Sostav.ru - Маркетинг Реклама PR
Текст Видео Принты Блоги
Сотка
Медиа|Реклама|Брендинг|Маркетинг|Бизнес|Политика и экономика|Социум|Фестивали|Бизнес-блоги 

Версия для печати

Неугоняемый мобильный

Воровство мобильных телефонов в России — национальное бедствие: это каждая четвертая кража. У проблемы есть решение: во многих странах сотовые операторы блокируют украденные телефоны, и кража лишается смысла. В России такой подход обсуждается, но пока без видимого прогресса. Возможно, потому, что это беда только для граждан, а тем, кто ввозит, продает и подключает телефоны, их ротация выгодна

Мобильная метка

Россиянин, решивший прогуляться вечером по улице, рискует остаться без мобильного телефона. Хорошо, если просто вырвут из рук, а то ведь еще и изобьют. Истории тех, у кого отобрали телефон, бывают довольно оригинальные. Например, москвич Сергей не смирился с потерей, захотел во что бы то ни стало вернуть подарок близких. "В отделении милиции у меня отказались принять заявление, сославшись на бесперспективность дела,— рассказывает Сергей.— Но я сделал это через сайт МВД, откуда вскоре получил совет: нужно убедить оператора определить при помощи идентификационного номера устройства, где оно может находиться. Еще я обошел все местные палатки, торгующие телефонами, на всякий случай оставил продавцам свой номер".

Сергею позвонили через несколько дней. Незнакомец сообщил, что готов вернуть телефон за вознаграждение, и попросил перед встречей часть денег перевести на счет в одной из электронных платежных систем. Сергей перевел, тут связь с доброжелателем и прервалась. "Через знакомых телефонистов узнал, на кого зарегистрирован номер: оказалось, звонили из тюрьмы,— говорит Сергей.— Зеки, оказывается, имеют доступ к форумам и обзванивают лохов вроде меня".

На практике милиция все-таки иногда может вернуть телефон. "Выйти на похищенный аппарат реально, если он не покинул сеть, к которой был подключен до похищения: сработают договорные отношения оператора и абонента,— говорит Алексей Яковлев, доцент Саратовского юридического института МВД, член методического совета Российского федерального центра судебной экспертизы при Минюсте.— В других сетях эффективность поиска зависит от внеправовых факторов — дружеских отношений спецподразделений милиции с операторами или их офисами в регионах, а также от добросовестности операторов при мониторинге сети. И все это возможно при условии, что преступники не изменят идентификационного номера".

Международный идентификатор мобильного оборудования (International Mobile Equipment Identity, IMEI) — единственный инструмент, который позволяет эффективно бороться с кражей телефонов. В июле этого года Россвязь обратилась к производителям мобильных телефонов с вопросом: возможно ли технически блокировать аппараты по уникальным для каждого из них международным идентификаторам мобильного оборудования? IMEI — это 15-разрядное число. Его можно найти под крышкой аккумуляторного отсека, на коробке, в документах на устройство. Или набрав на клавиатуре специальный код (обычно — "*#06#"). Регистрируясь в сети, телефон отправляет свой идентификационный номер оператору. Это позволяет использовать IMEI для поиска и блокирования краденых устройств.

По логике один IMEI должен соответствовать одному конкретному аппарату. Но ситуация осложняется существованием клонированных ("серых") телефонов, когда один IMEI может быть присущ тысячам устройств. На Западе эта проблема почти не актуальна (там телефоны продают в основном операторы сотовой связи), в России — напротив.

"Россвязь обращалась с запросом по поводу технических возможностей блокировки аппаратов по IMEI-номерам ко всем компаниям, которые имеют зарегистрированные агентством декларации,— рассказывает пресс-секретарь федерального агентства Екатерина Фирсова.— Мы изучаем технические возможности в рамках работы над поправками в закон "О связи", техническая информация, полученная от производителей, будет обобщена и передана в Минкомсвязи России для дальнейшей работы".

Менеджер по маркетингу Sony Ericsson Виктория Герман сообщила "Деньгам", что такая возможность существует: "Теоретически, зная IMEI-код, оператор при получении запроса от своего абонента может заблокировать не только SIM-карту, но и конкретный аппарат. В Западной Европе такая практика существует давно".

Если стоит задача предотвратить использование украденного телефона, необходимо, чтобы его заблокировали все операторы, в том числе локальные. Иначе новому владельцу достаточно сменить SIM-карту. На Западе проблема решена давно. Например, в 2002 году операторы Великобритании (Vodafone, O2, T Mobile, Orange и 3) объединили базы IMEI, а в 2006 году договорились блокировать украденные телефоны в течение двух суток после заявления о краже.

Главный уличный риск

По просьбе "Денег" портал SuperJob.ru провел опрос среди нескольких тысяч посетителей, и почти 40% опрошенных ответили, что у них воровали телефон, при этом у 10% — неоднократно.

По данным управления "И" департамента уголовного розыска МВД России, 25% украденных в стране вещей — именно мобильники. В 2008 году в стране зарегистрировано более 477 тыс. краж мобильных телефонов. В прошлые годы милиция принимала еще больше заявлений: в 2007 году — более 605 тыс., а в 2006 году — около 639 тыс. В прошлом году удалось раскрыть более трети этих краж (на 4% больше, чем в 2007-м) и задержать около 140 тыс. преступников.

Краж, конечно, на самом деле гораздо больше. "По моему опыту, только каждый третий или даже пятый потерпевший приходит писать заявление в милицию",— говорит Алексей Яковлев.

По статистике департамента уголовного розыска, более трети краж в прошлом году произошло днем (с часу до шести), с семи вечера до полуночи — еще около четверти, ночью — менее 15%, с шести утра до полудня — около 3%.

Преступники, отмечают в угрозыске,— это чаще всего молодые мужчины (18-28 лет), в большинстве случаев — местные жители (более 90%). Только 17% краж телефонов — групповые. Среди преступников много безработных, есть наркоманы. Около четверти преступников во время совершения кражи были пьяны, 40% — имели судимость.

Примечательно, что 3% преступников на момент совершения кражи уже находились под следствием (с мерой пресечения, не связанной с заключением под стражу). Жертвами этих преступлений, как свидетельствует статистика угрозыска, особенно часто становятся женщины (более 45% случаев), дети (12%) и нетрезвые владельцы телефонов (7%). Около половины украденных аппаратов оказывается в пунктах продаж подержанных телефонов: в киосках на рынках, вокзалах или в переходах метро. Часть устройств оказывается у торговцев-одиночек: например, скупкой и продажей старых телефонов часто занимаются таксисты.




Старые, но надежные

Корреспондент "Денег" побеседовал с одним из продавцов подержанных телефонов. Олег работает на юге-востоке Москвы. У его работодателя еще несколько таких точек, все они расположены возле метро или в подземных переходах. Олег утверждает, что не задается вопросом, есть ли на его витрине краденые телефоны. "В основном я покупаю у случайных людей, постоянных поставщиков почти нет,— рассказывает он.— Обычная история: кому-то не нужен телефон, другим очень нужны деньги".

Если человек вызывает подозрение, Олег просит показать паспорт. Многие после этого уходят. Олег уверяет, что никогда не связывается с детьми. Есть отлаженная схема: ребенок отдает телефон недорого, а потом появляется серьезный мужчина, представляется папой и вымогает сумму побольше.

"Бывает, за целый день принесут одну-две трубки, бывает — больше десяти,— рассказывает Олег.— Большинство моделей мы стараемся взять не дороже половины цены нового телефона, это если аппарат в хорошем состоянии. Продать удается на 30-40% дешевле нового". На цену влияет комплект: коробка, зарядное устройство, flash-карта, документы и т. д. Китайская зарядка стоит всего 150 руб. (максимум 300 — для коммуникаторов), но приносят чаще всего только сам аппарат.

Хорошая палатка может продать трубок на 40 тыс. руб. в день. Покупают в основном самые дешевые модели и торгуются за каждую сотню. Спасает то, что упала арендная плата. Сейчас, рассказывает Олег, в зависимости от проходимости аренда точки у метро обходится в 30-70 тыс. руб. в месяц. Зарплаты продавцов — около 5 тыс. руб. в неделю. Есть бонусы и штрафы.

Ходовые аппараты — Nokia 6230 и 6300, старые модели Sony Ericsson. Дешевыми телефонами Samsung интересуются в основном пожилые люди — там шрифт крупный. Интересно, что на "белом" рынке лидер среди вендоров — тоже Nokia (на ее телефоны в первом полугодии, по данным "Евросети", пришлось 38,8% продаж). Samsung по итогам полугодия заняла 29,6% рынка, Sony Ericsson — 13,5%, LG — 6,5%.

Ради эксперимента корреспондент "Денег" попробовал продать телефон Nokia 5800 в переходах станции метро "Пражская". Новый телефон в магазине OZON.ru, например, стоит более 14 тыс. руб. Мне все продавцы как один предлагали 5-6 тыс. Телефон выглядит как новый, еще на гарантии, у меня сохранилась коробка со всем содержимым. Мой знакомый Олег сказал, что цена нормальная. В точках, торгующих старыми телефонами, с недоверием относятся к сенсорным экранам, обилию функций, не любят также раскладушки и слайдеры — нужны простые и надежные аппараты.

Не дадут много и за дорогую модель. Я спрашивал в переходе о том, не интересует ли Nokia 8800 моей подруги. Предлагали 5-7 тыс. В легальной рознице эта трубка стоит более 30 тыс. руб. Олег говорит, что в переходе продали бы за 20-25 тыс. Скорее всего, его бы не поставили на витрину, дождались бы интересующихся — случайный покупатель много не даст. И потом — об этом Олег не упоминает — на такой телефон могут обратить внимание милиционеры, высока вероятность, что объявится прежний владелец, если телефон был украден.

Теоретически палатку защищает от прежнего владельца Гражданский кодекс. "В ГК есть статья, согласно которой можно истребовать телефон у нового собственника, только если он купил аппарат непосредственно у вора,— объясняет Игорь Кузнец, юрист компании Baker & McKenzie.— Если человек, укравший телефон, продал его в ларек (который не знал, что телефон краденый), и этот ларек продал его новому владельцу (который тоже не знал, что телефон краденый), то у такого нового владельца истребовать телефон уже нельзя — вторая сделка произошла между двумя добросовестными приобретателями". Впрочем, доказать факт добросовестного приобретения телефона, к которому не прилагаются никакие документы,— непростая задача.

Неудобный закон

Законопроект, направленный на борьбу с кражей мобильных ("О внесении изменений в Федеральный закон "О связи""), госсовет Татарстана и группа депутатов из других регионов внесли в Госдуму в мае 2008 года. Но в октябре депутаты отклонили его в первом чтении. Вслед за этим думский комитет по информационной политике, информационным технологиям и связи обзавелся рабочей группой по внесению в законопроект изменений, учитывающих российскую специфику: западный опыт нам не подошел. В состав группы помимо депутатов вошли представители силовых ведомств, ФТС, Минкомсвязи, Минэкономразвития и большой тройки российских операторов.

Один из авторов законопроекта — депутат Госдумы Гульнара Сергеева (заместитель председателя думского комитета по делам федерации и региональной политике). "В нашем законопроекте предлагалось выявлять украденные телефоны по IMEI,— рассказывает она.— Но во время обсуждений с заинтересованными сторонами выяснилось, что в стране тысячи телефонов, у которых идентификационные коды совпадают. Не так важно, "серый" ли это импорт или фальсификат, все равно мы не можем отключить этих людей от связи — это нарушит конституционные права этих добросовестных приобретателей".

Действительно, по оценке компании "Евросеть", только за первые шесть месяцев 2009 года в России было продано 2 млн "серых" аппаратов на сумму около 8 млрд руб. Львиную долю этих трубок распространяют интернет-магазины, обычно по цене на 30-40% ниже рыночной: вот и объяснение популярности нелегально ввезенных аппаратов. Для сравнения: продажи на "белом" рынке в первом полугодии "Евросеть" оценила в 10,5 млн трубок (рынок рухнул более чем на треть по сравнению с аналогичным периодом 2008 года, и в денежном выражении просел сопоставимо: на 30%, то есть до 59 млрд руб.).

Теперь, рассказывает Гульнара Сергеева, рабочей группе предстоит решить, как быть с проверкой телефонов, которые поставляются в страну. "Сейчас ФТС проверяет лишь несколько телефонов в каждой партии,— говорит она.— А поставщики хоть и указывают IMEI, не несут ответственности, если номера окажутся ложными".

Но главное, определить, кто займется созданием и ведением федеральной базы IMEI. Во время одного из обсуждений законопроекта зачитывали письменный отзыв "Мегафона", в котором, в частности, говорилось, что сейчас у операторов нет технической возможности контролировать IMEI сотовых телефонов, а внедрение программно-аппаратных средств для создания регистров IMEI потребует от оператора масштаба "Мегафона" расходов в размере около $15 млн (не считая средств на эксплуатацию этой системы).

"К сожалению, хотя все заинтересованные стороны и отдают должное значимости проблемы, особенной активности в работе экспертов нет,— сетует госпожа Сергеева.— Общее мнение таково: эти функции нужно переложить на некий госорган. Потребуются бюджетные деньги, поэтому хотелось бы успеть в осеннюю сессию решить все вопросы".

"На данном этапе преждевременно говорить о какой-то конкретике,— говорит пресс-секретарь "Вымпелкома" Ксения Корнеева.— Вопрос сложный и предполагает переходный период. Сейчас все в процессе обсуждения: техническая реализация, логистика, зоны ответственности". Рабочей группе по доработке законопроекта еще предстоит найти техническое решение для блокирования похищенных телефонов в сотовых сетях. "Проблема кражи телефонов социально значима, но при ее решении законопослушные абоненты не должны испытывать сложностей и неудобств,— говорит директор по правовым вопросам компании "Мегафон" Анна Горяинова.— Блокировка похищенных телефонов операторами не будет эффективной без комплексного государственного подхода к проблеме: нужно создать единую государственную базу IMEI похищенных телефонов, а также рассмотреть возможность введения таможенного контроля за IMEI ввозимых аппаратов". "Мы сотрудничаем с регулятором по выработке технического решения. Предстоит оценить объем дополнительных затрат, связанных с установкой необходимого оборудования",— отмечает пресс-секретарь МТС Ирина Осадчая.

"При внедрении нового регулирования в области IMEI операторы могут понести потери, связанные как с недополучением части доходов, которые генерируют пользователи "серых" телефонов, так и имиджевые, связанные с лояльностью абонентов",— поделился представитель одного из операторов на условиях анонимности.

В Великобритании, например, изменение IMEI — уголовно наказуемое деяние, в российской практике такая мера тоже должна появиться. "Изменить IMEI проще простого: нужен обычный компьютер, недорогое оборудование, используемое при ремонте мобильных телефонов, и одна из множества бесплатных программ, которые легко найти в интернете,— говорит Алексей Яковлев.— Они работают по принципу "введи новый код IMEI и нажми кнопку OK", то есть доступны пользователю и с низкой компьютерной грамотностью".

Если у вас украли телефон, советует Алексей Яковлев, не стоит его сразу блокировать. Пусть вор позарится на остаток денег на счете и сделает несколько звонков — шансы оперативников, занимающихся поиском устройства, повысятся. Заявление в милицию нужно подать как можно быстрее, не забыв указать код IMEI: вдруг сработает. Особо надеяться на это, впрочем, не стоит.



ОЛЕГ ХОХЛОВ

КоммерсантЪ-Деньги
06.08.2009



Медиа Gazeta.ru припрятала «g» Издание убрало из «шапки» спорный логотип от Студии Лебедева
Интервью Елена Чувахина: Мы будем растить свои кадры Глава российского офиса FITCH о планах развития агентства в регионе
Реклама и Маркетинг RTB готовит наступление Технология к 2015 году займет 18% российского рынка интернет-рекламы
Медиа Россия в хвосте digital-лидеров ZenithOptimedia оценила крупнейшие рынки новых медиа
Реклама и Маркетинг В Россию с любовью Культовый бренд "Love is" лицензировали на российском рынке
Медиа Новостные сайты теряют аудиторию Послевыборный спад сказался на политических и бизнес-СМИ
Медиа Обнародован Единый Рейтинг веб-студий В первой тройке - Студия Артемия Лебедева, Actis Wunderman и ADV/web-engineering
Бизнес и Политика Авторы Angry Birds заработают на России Rovio рассказала о планах экспансии рынка через парки и брендированную продукцию

© Состав.ру 1998-2016, фирменный стиль Depot WPF

тел/факс: +7 (495) 225 1331 адрес: 109004, Москва, Пестовский пер., д. 16, стр. 2

При использовании материалов портала ссылка на Sostav.ru обязательна!
Администрация Sostav.ru просит Вас сообщать о всех замеченных технических неполадках на E-mail
  Рассылка 'Sostav.ru - ежедневные новости маркетинга, рекламы и PR.'   Rambler's Top100         Словарь маркетинговых терминов