантировать возврат средств в новой системе не будет ничего, кроме того, что через два года "восьмерку" собираются ротировать, исходя вроде бы из показателей возврата. Но в России есть устойчивая традиция зарабатывать деньги здесь и сейчас и не сильно беспокоиться о далеком будущем".

"Если бы был введен критерий рентабельности — по кассовым сборам, компании "Реал Дакота" Рената Давлетьярова и "Леополис" Сергея Ливнева сразу стали безусловными лидерами,— говорит гендиректор и продюсер компании "Мейджор Фильм" Денис Филюков.— Тем не менее рентабельность мне не кажется самым главным показателем, если принимать во внимание тот факт, что отрасль просто не состоялась. Жалкие потуги нескольких продюсеров создавать действительно рыночные продукты показывают, что кино как было дотационным и несостоятельным, так и осталось".

По мнению многих участников отрасли, критерии во многих случаях кажутся подогнанными под определенные кинокомпании. По их словам, некоторые категории были придуманы для того, чтобы прибавить баллов отдельным проектам. Но даже если это так, сделано это могло быть по вполне объективным причинам: как уже говорилось, сегодня в России нет кинокомпаний, которые бы успешно работали по всем направлениям производства кино. Уместно ли в такой ситуации вообще говорить о рентабельности?

Экспозиция недостатков
Оценивая список мейджоров, нельзя не признать, что компании действительно соответствуют баллам и критериям, по которым они заняли первые места в рейтинге. "С введением нового механизма мы в дальнейшем постараемся учитывать рентабельность. Сейчас, при составлении рейтинга, это было невозможно, так как объективных данных нет. С введением новой схемы финансирования у компаний появится стимул работать так, чтобы фильмы были нацелены на большую эффективность,— говорит исполнительный директор Фонда кино Сергей Толстиков.— Задача фонда — так направлять деятельность компаний-лидеров, чтобы у них был стимул экономно и эффективно расходовать бюджет".

Пока сведения о том, какой будет система возврата, очень туманны, хотя, казалось бы, это едва ли не самый важный аспект в новой схеме финансирования. По словам Толстикова, в ближайшие месяцы будет разрабатываться экономическая модель, в соответствии с которой часть средств будет возвращаться.

Но даже несмотря на положительные прогнозы, компании, попавшие список, все равно вызывают немало вопросов.

Например, первое место в списке занимает СТВ. Однако надо отметить, что большинство очков компании принесли картины "Брат 2", "Сестры" и "Бумер", которые вышли в начале 2000-х годов. В последние три года у нее практически не было успешных фильмов. Последним проектом СТВ можно считать фильм "Илья Муромец и Соловей-разбойник", который оказался в числе лидеров проката 2007 года.

Второе место занимает "Дирекция кино". Многое объясняет тот факт, что в прошлом эта компания была подразделением "Первого канала".

На третьем месте — "Три Тэ" Никиты Михалкова. Больше всего очков компании принесли кинонаграды, в первую очередь, конечно, "Оскар" за фильм "Утомленные солнцем". Тем не менее под вопросом тот факт, что у "Три Тэ" есть и другие преимущества, кроме выдающегося режиссера.

Четвертое место в списке — "Централ Партнершип". Среди экспертов бытует мнение, что высокобюджетные проекты ЦПШ проваливаются в прокате один за другим. В качестве примера можно привести фильм "Волкодав" 2006 года, бюджет которого составил $20 млн, а в прокате он собрал $17 млн. Но исполнительный директор ЦПШ Злата Полищук напоминает, что кассовые сборы в кинотеатрах не единственный источник прибыли для фильмов: "Ни для кого не секрет, что проекты с большим бюджетом, такие как "Волкодав", сложно окупить, так как они изначально рассчитаны на локальный рынок, имеющий ограниченный объем. Поэтому мы всегда рассчитываем бизнес-план, ориентируясь не только на кинопрокат. Большую часть дохода нашей компании приносит библиотека прав, которая реализуется через разветвленную систему дистрибуции. Она включает не только кинопрокат, но и продажу прав на телевидение, DVD, на международные рынки, а также нью-медиа (интернет, мобильные телефоны, VoD (видео по запросу) и т. д.). В нашей библиотеке порядка 1400 полнометражных фильмов и более 4000 часов сериальной продукции. Это создает основу финансовой стабильности компании".

Пятое место в рейтинге занимает компания "Профит", которая, кстати сказать, практически не мелькала в примерных списках компаний, появлявшихся в СМИ в последние четыре месяца. Эксперты оценивают "Профит" очень высоко и ставят ей в заслугу то, что она умеет снимать хорошие фильмы, затрачивая минимальные средства. Однако смущает, что именно "Профит" в последние годы больше, чем другие компании, пользовалась государственной поддержкой.

"Не могу сказать, что мы как-то особенно рассчитывали на то, чтобы попасть в список компаний-лидеров, но я предполагал, что если по неким критериям будет выводиться объективная оценка, то "Профит" может оказаться в их числе,— говорит Игорь Толстунов, создатель и глава студии "Профит".— У нас есть план запусков на ближайший год. Но при этом я уже готов получить какие-то предложения от коллег по поводу проектов, в которых они готовы поучаствовать. При заданных критериях многие компании действительно не заработали баллов. Если бы был введен критерий рентабельности, перечень лидеров был бы совсем иным. Но на сегодняшний день, мне кажется, нет смысла ее высчитывать, ведь очень многие проекты убыточны. На российском кинорынке действительно много проблем, и новая система госфинансирования направлена как раз на то, чтобы сделать наши фильмы рентабельными".

Шестое место занимает компания Art Pictures Федора Бондарчука. Хотя "Обитаемый остров" стал самым кассовым российским фильмом 2009 года, известно, что он едва покрыл расходы. Общий бюджет обеих частей фильма составил $36,6 млн, и стал вторым по своей величине в истории российского кино после фильма Никиты Михалкова "Сибирский цирюльник" ($40 млн). "Большую роль сыграл кризис, в эпицентре которого мы оказались,— говорит продюсер студии Art Pictures Дмитрий Рудовский.— Мы недосчитались 40% доходов. Даже сегодня при соотношении рубля к доллару 29 к 1 мы получили бы на 20% больше, наши же затраты были в период, когда рубль был самым крепким за все время, 23-24 рубля за доллар. Это сказалось не только на прокате, но и на телевизионных и на DVD-продажах — по тем же причинам. Тем не менее за счет международных продаж и дальнейшей реализации телевизионных прав мы планируем выйти в небольшой, но плюс по этому проекту".

"Базелевс" Тимура Бекмамбетова занял седьмое место в списке. По словам многих участников кинобизнеса, несмотря на "Черную молнию" в активе, эта компания обычно ассоциируется с производством спецэффектов. Однако управляющий директор "Базелевса" Никита Трынкин отреагировал на такое позиционирование остро: "Группа компаний "Базелевс" не специализируется на спецэффектах в совместных проектах, а всегда выполняла полный цикл производства фильмов. Компания владела правами на конечный продукт совместно с партнерами".

Последней компанией, вошедшей в "восьмерку", стала "Рекун-синема" Валерия Тодоровского. Здесь удивляет то, что "Рекун" специализируется в основном на "продакшене" по заказу "Красной Стрелы" и телеканала "Россия". Тем не менее, по словам главного продюсера компании Ильи Неретина, для него не было неожиданностью, что компания войдет в список лидеров.

Цели и мотивы
Новая система распределения госпомощи в кинопроизводстве внедряется в первую очередь ради более эффективного использования средств. Предполагается, что надежные и проверенные компании смогут лучше распорядиться деньгами. Тем любопытнее, что компания "Всемирные русские студии" (RWS), вопреки всем ожиданиям, не только не вошла в кинематографическую G8, но и не заработала ни одного балла по предложенным критериям.

"Насколько я знаю, в списке было 80 компаний, в том числе "Беларусьфильм", а RWS не было",— говорит президент "Система Масс-медиа", управляющей компании ЗАО "Всемирные русские студии" Андрей Смирнов. По его словам, за последние несколько лет было вложено в производство кино около 2,3 млрд руб.— почти столько же, сколько сейчас предлагает фонд (еще около 4,5 млрд руб. ушло на строительство киностудии RWS в Петербурге).

По мнению экспертов, RWS, возможно, пока не успела в полной мере реализовать свои возможности и снять новое кассовое кино. А по словам руководства RWS, им просто не засчитали баллы в некоторых категориях. В особенности много возражений вызвало то, что исследователи не рассматривали деятельность стопроцентной дочерней компании RWS "Тема", которая спродюсировала множество иностранных фильмов, в том числе "Матч-пойнт" Вуди Алена, номинировавшийся на "Оскара". По мнению гендиректора Rfilms Константина Нафикова, в условиях ухода с рынка частного капитала RWS — одна из немногих компаний, которая способна сегодня привлекать внебюджетные источники финансирования или использовать собственные производственные мощности для реализации высокобюджетных кинопроектов. А ведь одной из главных задач создания фонда и является привлечение инвесторов в отрасль.

"Согласитесь, странно, что компанию с двумя современными студиями, чья работа получила признание на международных фестивалях, в том числе номинацию на "Оскара", не рассматривали в качестве кандидата. Такими проектами мы вывели компанию на международный уровень, но налоги остаются в России",— сетует Смирнов.

Кстати, в похожей ситуации находятся и компании "Реал-Дакота" и "Леополис", поскольку, как уже говорилось, их тоже обошли стороной, не вводя критерий рентабельности.

По словам участников кинобизнеса, если руководство рассчитывало на то, чтобы экономически восстановить отрасль, то было бы актуальнее включить в рейтинг либо компании, чьи фильмы окупились ("Леополис", "Реал-Дакота"), либо, как в случае с RWS, фирмы, которые имели бы большой финансовый и инфраструктурный потенциал. Цель идеологическая в данном случае тоже сомнительна, так как, например, сложно себе представить, что такие фильмы, как "Брат" или "Жмурки" (СТВ), демонстрируют духовные ценности.

С другой стороны, особо выбирать было не из кого, как бы то ни было, компании отобраны, и теперь остается только ждать результатов. Мейджоры рассказывают, что у них есть планы сотрудничества с другими компаниями, впрочем, пока не сообщают о том, как будут ими потрачены 250 млн. Все компании уверенно заявляют, что готовы принять новые условия, для того чтобы их фильмы стали лучше. Однако пока, кроме разработчиков проекта и самих "лидеров", мало кто говорит, что новая схема действительно исправит ситуацию в российском кинематографе.

"Прошлая схема государственного финансирования была очень плохая, но и новая ничем не лучше,— говорит генпродюсер компании "Леополис" Сергей Ливнев.— Если уж так хочется потратить все эти государственные деньги, могу предложить вложить их в строительство кинозалов в маленьких городах — там, где их нет. Если это сделать, найдется достаточно частных денег, чтобы талантливые российские режиссеры и продюсеры производили бы хорошее кино, которое само себя будет окупать и приносить прибыль, а российская кинематография из бессмысленного прожигателя денег превратится в донора, приносящего прибыль и налоговые поступления".

"Такое ощущение, что никто не осознает, что российское кино может исчезнуть, как это случилось в итальянском кинобизнесе: там американские фильмы полностью вытеснили национальные,— говорит продюсер Сергей Члиянц.— С учетом того, что ситуация с кинотеатрами и пиратством оставляет желать лучшего, все идет именно к тому".

По словам многих экспертов киноотрасли, существует опасность, что продюсеры увлекутся съемками больших фильмов и, как и в 1930-1940 годы, в стране будет запускаться по десять крупных фильмов в год. Как повернется ситуация на практике — посмотрим.

СЕВИЛЬ ГУСЕЙНОВА

КоммерсантЪ-Деньги
31.03.2010



Медиа Gazeta.ru припрятала «g» Издание убрало из «шапки» спорный логотип от Студии Лебедева
Интервью Елена Чувахина: Мы будем растить свои кадры Глава российского офиса FITCH о планах развития агентства в регионе
Медиа RTB готовит наступление Технология к 2015 году займет 18% российского рынка интернет-рекламы
Медиа Россия в хвосте digital-лидеров ZenithOptimedia оценила крупнейшие рынки новых медиа
Бизнес и Политика В Россию с любовью Культовый бренд "Love is" лицензировали на российском рынке
Медиа Новостные сайты теряют аудиторию Послевыборный спад сказался на политических и бизнес-СМИ
Медиа Обнародован Единый Рейтинг веб-студий В первой тройке - Студия Артемия Лебедева, Actis Wunderman и ADV/web-engineering
Реклама и Маркетинг Авторы Angry Birds заработают на России Rovio рассказала о планах экспансии рынка через парки и брендированную продукцию

© Состав.ру 1998-2016, фирменный стиль Depot WPF

тел/факс: +7 (495) 225 1331 адрес: 109004, Москва, Пестовский пер., д. 16, стр. 2

При использовании материалов портала ссылка на Sostav.ru обязательна!
Администрация Sostav.ru просит Вас сообщать о всех замеченных технических неполадках на E-mail
  Рассылка 'Sostav.ru - ежедневные новости маркетинга, рекламы и PR.'   Rambler's Top100         Словарь маркетинговых терминов