Sostav.ru - Маркетинг Реклама PR
Текст Видео Принты Блоги
Сотка
Медиа|Реклама|Брендинг|Маркетинг|Бизнес|Политика и экономика|Социум|Фестивали|Бизнес-блоги 

Версия для печати

Лоточное попадание

Московские власти со всей серьезностью взялись за Черкизовский рынок. Его работа приостановлена решением суда, а торговцы протестуют и обивают пороги приемной администрации президента. Пока проблема решается в разных инстанциях, корреспондент "Денег" решил открыть свою точку на одном из столичных вещевых рынков, чтобы понять, как, кого и насколько качественно может сегодня накормить торговля на рынке

Искусственное дыхание прилавка

Лет десять назад в столице функционировало 240 рынков. До 2006 года они работали более или менее спокойно, пока не вступил в силу закон "О розничных рынках и о внесении изменений в Трудовой кодекс России": он требовал перевести к 1 января 2010 года все рынки в капитальные сооружения (сельхозрынки — к 1 января 2012 года). Многие крупные торговые площадки оказались к этому не готовы и стали закрываться. По словам главы департамента потребительского рынка и услуг правительства Москвы Владимира Малышкова, на конец прошлого года в Москве работало уже лишь 86 рынков: универсальных — 42, специализированных - 44, в том числе сельскохозяйственных — 19.

Сегодня в Москве действуют лишь 83 рынка, но вынужденное сокращение их численности приостановлено: Госдума рассматривает во втором чтении поправки к закону, которые на пять лет отодвигают сроки переноса рынков в капитальные здания. По признанию депутатов, поправки носят антикризисный характер. "В сложной финансово-экономической ситуации некоторые организаторы розничных рынков не смогут в установленные сроки осуществить реконструкцию или начать капитальное строительство. Если не принять срочные меры, начнется массовое закрытие рынков",— объяснял в конце февраля председатель парламентского комитета по экономической политике Евгений Федоров. По его мнению, закрытие рынков повлечет за собой распространение нелегальной торговли и рост арендной платы за торговое место на оставшихся площадках.

Таким образом, законодатели намерены подключить рынки к аппарату искусственного дыхания, чтобы продлить их жизнь. Пока аренда не стала неподъемной, почему бы не открыть торговлю в палатке на рынке?

"Работа, прямо скажу, скотская"

Ситуация, в которую попали предприниматели, работавшие на Черкизовском рынке, судя по всему, заставила их коллег набрать в рот воды. Напомним, 29 июня "Черкизон" был закрыт — Роспотребнадзор нашел большое количество нарушений условий хранения и складирования товаров. А 7 июля Измайловский суд Москвы приостановил его работу на три месяца. Без работы, по данным Федерации мигрантов России, осталось около 100 тыс. человек, но это не поколебало решимости столичных властей решить вопрос о закрытии "Черкизона" к концу года. В настоящее время правоохранительные органы расследуют уголовное дело о контрабанде на рынке, где, по их данным, хранится крупная партия детских товаров, признанных экспертизой опасными для здоровья.

Данные следствия (на рынке хранится 6 тыс. контейнеров контрабанды на $2 млрд) привлекли внимание и премьер-министра Владимира Путина. В начале июня на заседании президиума правительства он призвал активнее отправлять на нары контрабандистов и их покровителей. Результат борьбы с контрабандой в таких случаях, по выражению премьера, должен быть один — "посадки в тюрьму". "И где посадки-то?" — поинтересовался Владимир Путин.

Отправившись на Рижский рынок и попытавшись найти там предпринимателей, готовых поделиться информацией о бизнесе, я словно уперся в глухую стену. Журналистам там, прямо скажем, не рады: ни один из продавцов, к кому я обращался, не согласился на откровенную беседу. "Мы с журналистами не разговариваем",— говорили мне продавцы и отворачивались, чтобы заняться своими делами. Удача улыбнулась уже на рынке в Лужниках, правда, после долгих поисков. Разговаривать со мной люди согласились лишь на условиях анонимности, поэтому их имена изменены.

Это довольно странно, ведь расспрашивал я не о секретных чертежах, а о том, как открыть точку на вещевом рынке, сколько это будет стоить и что нужно предпринять. Безобидная, казалось бы, тема. Но мой собеседник, укладывая футболки и джинсы в сумки, посоветовал мне быть осторожнее: мол, если ребята в зеленых жилетках с надписью на спине "Сервис" узнают о том, что тут "журналюга шныряет", могут и "по голове настучать".

По мнению владельцев лотков и палаток, открывать свой бизнес на рынке сейчас бессмысленно. "Среди тех, кто торгует, новичков нет, держатся только те, кто этим зарабатывает себе на жизнь уже давно, у кого есть опыт и жилка",— говорит Светлана Семенова. На рынок она вышла в начале 1990-х от безысходности, как, впрочем, и многие другие торговцы: работая экономистом в государственном учреждении, Светлана не могла подготовить сына к поступлению в вуз — не было денег на преподавателя. По ее словам, чтобы заработать, приходилось ездить в Польшу, торговать там льняными простынями и пододеяльниками, на вырученные деньги закупать товар, чтобы продать его уже в Москве.

"Покупателей сейчас нет, многие не выдерживают и уходят с рынка, вы видите, сколько палаток пустует",— вздыхает она. Действительно, обходя лужниковский рынок, я отметил большое количество свободных торговых мест. "Сейчас клиент ведет себя все чаще так: подойдет, приценится, подумает, но брать не будет,— продолжает Светлана.— До прошлой осени все было намного веселее. Да и тряпками рынки перенасыщены, конкуренция просто огромная".

"Работа, прямо скажу, скотская: нервы становятся оголенными,— резко начинает рассказ Лариса Савченко, бывший педагог, сейчас продавец в одной из палаток с блузками, пиджаками и платьями.— Встаешь каждый день в пять утра. Приезжаешь с рынка, не хватает сил даже посмотреть телевизор, готовишь ужин, и спать".

Юлия Крылова, владелица палатки на рынке в Лужниках (выпускница Академии имени Плеханова уже 15 лет торгует здесь одеждой) сетует: это не бизнес, а сплошной обман. "Обманываешь себя, обманываешь покупателя, обманываешь чиновников,— говорит она.— Все знают, что есть "белая" и "черная" бухгалтерия. А вы знаете, что существует и "синяя" бухгалтерия? Это деньги, которые идут на взятки милиции, ФМС, налоговой".

По словам предпринимателей, то, что зарабатываешь (на любом этапе, вне зависимости от того, начинаешь ли ты бизнес или уже матерый делец), вкладываешь в товар. А в итоге прибыль почти вся — упущенная, она в остатках, которые не продались. "Ведь главное здесь — угадать с товаром: никогда не угадаешь, какая модель пойдет, какая нет,— говорит Лариса Савченко.— Чтобы выжить, приходится быть еще и хорошим товароведом. Сначала методом тыка, потом потихоньку нарабатываешь опыт". Так что если и начинать эту тягомотину, говорит Светлана, то с несколькими тысячами долларов в кармане, чтобы было не так обидно, если прогоришь: "Закупаешь недорогой товар, который всегда в ходу: мелкий трикотаж — носочки, платочки,— и вперед".

У палатки неподалеку, в соседнем ряду, останавливается женщина (судя по внешности, из Средней Азии) с кастрюлькой в руках, берет несколько монет у торговца, приподнимает крышку. Продавец ныряет под полотенце, которым накрывается кастрюлька, и начинает вдыхать какой-то пар. Я вспоминаю, что такую же картину наблюдал и на Черкизовском рынке.

"Это такая трава таджикская, они ее называют испан,— говорит Юлия Крылова.— Люди на рынке верят, что она приносит удачу. Не понюхаешь — торговля не пойдет".

Теневые тарифы

Набравшись страху от рассказов людей бывалых и, как выяснилось, суеверных, интересуюсь у них, что все-таки нужно предпринять, чтобы открыть свою точку. С организационной точки зрения оказывается, не так уж и много.

Сначала необходимо зарегистрироваться в налоговой инспекции в качестве индивидуального предпринимателя (ИП). Если я буду открывать павильон в крытом стационарном торговом комплексе, то мне понадобится контрольно-кассовая машина (ККМ). "Ее цена — 8 тыс. руб.,— рассказал мне Владимир Осокин, владеющий парой точек в ТК "Коньково".— Заключаешь с фирмой-продавцом договор на обслуживание кассы. Едешь вместе с представителем фирмы в налоговую, где кассу ставят на учет". Закон не требует наличия ККМ в том случае, если торговля будет идти с лотка: торговый модуль предпринимателя (лоток) не относится к объектам стационарной торговой сети — не обеспечивает сохранность и показ товара в отсутствие продавца, подводка электричества к торговому месту непостоянна. Поэтому согласно п. 3 ст. 2 закона "О применении контрольно-кассовой техники", предприниматель в этом случае и не обязан применять ККМ при расчетах с покупателями.

После регистрации в налоговой инспекции меня ждет интересный этап: выбор места для торговли. Со свидетельством о регистрации в качестве ИП я должен прийти в администрацию рынка или торгового комплекса и договориться об аренде точки. Официальные платежи здесь сильно отличаются от теневых. На рынке в Лужниках официально место стоит 10 тыс. руб. в месяц, а неофициально торговцы платят за него €2,5 тыс. ежемесячно. "Подходит человек, которого все уже знают в лицо, отдаешь "таксу". Куда и кому эти деньги идут, мы точно не знаем, но нас никто больше не трогает",— рассказывает Лариса Савченко. А на Черкизовском рынке, по словам ведущего консультанта компании "Магазин магазинов" Ивана Назарова, цены могут доходить до $5-7 тыс. в год за квадратный метр.

В торговом комплексе типа "Коньково", по словам Владимира Осокина, за аренду места по закону я заплачу около 1 тыс. руб. в неделю, на эту сумму выдается квитанция, теневые же платежи могут значительно превышать законные, иногда — в десять раз. "Рыночная стоимость места определяется территориальным расположением комплекса (близость к метро, населенность) и контролируется управой района",— рассказывает Осокин. Теневые деньги, разумеется, не попадают ни в какие отчеты, и, наверное, поэтому предприниматели так боятся разговаривать с журналистами, опасаясь санкций со стороны руководства рынков.

Затем по месту жительства необходимо пройти медосмотр: это, как правило, флюорография, терапевт и дерматолог (раз в год нужно делать повторный осмотр у врача, чтобы продлить действие санитарной книжки). "Приходишь в администрацию рынка со справкой из поликлиники, и тебе выдают медкнижку",— рассказывает Светлана. После этого можно начинать торговлю.

И сразу, говорят предприниматели, будь готов к разного рода проверкам "на вшивость". Раз в квартал свои рейды устраивает налоговая служба. Даже если с документами все в порядке, нужно постоянно быть начеку: могут придраться к любой мелочи. Например, если на вещи нет ценника, то могут оштрафовать на 1 тыс. руб., рассказывает Ирина Карева, частная предпринимательница из Тулы, торгующая галантерейным товаром.

Бывает, что на рынке появляется миграционная служба, это опасно для тех, у кого продавцами работают приезжие. Всегда, правда, можно откупиться (та самая "синяя" бухгалтерия), цена вопроса договорная, обычно несколько тысяч рублей. Обходить торговые точки и проверять действительность медицинских книжек имеет право комиссия СЭС, которая бывает два раза в год в торговых центрах на территории рынков (по словам Владимира Осокина) и раз в месяц на открытых вещевых рынках (по словам Светланы Семеновой).

Угадать и угодить

Ходовой товар, разумеется, это тот, на который будет ежедневный спрос: трикотаж, обувь, нижнее белье.

"Чем больше ассортимент, тем выше вероятность, что не разоришься",— утверждает Владимир Осокин. Выбор действительно лучше иметь побольше, соглашается живущая на Ставрополье Ольга Бондаренко, которая торгует бытовой химией и предметами гигиены. "Торговать бытовой химией, на мой взгляд, выгоднее, чем той же одеждой, так как я всегда знаю: что-нибудь да продам,— рассказывает она.— Вещь купить — сто раз еще подумаешь, а порошок, мыло или шампунь — это товары такой же первой необходимости, как продукты питания".

Торговля одеждой — дело сезонное: летом продают футболки, кепки, блузки, зимой — шапки, зимние куртки и теплую обувь. "Со своевременной сменой товара предприниматель может быть в плюсе круглогодично, но важно держать по возможности баланс "низкая цена — высокое качество". Набиваешь шишки, теряешь деньги, но с опытом приходит понимание, как это делать",— говорит Владимир.

Идеальный вариант — это если удастся выйти, к примеру, на фабрику-производителя одежды и договориться с ней о реализации продукции на рынке от ее имени (для предприятия это еще и реклама). Продаешь товар с наценкой 20-30% (если торговать с лотка на рынке) или 50-100% (если в павильоне крытого торгового комплекса), а себе оставляешь прибыль от продаж с накруткой. Тогда в товар можно и не вкладываться. "Когда товар на реализацию не дают, приходится брать кредит, если нет своих денег, но это большой риск",— предупреждает Осокин.

Все как один отмечают, что выигрывает на рынке тот, кто доброжелателен к покупателю и умеет найти к нему индивидуальный подход. "Люди, воспитанные советской властью, очень часто разговаривать с клиентом не умеют, ведут себя агрессивно,— рассказывает Ирина Карева.— Умей проявить сочувствие и заинтересованность в покупателе, разговаривай с людьми, и они к тебе потянутся".

По мнению Владимира Осокина, начинать дело нужно с полумиллиона-миллиона рублей. Но не летом — в это время года покупателей традиционно меньше всего, и те, кто работает сейчас, готовы даже идти на убытки, чтобы удержать место и "отбить" его в сезон.

Открывать точку на вещевом рынке вроде лужниковского нечего и думать, если в кармане у тебя меньше $50 тыс., считают Юлия Крылова и Светлана Семенова. Из этих денег оплачивается аренда места и делаются оптовые закупки в Турции, Китае, Польше или даже на Черкизовском рынке, чтобы этот товар продавать потом оптом людям, составляющим основную клиентуру рыночных торговцев, приезжим из глубинки. Частоту закупок товара определяет сбыт: смотря как пойдут модели.

О прибыльности предприниматели говорят очень неохотно. Кто-то проговаривается, что бывают успешные месяцы, когда удается после вычета всех расходов заработать несколько тысяч долларов, но такое случается редко. Чаще всего прибыль не выходит за пределы $1 тыс. в месяц, и на эти деньги нередко приходится кормить целую семью. "Если по мне судить, то я в месяц имею на выходе в среднем $800, иногда чуть больше",— подтверждает Владимир. Для Москвы негусто.

Не стоит забывать и о том, что из-за закрытия Черкизовского рынка без работы осталось около 100 тыс. выходцев из стран Азии, в основном китайцев и вьетнамцев, которые просто так не сдадутся. Многие из них уже пытаются организовать торговлю на других столичных рынках, так что конкуренция остается очень высокой. Помочь "переселенцам" может создание крупного торгово-логистического центра на юго-востоке Москвы: там разместятся офисы китайских компаний и точки оптовой торговли. Соглашение об этом подписали в середине июля российская AFI Development и китайская корпорация "Гуанда".

Закрытие "Черкизона" отозвалось в регионах, хотя сегодня оценить последствия этого события пока трудно. Впрочем, в провинции и масштабы иные. Например, для Ольги Бондаренко из Буденновска ежемесячные 30 тыс. руб. за вычетом расходов (при том что она закупает товара на 40 тыс. руб. каждую неделю, а прибыльность — 20%) — это очень неплохие деньги. "Наши цены, как и темп жизни, с московскими не сравнить, и у нас это считается хорошей зарплатой,— объясняет она.— Но раз уж взялся за дело, будь готов к тому, что придется крутиться с утра до ночи".

РОМАН РОЖКОВ

КоммерсантЪ-Деньги
12.08.2009



Медиа Gazeta.ru припрятала «g» Издание убрало из «шапки» спорный логотип от Студии Лебедева
Реклама и Маркетинг Елена Чувахина: Мы будем растить свои кадры Глава российского офиса FITCH о планах развития агентства в регионе
Реклама и Маркетинг RTB готовит наступление Технология к 2015 году займет 18% российского рынка интернет-рекламы
Медиа Россия в хвосте digital-лидеров ZenithOptimedia оценила крупнейшие рынки новых медиа
Бизнес и Политика В Россию с любовью Культовый бренд "Love is" лицензировали на российском рынке
Медиа Новостные сайты теряют аудиторию Послевыборный спад сказался на политических и бизнес-СМИ
Медиа Обнародован Единый Рейтинг веб-студий В первой тройке - Студия Артемия Лебедева, Actis Wunderman и ADV/web-engineering
Бизнес и Политика Авторы Angry Birds заработают на России Rovio рассказала о планах экспансии рынка через парки и брендированную продукцию

© Состав.ру 1998-2016, фирменный стиль Depot WPF

тел/факс: +7 (495) 225 1331 адрес: 109004, Москва, Пестовский пер., д. 16, стр. 2

При использовании материалов портала ссылка на Sostav.ru обязательна!
Администрация Sostav.ru просит Вас сообщать о всех замеченных технических неполадках на E-mail
  Рассылка 'Sostav.ru - ежедневные новости маркетинга, рекламы и PR.'   Rambler's Top100         Словарь маркетинговых терминов