Sostav.ru - Маркетинг Реклама PR
Текст Видео Принты Блоги
Сотка
Медиа|Реклама|Брендинг|Маркетинг|Бизнес|Политика и экономика|Социум|Фестивали|Бизнес-блоги 

Версия для печати

Профессионалы потребительского спорта

Количество потребительских исков в России стремительно увеличивается, а под вывеской общества защиты прав потребителей чаще всего скрывается юридический бизнес. Развернуться до западных масштабов ему мешает судебная практика: взыскать крупные суммы за моральный ущерб пока не удается. И даже если суд выигран, зачастую компаниям удается игнорировать его решение.


Судоперепроизводство
Житель Нижнего Новгорода Роман З., выиграв полтора года назад тяжбу с мебельной фирмой из-за дивана, изготовление которого просрочили на полгода, увлекся сутяжничеством не на шутку. Только за прошлый год у него было девять судов с компаниями — в шести он одержал победу. С кем только не судился: с районными службами за открытый во дворе его дома люк, с сервисным центром, где четыре месяца чинили его телевизор, с банком за списанные 100 руб. на услуги, которые он не заказывал. Средняя цена иска — 5-6 тыс. руб., что при его зарплате руководителя отдела в рекламной компании не так уж и много. "Дело не в деньгах, а в принципе,— уверяет Роман.— Каждая победа в суде доставляет радость. Это круче, чем азартные игры".

В судебном департаменте Верховного суда РФ "Деньгам" сообщили, что количество потребительских исков увеличивается с каждым годом примерно на 30%. В 2007 году было около 95 тыс. исков потребителей к компаниям, предлагающим товары и услуги. В 2008-м — уже 124 тыс., из них 68 тыс. — в пользу потребителей. Увеличивается число исков и к финансово-кредитным учреждениям: почти 14 тыс. в 2008 году против 10 тыс. в 2007-м, причем в прошлом году 10 тыс. судебных разбирательств окончились в пользу клиента.

Самые "деньгоемкие", замечает Сергей Беляев, руководитель общественного объединения "Сутяжник",— это иски потребителей к строительным компаниям, а также иски, связанные со страхованием автомобилей при серьезном ущербе. Размер таких исков может достигать нескольких сотен тысяч, а то и миллионов рублей. Совсем мелкие иски связаны обычно с бытовой техникой, а также с ЖКХ: иногда жильцы воюют в суде с управляющими компаниями за то, что те накрутили лишние несколько сотен рублей за электричество. Середина — все остальное (претензии к производителям мебели, моральные компенсации инвалидам, которых не пускают на борт самолета, и т. д.).

"По статистике, примерно 10% пострадавших в России потребителей обращаются в суд,— рассказывает Вера Грехова, юрист-эксперт РОО "Общество защиты прав потребителей "Резонанс"".— Бывает и так, что судебные тяжбы затягивают человека. Это ведь заразительно, особенно если твои требования удовлетворены. У меня есть знакомый, у которого однажды колесо его дорогого автомобиля попало в открытый канализационный люк, машина была повреждена. С помощью адвоката он выиграл суд у балансосодержателя канализационных сетей. После этого случая он заключил с адвокатской конторой договор о постоянном обслуживании и стал разрешать конфликты с различными организациями в суде, причем успешно. Адвокаты называют его теперь между собой "золотым люком"".

Как утверждает Вера Грехова, закон "О защите прав потребителей" в России лоялен потребителю: "В том виде, в каком он был принят в 1992 году, сегодня его не приняли бы: сильно предпринимательское лобби". Несмотря на рост правовой активности россиян, потребителей-"перехватчиков", занимающихся сутяжничеством чуть ли не профессионально, в России единицы, говорит Дмитрий Янин, председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП). Просто пока суммы компенсации морального вреда не греют.

Малые средства
"Не думаю, что у нас можно жить на судах по потребвопросам. Слишком малы компенсации и неустойки,— полагает юрист общества защиты прав потребителей (ОЗПП) "Общественный контроль" Андрей Семенов.— Классический пример с авиаперевозками. На Западе выгодно вкладываться в безопасность полетов, так как в случае чего компенсации исчисляются миллионами долларов, у нас дешевле расплатиться с родственниками погибших (речь о сотнях тысяч рублей), чем серьезно тратиться на соблюдение требований безопасности. У нас компенсация морального вреда по иску о защите прав потребителя, достигающая хотя бы 30-50 тыс. руб.,— вызывающе редкий случай. То же самое с неустойками, сильно урезаемыми судами из соображений "справедливости" и "соразмерности"".

"Все громкие дела в России часто заканчиваются невысокими выплатами",— подтверждает Дмитрий Янин. В 2008 году за гибель человека по вине компании выплачивали не более 300 тыс. руб. Если вам оторвало руку, к примеру, то вряд ли вы получите больше 40 тыс. руб. компенсации. Есть, правда, позитивные тенденции: депутаты записали недавно в Воздушном кодексе, что за гибель человека по вине перевозчика родственникам погибшего должны выплатить около 2 млн руб. В Европейском союзе эта сумма на порядок больше.

Проблема отчасти в правовой отсталости России. "Законодательство в сфере защиты прав потребителей по некоторым вопросам у нас на уровне 50-х годов США,— считает Дмитрий Янин.— У нас не регламентируются права заемщиков, деятельность коллекторов. В Великобритании, к примеру, прописаны отдельно права потребителей в сфере телекоммуникаций, в сфере кредитования и т. д. Наши авиаперевозчики работают согласно Варшавской конвенции 1925 года, в то время как цивилизованные страны ориентируются на Монреальскую конвенцию 1999 года. Пассажир зарубежных авиакомпаний стран, ратифицировавших данную конвенцию, может получить за потерянный багаж компенсацию $1,4 тыс. В России эта сумма в разы меньше. За десять часов задержки рейса по вине авиакомпании вам заплатят 250 руб.".

"Сейчас мы снова судимся с авиакомпанией "Сибирь" — на этот раз на борт самолета не пустили слепого человека. Подали иск на 1 млн руб., но, скорее всего, получим в итоге, как и в прошлый раз, 50 тыс. руб., из них 25% по закону достанется государству, 25% — нам, остальное — пострадавшему",— рассказывает Дмитрий Янин.

Исполнение и наказание
На интернет-форуме потребителей-сутяжников ozpp.ru за последние полгода — десяток жалоб на невозможность получить деньги уже после победы в суде. "Выиграла суд с "Кухнями России" — ООО "Виртус", но деньги мне возвращать они не собираются. Это мне пристав так говорит,— пишет пользователь Natalialeo.— Говорит, что фирмы ООО "Виртус" больше нет и деньги брать не с кого. Гендиректор закрыл ООО "Виртус", а открыл ООО "Бризкар", тоже "Кухни России"". Вообще говоря, "пластическая операция" на юрлице — распространенная уловка компаний, не желающих платить. Иногда фирма ждет, пока накопится десяток-другой исков, прежде чем сменить регистрацию, чтобы не связываться с этим из-за одного дела.

"По официальным данным, исполняется лишь около 50% судебных решений,— говорит Вера Грехова.— По нашему мнению, эта цифра вдвое меньше". "Проблема неисполнения судебных решений достаточно остра,— подтверждает юрист Андрей Семенов.— В частности, из-за практики использования фирм-пустышек (на жаргоне — "мартышек"), существующих только на бумаге, из-за безобразной работы приставов-исполнителей. С другой стороны, в связи со вступлением в силу год назад нового закона об исполнительном производстве, предоставившего право взыскателю обращаться с исполнительным листом непосредственно в банк, где счет организации, процедура несколько упростилась: если фирма "белая", то решение по взысканию исполнить можно. Но адекватно работающие организации чаще всего и не доводят потребительские дела до затратных для них судебных решений".

Дмитрий Янин считает, однако, что 80% невыплат по исполнительному листу — завышенная цифра: "В 2008 году деньги получали точно более половины потребителей, выигравших суд. Серьезные проблемы с получением средств были разве что в 1998 году, после дефолта, и в 1994 году, когда было много финансовых пирамид. Сейчас основные способы компании избежать выплаты — это ликвидация юрлица и затягивание суда при помощи бесконечных переносов. Некоторые компании пытаются заключать с клиентами договоры, ограничивающие подсудность споров. Это не вполне законно, мы доказываем в суде недействительность таких договоров. Сейчас сам истец может прийти с исполнительным листом в банк, в котором находится счет компании, и потребовать списания средств по этому исполнительному листу. Если счет ответчика пуст, судебные приставы могут описать его имущество. В 90% случаев решение будет исполнено".

У пресс-службы Федеральной службы судебных приставов нет точной статистики по количеству неисполненных решений суда по потребительским делам, но и там заметили, что "проблемы с этим бывают достаточно часто". По данным на март 2009 года, в России было более 13 млн неисполненных судебных решений (речь идет не только о компаниях, но и о физических лицах — неплательщиках алиментов и т. д.).

Общества по потребительским интересам
Дмитрий Янин, пожалуй, самый известный отечественный борец за права потребителей. Я это поняла, общаясь с ним по телефону: Янин параллельно договаривался о съемках на телевидении, да и в процессе разговора в его офисе, судя по фоновым репликам, проходила какая-то съемка. Однако одними интервью сыт не будешь.

Интернет-журнал о лоббизме Lobbying.ru утверждает, что Янин, возможно, работает в интересах крупных западных табачных компаний, потому что он регулярно выступает в СМИ с идеей повышения акцизов на табачную продукцию, то есть преследует цель "вычистить с прилавков дешевые сигареты". Ресурс пишет со ссылкой на издание "Деловой Петербург" о том, что с 1998-го по 2000 год ряд проектов КонфОП финансировала табачная компания Philip Morris, с ее помощью КонфОП издавала журнал "Впрок".

Однако Дмитрий Янин подобные слухи опровергает: "Телепрограмма "Впрок" на НТВ и одноименный журнал не были нашими проектами. Слухи о том, что мы работаем в интересах зарубежных табачных компаний,— полная ерунда. Мы сейчас судимся с Philip Morris из-за незаконной рекламы в метро, судимся также с Japan Tobacco из-за неправомерного использования термина "легкие сигареты". У нас жесткие отношения с табачниками".

КонфОП, по словам Дмитрия Янина, существует за счет грантов, юридических услуг и членских взносов: "В нашу конфедерацию входят 42 общества защиты прав потребителей, членские взносы составляют 0,5% от дохода каждой организации". Сам Янин, ведущий бурную публичную деятельность, юриспруденцией не занимается.

Дмитрий Янин не отрицает, что нечестные игры в сфере борьбы за права потребителей существуют: "Когда некое общество защиты прав потребителей покупает площадь в одной общефедеральной газете и публикует там материал на правах рекламы, в котором критикует конкретный банк, это вызывает вопросы". В Москве насчитывается несколько десятков обществ по защите прав потребителей. В России их более сотни. Большинство — это просто юридический бизнес с красивой вывеской.

Некоторые общества занимаются "рейдами с проверками". "Они дискредитируют саму идею защиты прав потребителей. Мы считаем, что этим должны заниматься госслужбы,— убежден Дмитрий Янин.— А то получается так: в проверяющих органах недавно была волна сокращений, теперь уволенные специалисты организуют так называемые общества защиты прав потребителей и сдирают с мелкого бизнеса по 3-5 тыс. руб. за решение проблемы в досудебном порядке. Это взяточничество".

В советские времена, вспоминает эксперт, были комитеты народного контроля: "По сути, это была подмена контролирующих органов. И сейчас советский пережиток остался". Зачатки цивилизованной борьбы за права потребителей появились лишь в 1989 году с созданием Федерации обществ потребителей СССР.

"У ОЗПП может быть два источника дохода в России — это либо гранты от государства или от западных благотворительных фондов, либо юридические услуги и членские взносы,— рассказывает Дмитрий Янин.— 40-минутная консультация в обществе "Резонанс" будет стоить 800 руб., подготовка искового заявления — 2,5 тыс. руб. Столько же стоит представление интересов клиента в суде по время судебного слушания. В Обществе прав потребителей Московской области за подготовку искового заявления возьмут 1 тыс. руб. за претензию к товару стоимостью до 10 тыс. руб. За одноразовое представление интересов клиента во время досудебных переговоров или во время проведения экспертизы — 3,5 тыс. руб. Если ОЗПП представляет интересы истца в суде, то в случае победы обществу помимо гонораров достается еще 25% выигранных денег. Мы недавно таким образом заработали 12,5 тыс. руб., выиграв суд с авиакомпанией "Сибирь": мы защищали интересы инвалида, которого не пустили на борт самолета".

"Есть императивная норма закона "О защите прав потребителей", говорящая о том, что если суд выносит решение по потребительскому вопросу в пользу истца, то сверх взысканной суммы взыскивает штраф (за неудовлетворение требований потребителя в добровольном порядке) в размере 50% от взысканной в пользу потребителя суммы,— объясняет юридические нюансы Андрей Семенов.— Если в защиту потребителя выступала организация, то половина штрафа полагается ей". Но на практике это работает не всегда. Иногда суды просто забывают назначить штраф, иногда — определить, что часть его идет в пользу организации, а обжаловать решение только из-за штрафа вредно для потребителя, так как оттягивается вступление решения в силу. Такие специфические права имеют только НКО, которые зарегистрированы как общества защиты прав потребителей (то есть это прописано в их уставе).

У России нет государственной консультационной помощи потребителям — в отличие, скажем, от Великобритании. Консультации есть лишь в отдельных муниципалитетах или городах. Например, в Екатеринбурге уже около 20 лет существует комитет по защите прав потребителей при администрации города. Особенно актуально создание подобных служб в маленьких городах, где нет платежеспособного спроса на юридические услуги.

Еще одно отличие России от Запада: там многие общества живут за счет бурной издательской деятельности. В США Consumer Union выпускает журнал о защите прав потребителей, у которого миллионы подписчиков. Годовой бюджет этого общества составляет $300 млн. Эти деньги позволяют обществу покупать автомобили и устраивать crash-тесты, проводить информационные кампании. В России бюджет ОЗПП, по оценке Дмитрия Янина, в лучшем случае 20-30 млн руб. в год, то есть в 300 раз меньше, чем в США. В региональных обществах годовой бюджет может составлять всего 120 тыс. руб. в год.

Впрочем, у нас тоже начинают появляться адвокаты, делающие себе имя на громких потребительских судебных процессах. К ним можно отнести и Андрея Семенова, юриста "Общественного контроля". Он неоднократно судился "за две копейки" с "Российскими железными дорогами". В апреле 2006 года суд по требованию "Общественного контроля" признал противоправным взимание с пассажиров электропоездов суммы в размере 50 руб. за выход на конечной станции. 3 февраля 2009 года решением суда действия ответчика по взиманию в "кассе на выход" с пассажира, не имеющего билета, суммы, большей, чем стоимость проезда по расстоянию, которое он проехал, признаны незаконными.

"В судах я участвую в основном как представитель либо истца-потребителя, либо нашей организации, которая обращается в суд в защиту прав и законных интересов истца-потребителя или неопределенного круга потребителей, как это было в делах с РЖД. Истец же — это непосредственно тот человек, который обращается в суд за защитой своих нарушенных прав. В качестве истца лично я обращался в суд последний раз пару лет назад (судился по мелочи — по поводу обмена мобильника). Работа в "Общественном контроле" — мое единственное занятие",— говорит Андрей Семенов.

Законом "О защите прав потребителей" предусмотрен специфический статус организаций, защищающих права потребителя. Такого рода организации вправе обращаться в суд в защиту интересов другого лица (при условии, что вопрос потребительский и есть просьба самого потребителя). Процессуальный статус этих организаций, объясняет Андрей Семенов, похож на статус прокурора в гражданском процессе: "Мы самостоятельный процессуальный участник, мы вправе выступать в суде, заявлять ходатайства, обжаловать решения суда. ОЗПП освобождены от всех судебных расходов".

Американский адвокат Ральф Нейдер после серии выигранных судебных дел написал книгу "The Consumer Revolution" ("Потребительская революция") и трижды выдвигался в президенты США от Партии зеленых. А свое состояние в несколько миллионов долларов Нейдер сколотил в основном благодаря компенсациям, отсуженным у крупных корпораций. По данным Американской ассоциации юристов, адвокаты, занимающиеся подобными делами в США, за часовую консультацию берут $500. В случае победы в суде они получают "гонорар успеха", который обычно равен 33% от суммы иска. В России "гонорар успеха" вообще запрещен. Так что российские адвокаты сколотить миллионные состояния на потребительских делах пока не надеются. Если, конечно, Верховный суд не пересмотрит суммы компенсаций за жизнь, здоровье и психологический комфорт потребителя.


АНАСТАСИЯ КАРИМОВА



КоммерсантЪ-Деньги
09.04.2009



Медиа Gazeta.ru припрятала «g» Издание убрало из «шапки» спорный логотип от Студии Лебедева
Интервью Елена Чувахина: Мы будем растить свои кадры Глава российского офиса FITCH о планах развития агентства в регионе
Реклама и Маркетинг RTB готовит наступление Технология к 2015 году займет 18% российского рынка интернет-рекламы
Медиа Россия в хвосте digital-лидеров ZenithOptimedia оценила крупнейшие рынки новых медиа
Реклама и Маркетинг В Россию с любовью Культовый бренд "Love is" лицензировали на российском рынке
Медиа Новостные сайты теряют аудиторию Послевыборный спад сказался на политических и бизнес-СМИ
Медиа Обнародован Единый Рейтинг веб-студий В первой тройке - Студия Артемия Лебедева, Actis Wunderman и ADV/web-engineering
Бизнес и Политика Авторы Angry Birds заработают на России Rovio рассказала о планах экспансии рынка через парки и брендированную продукцию

© Состав.ру 1998-2016, фирменный стиль Depot WPF

тел/факс: +7 (495) 225 1331 адрес: 109004, Москва, Пестовский пер., д. 16, стр. 2

При использовании материалов портала ссылка на Sostav.ru обязательна!
Администрация Sostav.ru просит Вас сообщать о всех замеченных технических неполадках на E-mail
  Рассылка 'Sostav.ru - ежедневные новости маркетинга, рекламы и PR.'   Rambler's Top100         Словарь маркетинговых терминов