Sostav.ru - Маркетинг Реклама PR
Текст Видео Принты Блоги
Сотка
Медиа|Реклама|Брендинг|Маркетинг|Бизнес|Политика и экономика|Социум|Фестивали|Бизнес-блоги 

Версия для печати

Дело на блюдечке

В магазинах готового бизнеса — сезон распродаж. Малые бизнесмены под тяжестью кредитов или, наоборот, невозможностью их получения расстаются со своими объектами, подчас прибыльными. Правда, по дешевке такие все равно не купить: в кризис они тоже ценятся. Вне конкуренции аптеки, хороши также продмаги и ремонтные мастерские. Ситуация с салонами красоты и фитнес-клубами неоднозначная, а с турфирмами и промпредприятиями, как правило, плохая.


Магазины магазинов
Магазин, в котором можно купить магазин или другой готовый бизнес,— это прежде всего витрина, на которой собираются предложения,— интернет-сайт. "Это не просто доска объявлений, сотрудники берут на себя всю процедуру продажи, начиная от проверки бизнеса, предпродажной подготовки и кончая переоформлением документов в налоговой,— заявляет гендиректор агентства бизнеса "Ваша фирма" Алексей Миронов.— Нашей компетенции хватает, чтобы оценивать бизнес".

Стоимость услуг бизнес-брокера — в среднем 5-10%. Если сделка большая, можно договориться о фиксированном гонораре. В случаях с мелкими сделками иногда назначается минимальная граница стоимости услуг. Скажем, в петербургской компании "Бизнес-эксперт" в таких случаях берут не менее 70 тыс. руб.

По количеству предложений в базе бизнес-брокера (зачастую вся база доступна прямо на интернет-сайте посредника) можно понять, как он работает с клиентами. Если бизнесов на продажу несколько тысяч, скорее всего, это неэксклюзивные предложения, которые можно найти и в других базах. По такой схеме работает, например, гендиректор "Бизнес-эксперта" Егор Падалкин: продавец может попасть в его базу, ответив всего на несколько вопросов о своем бизнесе. При таком отборе реальный интерес, по словам Падалкина, может вызывать лишь десятая часть выставленных объектов, на остальные, выставленные "на удачу", цена безбожно завышена. С этими 10% предложений и ведется работа: посредник целенаправленно ищет покупателей. Есть и брокеры, в базе которых всего несколько сотен предложений. Зато реальная работа (то есть не просто вывесить объявление, а оценить инвестиционную привлекательность объекта, поискать покупателя) ведется по каждому. Иногда, чтобы попасть в базу, продавцу приходится платить посреднику около $1 тыс.

Самое старое предприятие на рынке — "Магазин готового бизнеса", который в 2000 году основал адвокат Вадим Самсонов, он и сейчас член совета директоров "Магазина". Участники рынка называют еще три-четыре серьезные компании, действующие в Москве, например "Бизнес-брокер", "Магазин инвестиций" или "Ваша фирма". Свои конторы есть и в некоторых регионах. По мере развития кризиса, прогнозируют брокеры, предложений будет все больше: уже сейчас, замечает Вадим Самсонов, их число выросло на треть.

Все на распродажу
"Ценник на готовый бизнес серьезно упал,— говорит гендиректор оценочной компании СТОК Игорь Дьячков.— Например, мне приходилось оценивать салон красоты в районе метро "Октябрьское поле", 206 метров площади, прямая аренда у города за 130 тыс. руб. в месяц. Владелец еще месяц назад просил $65 тыс., сейчас готов уже отдать за сорок".

Из-за кризиса в санкт-петербургском центре продажи бизнеса "Бизнес-эксперт" сделок стало больше, как рассказывает Егор Падалкин, но не очень доходных. "Категория покупателей и покупаемых объектов изменилась,— жалуется Падалкин.— Сейчас это люди с 3-5 млн руб. Раньше основные покупатели располагали 5-15 млн. То есть на рынок вышли мелкие инвесторы, а люди с деньгами побольше ждут лета, когда, по их расчетам, можно будет купить подешевевшую недвижимость и открывать бизнес на своих площадях".

Смещение продаж в более низкий ценовой сегмент отмечают и в Москве. По словам Игоря Дьячкова, к нему часто обращаются при проведении сделок купли-продажи для оценки продаваемого бизнеса. "В последнее время на оценку приходят только с малыми предприятиями: салоны красоты, парикмахерские, мелкие ремонтные мастерские, автомойки, маленькие продуктовые магазины,— говорит он.— Продают их в основном в связи с кризисом, потому что все эти предприятия так или иначе были завязаны на кредитование, которое свернулось".

"Магазин готового бизнеса" ориентируется на более дорогие объекты, и, судя по его продажам, спрос в этом сегменте снизился. "Раньше в месяц проходило 4-5 продаж, теперь — одна-две,— говорит Вадим Самсонов.— Спрос слабый, потому что цена пока не сильно опустилась. Если "голубые фишки" упали втрое, то малый и средний бизнес — на 20-30%. Продавцы пока не хотят верить, что цену надо сбрасывать".

Мысль о том, что малый бизнес пока не прочувствовал в полной мере кризиса, разделяет и руководитель московского департамента поддержки и развития малого предпринимательства Михаил Вышегородцев. Он считает, что дело пока ограничивается ожиданиями худшего, подогреваемыми прессой. "Мы постоянно мониторим ситуацию, ведем опросы предпринимателей,— рассказывает Вышегородцев.— До Нового года 10-15% предпринимателей говорили, что на них повлиял кризис, теперь их около 20%. Сразу после Нового года 10% опрошенных утверждали, что кризис не коснулся их и даже был некоторый подъем бизнеса, теперь эта цифра сошла на нет".

Впрочем, власть уверена в том, что в 2009-м бизнес-активность будет не только падать, но и расти. В Москве запускается программа поддержки малого бизнеса субсидиями, благодаря которой планируется открыть за год около 2 тыс. предприятий с 20 тыс. рабочих мест. "Субсидии для предпринимателей на создание бизнеса — до 200 тыс. руб., причем, думаю, мы их повысим до 300-350 тыс. Для молодых предпринимателей сумма выше — до 700 тыс.,— рассказывает Вышегородцев.— Чтобы ее получить, бизнесмен должен и сам вложиться в проект. Мы не думали о том, что человек в рамках программы будет покупать готовый бизнес. Возможно, и такой вариант будет рассматриваться".

Бизнес-брокеры ожидают не открытия новых объектов, а попыток продать уже существующие. Вадим Самсонов думает, что накопление базы "выстрелит" сделками к концу года.

Лекарственная зависимость
Среди сопротивляющихся снижению цен малых предприятий безусловный лидер — аптеки. Инвесторы, похоже, поверили в неэластичность спроса на лекарства. "Не думаю, что кризис будет настолько глубоким, что люди перейдут на травы и отвары. Так что аптеки не должны пострадать",— говорит Михаил Вышегородцев.

Аптеки покупают как сетевые игроки, так и те, кто хочет получить единственное доходное предприятие.

Игорь Страмилов, владелец сети "Флория", состоящей из 144 аптек в России (25 из них в Москве),— постоянный клиент бизнес-брокеров, причем выступает как покупателем, так и продавцом. С посредниками он сотрудничает с 2005 года. "Открывая объект сам, чтобы выйти на операционный ноль, я затрачиваю около 12-13 месяцев. За это время я трачу 5-6 млн руб.,— объясняет он преимущества покупки готовой аптеки перед созданием новой.— Если я могу вместо этого купить объект уже с операционным плюсом, затрачивая примерно те же деньги,— естественно, выгоднее купить, чем открывать самому".

Минус — деньги надо выложить сразу, не растягивая инвестиции на год. Однако, по словам Страмилова, проблемой это стало только в последние четыре месяца из-за дорогих кредитов. До кризиса прибыль, которую приносила купленная аптека, почти вдвое превышала платежи по кредитам. Страмилов доволен сотрудничеством с бизнес-брокерами и потому, что ему не приходится самому постоянно следить за изменчивым рынком мелких игроков: он в аптечном деле с 1997 года и знаком со всеми владельцами крупных сетей, а вот за всеми владельцами одной-двух аптек не уследишь. А для брокера такой мониторинг — хлеб.

Продает свои аптеки Игорь Страмилов, например, в случае если ими сложно управлять из-за географической удаленности. Последняя такая сделка — продажа сети из 64 аптек в Чите. В Москве приходится продавать по другой причине: поставщики перестали давать отсрочки по платежам, нужна ликвидность, чтобы с ними расплатиться. По словам Страмилова, в таком случае он продает лакомые куски, то есть аптеку, которая приносит хороший доход. За нее дадут больше всего денег.

Дмитрий Каннер, 30-летний врач-хирург и кандидат медицинских наук, владеет одной аптекой: купил в июне 2008-го за $200 тыс. Были предложения и вчетверо дешевле, но Дмитрий, новичок в этом бизнесе, искал уже выстроенное дело. Он говорит, что аптека приносит ему сейчас $10 тыс. ежемесячно. Объявление бизнес-брокера он увидел в газете и, понимая, что идет на риск, проверял аптеку со знакомыми аудиторами. Бизнес-брокер, замечает Каннер, проверял объект отдельно, обе проверки показали одинаковые результаты. "Мое медицинское образование не помогает мне в управлении аптекой, — признается предприниматель.— Но владельцу даже необязательно знать названия всех лекарств. Там есть управляющая, которая заведует ассортиментом. Моя роль сводится к контролю финансовых показателей: час в день уходит на то, чтобы заехать в аптеку и проверить, как идут дела".

Еще больше, по свидетельству исполнительного директора компании "Магазин инвестиций" Натальи Тушевской, в привлекательность своего бизнеса верят продавцы аптек. "Прибыльные бизнесы владельцы не хотят сливать за любые деньги,— говорит она.— Некоторые ставят ценник выше, чем мы рекомендуем. В фармацевтике появляется спрос и за счет тех, кто в стабильное время инвестировал бы куда-то еще". Действительно, если взглянуть на предложение бизнес-брокеров, среди сотен продающихся предприятий лишь три-четыре окажутся фармацевтическими (из 409 предложений "Магазина готового бизнеса" три — это аптечные сети и еще одно — сеть оптик).

Брокеры говорят, что помимо фармацевтики хорошо продаются продмаги, автосервисы, парикмахерские. По словам Михаила Вышегородцева, с таким бизнесом не прогадаешь: "Пострадает, например, туристический бизнес, предприятия, которые обслуживали крупный бизнес, консалтинговые фирмы или полиграфия. А продмаги шаговой доступности, химчистки, парикмахерские, мастерские по ремонту бытовой техники сохранят заказы".

Неоднозначно дела идут у салонов красоты, SPA или фитнес-центров. С одной стороны, по свидетельству Натальи Тушевской, покупатель смотрит на такие предприятия с сомнением: в кризис потребитель будет отказываться от услуг, без которых можно обойтись. С другой стороны, экономические показатели многих из них не пострадали. "Люди продолжают ходить в салоны красоты — может, это помогает от депрессии,— говорит Игорь Дьячков.— Недавно мой знакомый открыл фитнес-центр около метро "Алексеевская". За месяц он продал полторы тысячи годовых карт, хотя объект еще не был достроен".

Хуже дела идут у производственных предприятий, будь то мебельщики или изготовители стройматериалов: покупать их не торопятся. У "Магазина готового бизнеса" 63 предложения в рубрике "производство". "Все проекты на производственных площадках заморозились, так что по ним самое большое предложение, — говорит Вадим Самсонов.— Но покупателя не находится: цена пока не упала достаточно". Несмотря на то что в Москве заморожено множество новостроек, строительные компании в ассортименте магазинов готового бизнеса практически не представлены (5 из 409). Михаил Вышегородцев считает, что малый строительный бизнес может найти заказы от города даже в период кризиса: "Мы приняли серьезное решение, которое позволит частично компенсировать потери малых подрядчиков от заморозки объектов. Конкурс на проведение капремонта стоимостью до 15 млн руб. будет проводиться только среди малого бизнеса. Малые предприятия могут переключиться со строительства на ремонт. В прошлом году на капремонт город потратил 40 млрд руб., в этом году потратит не меньше".

Особенности национальной оценки
Базовая проблема покупки и продажи малого бизнеса в России — трудности с его оценкой. Теоретически проблем нет: уважающий себя бизнес-брокер сможет, используя довольно сложные методики (например, методика американской ассоциации бизнес-брокеров), оценить продаваемый бизнес. Будут учтены не только материальные активы и показатели, но и составляющие вроде репутации, лояльности клиентов и сотрудников.

"Никакие умные схемы по оценке бизнеса у нас не работают,— возражает Наталья Тушевская.— Единственный критерий — срок отбивки вложенных средств. Как правило, подсчитывается показатель прибыли и цена бизнеса определяется исходя из двух лет окупаемости. Два года сейчас — предельный срок, который инвесторы готовы оплатить. В связи с кризисом цифра движется к понижению, к середине года может дойти до полутора лет".

"Оценить бизнес, анализируя доходы, практически невозможно. Чаще всего просят сделать оценку активов,— говорит Игорь Дьячков.— Оборудование, ремонт — вещи, которые можно пощупать, я их оцениваю". По словам Дьячкова, конечную цену покупатель и продавец устанавливают сами, но она незначительно превышает стоимость активов. Если у человека доходный бизнес, он его не станет продавать, уверен Дьячков. На продажу обычно выставляется дело, которое предстоит доводить до ума.

Из-за проблем с оценкой бизнес-брокерам бывает трудно убедить продавцов назначить ценник, который мог бы привлечь покупателя. Не всем удается объяснить, что затраты на бизнес предыдущего хозяина не волнуют нового покупателя, жалуется Егор Падалкин. "Взять, к примеру, ресторан. Можно вложить огромные деньги в ремонт,— утверждает Падалкин,— который никому не интересен: покупатель видит кафе в другом формате. Продавцу это объяснить сложно". Тем не менее фирма Падалкина выставляет цену, указанную продавцом, предупреждая, что продаваться будет долго. Фирма такими объектами занимается лениво, шансы продать и получить комиссию невелики. Но тут, конечно, не без чудес: один автосервис, безуспешно продававшийся полтора года, вдруг заинтересовал инвестора, который тут же его купил.

Откуда придет покупатель
Массовые невыплаты по кредитам — трагедия для банкиров, а бизнес-брокеры эту ситуацию собираются использовать в своих интересах. "Мы проводим переговоры с несколькими довольно крупными банками,— делится Вадим Самсонов.— У них накапливаются нехорошие активы в малом и среднем бизнесе, которые были заложены за кредит. Мы предлагаем взять эти компании в управление, повысить их капитализацию и продать".

С кем именно будет сотрудничать "Магазин готового бизнеса", не уточняется. Банки предпочитают не комментировать тему своих плохих активов, однако неофициально финансисты признают, что ресурсов для того, чтобы разбираться с множеством малых бизнесов, у них просто нет. Поэтому чаще всего просто распродаются их активы, хотя продать предприятие целиком было бы выгоднее.

Гендиректор агентства бизнеса "Ваша фирма" Алексей Миронов говорит, что инвестиционные фонды заинтересованы во вложениях в его товар. "Акции поплыли, когда они стабилизируются, неизвестно, а бизнес в любом случае дает доход,— убежден Миронов.— Ликвидность у инвестфондов осталась — куда-то ее надо вложить".

Какой именно фонд заинтересовался таким предложением тоже коммерческая тайна. Однако "Деньгам" удалось найти инвестора, готового вкладываться в подешевевшие бизнесы. По словам Льва Третькова, исполнительного директора управляющей компании "РОЭЛ Управление проектами", занимающейся прямыми инвестициями, сейчас можно купить предприятие с долгами за один рубль, и это очень выгодно.

Впервые он обратился к бизнес-брокерам восемь лет назад: надо было распродавать непрофильные активы в разных регионах. Сейчас, наоборот, подыскивает через посредников бизнесы на покупку. Задача — вывести купленный бизнес на новые экономические показатели и перепродать. Посредники, например, помогли найти Третьякову торгово-развлекательный комплекс в Нижегородской области и лесопромышленное предприятие в Тверской. "Напрямую на продавца можно выходить, когда хорошо знаешь отрасль, можешь оценить все сам,— делится Третьяков.— Если отрасль или регион не знакомы, лучше работать с профессиональными бизнес-брокерами. Они помогут правильно оценить. Кроме того, возможно, они купят бизнес чуть дешевле. Когда мы обращаемся напрямую к продавцу, он, видя крупную компанию, завышает цену".

В целом инвестфонды осторожничают. До кризиса из-за перегрева рынка инвестфонд Baring Vostok, вкладывающий в среднее предпринимательство, инвестировал медленно. И сейчас не торопится.

"Сегодня действительно уникальное время для фондов прямых инвестиций, и при грамотном подходе они могут сделать одни из лучших своих проектов,— говорит один из партнеров Baring Vostok Capital Partners Андрей Костяшкин.— Однако я ожидаю, что ситуация будет ухудшаться. Потрясения будут продолжаться как минимум полтора-два года. Ошалев от открывшихся возможностей, есть риск быстро вложиться в компанию, которая успешно развивалась в последнее время, а затем резко подешевела". В условиях продолжающегося кризиса ситуация в такой компании может и дальше ухудшаться, и реальное время покупок настанет, когда пусть не всем, но хотя бы охотникам за активами станет понятно, как компания переживет ближайшие два-три года.

ИВАН ЖДАКАЕВ



КоммерсантЪ-Деньги
25.02.2009



Медиа Gazeta.ru припрятала «g» Издание убрало из «шапки» спорный логотип от Студии Лебедева
Реклама и Маркетинг Елена Чувахина: Мы будем растить свои кадры Глава российского офиса FITCH о планах развития агентства в регионе
Медиа RTB готовит наступление Технология к 2015 году займет 18% российского рынка интернет-рекламы
Медиа Россия в хвосте digital-лидеров ZenithOptimedia оценила крупнейшие рынки новых медиа
Реклама и Маркетинг В Россию с любовью Культовый бренд "Love is" лицензировали на российском рынке
Медиа Новостные сайты теряют аудиторию Послевыборный спад сказался на политических и бизнес-СМИ
Медиа Обнародован Единый Рейтинг веб-студий В первой тройке - Студия Артемия Лебедева, Actis Wunderman и ADV/web-engineering
Реклама и Маркетинг Авторы Angry Birds заработают на России Rovio рассказала о планах экспансии рынка через парки и брендированную продукцию

© Состав.ру 1998-2016, фирменный стиль Depot WPF

тел/факс: +7 (495) 225 1331 адрес: 109004, Москва, Пестовский пер., д. 16, стр. 2

При использовании материалов портала ссылка на Sostav.ru обязательна!
Администрация Sostav.ru просит Вас сообщать о всех замеченных технических неполадках на E-mail
  Рассылка 'Sostav.ru - ежедневные новости маркетинга, рекламы и PR.'   Rambler's Top100         Словарь маркетинговых терминов